X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
11 декабря 2019
10 декабря 2019
Фото: Максим Артамонов

«Это документ эпохи». В ЦГК презентовали книгу «Пермь-36»: хроника новых репрессий»

В рамках проекта «Гражданские сезоны „Пермские дни памяти“» состоялась презентация книги журналиста Андрея Никитина «Пермь-36»: хроника новых репрессий». В начале нулевых из руин разрушенной зоны в селе Кучино был создан общественный музей истории политических репрессий, основанный Виктором Шмыровым и Татьяной Курсиной. Несколько лет назад чиновники решили сделать музей государственным и выгнать создателей. Книга Андрея Никитина — хроника уничтожения музея «Пермь-36», написанная очевидцем этих событий.

Презентация книги состоялась в Центре городской культуры (ул. Пушкина, 15). Этим событием завершились «Гражданские сезоны». Презентовать долгожданное издание пришёл сам автор Андрей Никитин и основательница музея «Пермь-36» Татьяна Курсина. Они рассказали о том, как создавалась книга, кто её герои и в чём её ценность для потомков.

«Основная ценность этой книги — документы. Они занимают примерно половину текста и показывают, как всё на самом деле происходило, — начинает свой рассказ Никитин. — Главные герои тех событий — это Татьяна Курсина и Виктор Шмыров. Они, по сути, соавторы, потому что очень долго работали над книгой, проверяли все факты».

Фото: Максим Артамонов

«Книги такого характера имеют колоссальную значимость, их значение с каждым годом будет только возрастать, — считает Татьяна Курсина, — потому что здесь половина книги — это документы. Эта книга будет всегда иметь своего читателя и прежде всего своего исследователя».

Татьяна Курсина рассказывает, что «Пермь-36» как классический лагерь ГУЛАГа зародился в 1946 году. Он был одним из трёх лагерей на территории Молотовской области. С 1953 по 1972 года лагерь стал так называемой «красной зоной» — здесь содержались сотрудники правоохранительных органов, которые совершали уголовные преступления. В 1972 году в колонию начали направлять осуждённых за государственные преступления.

Фото: Максим Артамонов

С 1972 по 1987 годы в трёх лагерях Пермской области содержался 1001 заключённый.

История разрушения музея «Пермь-36» началась с письма, которое пришло в российское Министерство юстиции. Ведомство провело внеочередную выездную проверку, после чего «Пермь-36» был объявлен иностранным агентом, деятельность музея была названа антигосударственной, рассказывает Никитин.

Фото: Максим Артамонов

По мнению Курсиной, это письмо было доносом. Оно было написано каким-то активным гражданином из Ленинградской области. Татьяна Курсина видела это письмо, с ним её познакомили в пермском отделении Минюста.

«Те документы, которые автор приводит в книге, подкрепляют каждое слово и вывод, — говорит Татьяна Курсина. — Поэтому, на самом деле, это документ эпохи. Он поможет всем нам, потому что музей „Пермь-36“ — это все мы, а не кто-то один. Это Пермский край, гражданское общество. Мы все создавали это общественное достояние. Для нас очень важно, чтобы знание истории этого проекта было истинным, чтобы знание об истории этого проекта было не мифологизированным, а вырисовывало бы ясную, чёткую и правдивую историю того, кто происходило».

Фото: Максим Артамонов

Одним из ключевых событий, которое стало предвестником уничтожения общественного музея, было закрытие фестиваля «Пилорама» в 2013 году, считает Никитин.

«Это было первой ласточкой. Следующим событием было назначение, а потом увольнение Татьяны Курсиной с должности руководителя госучреждения „Пермь-36“. Чиновники тогда объясняли, что госучреждению будет гораздо лучше получать помощь от государства. Когда Курсину вызвал к себе министр культуры Игорь Гладнев и сказал: „Вы уволены“ — тут уже всё стало понятно».

В 2013 году Виктор Шмыров предлагал концепцию развития музея. Она обсуждалась на Совете по развитию гражданского общества при Президенте РФ. Основные выводы концепции Шмырова были в том, что необходимо пройти процедуру включения в список всемирного наследия ЮНЕСКО. «Пермь-36» должен был быть музеефицирован фирмой Ralph Appelbaum, которая создавала и создаёт лучшие музеи мира. К 2018 году проект должен был быть реализован.

Журналистка Юлия Баталина призвала собравшихся вспомнить опыт советских диссидентов и не оставлять попыток вернуть музей «Пермь-36».

«Когда противники музея говорят о том, что это слишком тяжёлый и травмирующий опыт и сплошной негатив, мне всегда хочется возразить, что сталинские репрессии — это действительно травмирующий опыт. А „Пермь-36“ — это ещё и очень вдохновляющий опыт. Когда мы говорим о советских диссидентах, я всегда вспоминаю их тост: „Выпьем за успех нашего безнадёжного дела“».

Фото: Павел Герасимов

По словам Баталиной, советские диссиденты прекрасно понимали, что при их жизни вряд ли что-то изменится в этой системе, но они не считали, что к этому не надо стремиться.

«Считаю, что этот опыт мы должны мотать на ус. Пусть нам говорят, что вернуть музей общественной организации невозможно. Это не повод для того, чтобы не добиваться этого».

***

В 2018 году интернет-журнал «Звезда» публиковал главы из книги «Пермь-36»: хроника новых репрессий».

Ранее в Перми презентовали личный архив основателя музея «Пермь-36» Виктора Шмырова.

Колонка Виктора Шмырова о ситуации с музеем «Пермь-36».

Ранее мы писали, что в конце ноября власти презентуют концепцию «Перми-36», однако, основатели музея не участвуют в обсуждении.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь