X

Новости

Сегодня
Вчера
16 ноября 2018
15 ноября 2018

«То, что не имеет имени, не существует»: почему нужно идти на выставку «Имя рек» в PERMM

Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным

Тема долин малых рек в Перми, похоже, раскачалась окончательно и всерьёз. «Звезда» и так регулярно пишет на эту тему, но до сих пор наши статьи о малых реках были связаны в основном с локальными активистскими и художественными практиками. Однако 31 августа произойдёт событие принципиально иного масштаба: большая выставка, полностью посвящённая речным долинам, откроется в музее PERMM и займёт в нём все три этажа. Накануне этого события (которое, по идее, можно считать большим достижением пермского активистского сообщества, заинтересовавшего этой повесткой государственный музей) мы повстречались с куратором выставки — российским художником и арт-критиком Дмитрием Пиликиным — и узнали, чего нам ожидать от нового большого проекта PERMM.

Петербуржец Дмитрий Пиликин не особенно близко знаком с Пермью, а специфика проекта, куратором которого он выступил, требовала понимания местного контекста. Поэтому первое, что Дмитрий сделал по приезду в Пермь около месяца назад — спустился в долину реки Егошихи. Его проводником стала, разумеется, Надежда Баглей.

— Погода плохая, дико скользко, склон крутой, — вспоминает Дмитрий, — а Надежда — она такая, ей пофиг, она идёт и идёт. Потрясающая.

Надежда Баглей — пермский активист, организатор движения «Слушай соловья» Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным

Помимо, собственно, русла Егошихи и окружающей природы, Дмитрию из той экскурсии больше всего запомнился квартал еврейского кладбища. Сами по себе впечатления от квартала на будущей выставке никак не отразились, зато они стали важной зацепкой. Когда-то Пиликин реализовывал в Петербурге проект, связанный с городской географией, и в процессе узнал о еврейских кладбищах много интересного — например, то, что там не поощряются цветы, а в старой традиции на надгробных памятниках не указывается дата рождения. В общем, не суть: главное, что в истории с этим кладбищем куратор нащупал одну из первых рифм, тематически породнивших для него питерскую и пермскую ситуации.

Впоследствии были и ещё рифмы — более важные и более очевидные. Петербург — город рек и каналов, а Пермь — город речек и ручьёв. В Перми подход к ним затруднён зарослями (или железнодорожной насыпью, как в случае Камы), а в Питере — заводскими промзонами.

— Петербург — морской порт, а моря-то и не видно, — объясняет Пиликин, — выходы к Финскому заливу изначально были заболочены, а с петровских времён все береговые линии оказались заняты или портовыми службами, или заводами, в технологических цепочках которых необходима вода.

Питерские художники, конечно, тоже пытаются актуализировать эту проблему всеми доступными средствами. Им очень повезло, когда некоторое время назад завод Севкабель переформатировал часть своего производства, сдав при этом часть своей территории. Разумеется, она сразу же была использована для крупных арт-проектов и совместных выставок, одну из которых реализовал с группой художников Дмитрий Пиликин. Арт-директор музея PERMM Наиля Аллахвердиева воодушевилась именно ею — в Перми тогда уже активно раскачивали тему защиты долин малых рек. Так Пиликин и оказался куратором пермской выставки. И, в общем-то, с этой ролью у него не возникало никаких проблем, но название для будущей экспозиции не приходило очень долго. До тех пор, пока он, в очередной раз оказавшись в Перми, не сел в такси и по обыкновению не завёл разговор с водителем. Проезжая по одной из городских дамб, Дмитрий спросил, что это за река протекает внизу, а таксист ничего не ответил, потому что сам не знал.

«То, у чего нет имени, не существует, — говорит Пиликин, — И так, из этого феномена отсутствия имени, и придумалось название ИмяРек. Меня всё же поражает эта ситуация: я как геолог по первому образованию вижу, что это только сейчас речки довольно хилые, а ведь когда-то они миллионы лет промывали эти долины в десятки метров глубиной! Если так на это смотреть, то Пермь фактически стоит на островах».

Вслед за названием оформилась и концепция выставки — она сложилась из неочевидных вещей, которые, пожалуй, могли прийти на ум только коренному пермяку, знакомому с городской историей. Но Пиликин достаточно много времени провёл за исследованиями и изучением документов — и, в частности, проникся историей пермской «Ракеты» — знаменитого скоростного судна.

Ракета-музей у причала Речного вокзала в Перми Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным
Ракета-музей у причала Речного вокзала в Перми Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным

— Она ходила по Каме, — пересказывает Дмитрий подзабытый пермяками сюжет, — зимой её снимали, чтобы поставить на сухой док, и как-то раз уронили и поломали. В итоге, чтобы не пропадала, из неё сделали сначала музей, потом кондитерский магазин, а затем и модный клуб «Акула». Будучи клубом, «Ракета» долго не прожила, в ней случился пожар, а потом её распилили окончательно.

«Ракета» — клуб «Акула» у причала Речного вокзала Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным

В общем-то, сама эта история не имеет особого отношения к пермским малым рекам, но Пиликина глубоко впечатлила не столько судьба «Ракеты», сколько её метафоричность:

«Что такое „Ракета“? Это же квинтэссенция советской утопии! Для советской науки подобная техника была в приоритете, её возили наряду с комическими аппаратами и моделями ледоколов на знаменитую выставку в Нью-Йорке в 1959 году. Одну такую „Ракету“ потом купили, и она плавала по озеру Онтарио. И есть даже фотография с „Ракетой“ на Темзе — в неё садится королева Елизавета. Это и правда была наша гордость. А теперь от утопии остались руины — именно на них мы и находимся в Перми. Музей „Ракета“ — это музей, которого нет».

Ее Величество королева Великобритании Елизавета II выходит из «Ракеты» после прогулки по Темзе. Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным
Капитан «Ракеты» Герой Советского Союза Михаил Девятаев Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным

Первый этаж выставки, вдохновлённый этой историей, заполнят своими работами пермские художники. Куратор честно сказал приглашённым пермякам, что ему, в общем, не особо и принципиально, что именно они сделают для выставки. Для Пиликина было важно, что сами эти художники стали воплощением Перми и пермского искусства, которое будет проявлено вне зависимости от конкретного творческого замысла каждого из них.

Второй этаж под названием «Антропосфера: Терраформирование» был вдохновлён советской фантастикой, во многом схожей с социалистической утопией, речь о которой шла этажом ниже. Особенностью этой фантастики было то, что футурологи 60-х годов отталкивались от предчувствия великих свершений, которое тогда витало в воздухе.

«Тогда воодушевлённая мысль сразу шла дальше, фантасты простраивали варианты: скажем, раз впереди встреча с инопланетянами, нужно разрабатывать искусственные языки, а раз через сто миллионов лет взрыв Солнца (или ещё раньше и вероятнее — перенаселение), нужно искать себе запасную квартиру».

В рамках концепции поиска «запасной планеты» как раз и была создана идея терраформирования — создание привычной для нас земной поверхности там, где её до сих пор не было. Именно поэтому на втором этаже Пиликин собрал художников, которые работают с естественными, природными материалами, средами и процессами — петербуржцев Сергея Деникина, Дениса Патракеева и Владимира Грига.

Сергей Деникин Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным
Денис Патракеев (СПб). Проект Точка росы Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным
Владимир Григ (СПб). Проект Пермский период Фото: Предоставлено Дмитрием Пиликиным

Наконец, третий этаж под названием «Музыка сфер: Волновой эффект» будет полностью посвящён звуку. Художники Сергей Филатов и Дмитрий Шубин подготовили для посетителей саунд-путешествие:

— Обычно композитор пишет партитуру для музыкантов, — рассказывает куратор, — а Дмитрий написал программу действий для слушателя, поскольку слушатель, перемещаясь по маршруту от одного звукового бокса до другого, сам волен создавать собственное музыкальное произведение.

Впрочем, драматургия экспозиции, скрупулёзно выстроенная Дмитрием Пиликиным, на этом не обрывается — в ней есть ещё одно звено, которое в итоге свяжет внутреннее музейное пространство с живым пространством города. Но раскрывать все детали до вернисажа было бы, пожалуй, не спортивно.

Открытие выставки «Имя рек» состоится в PERMM 31 августа в 18:00, вход на открытие будет свободным.

***