X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Иван Козлов

«Невидимый свет»: фоторепортаж с выставки Пети Стабровского

До 6 февраля в музее PERMM будет работать «Невидимый свет» — большой инсталляционный проект художника Пети Стабровского, ставший очередным этапом длящейся музейной программы по репрезентации нового пермского искусства. Иван Козлов изучил этот проект и решил поделиться своими впечатлениями и, что в данном случае даже важнее, фотографиями.

Петя Стабровский — молодой (но уже довольно известный в городе и за пределами) пермский художник, дизайнер, преподаватель, лауреат премий Курёхина и «Инновации». Большинство художественных приёмов Стабровского основано на работе со светом во всех его проявлениях, поэтому часто его объекты и инсталляции оказываются масштабными, но при этом предельно лаконичными или вовсе эфемерными.

Стабровский Фото: Иван Козлов

Собственно, так же обстоят дела и на этот раз. Всё экспозиционное пространство разделено на три этажа (кажется, почти в каждой истории о чьей-то персоналке в PERMM встречается эта фраза, благо такое зонирование в музее и правда располагает к тематическому делению экспозиции). На первом — инсталляция «Появление света»: четырнадцать «световых картин», которые представляют собой разные световые источники — лампы и фонарики — помещённые в белые пирамидальные рамы, которые, по замыслу Стабровского, позволяют «разглядеть свет», сфокусироваться на его форме, цвете и других особенностях.

Фото: Иван Козлов

Второй этаж — «Отражение света». На входе дают фонарики, потому что собственных световых источников тут нет, и никакого «предустановленного» впечатления получить нельзя. Зритель сам должен направлять фонарики на поверхности одинаковой формы, но разного материала, фактуры и степени прозрачности, чтобы самостоятельно создавать и исследовать блики, солнечные зайчики и узоры на стенах. Тут, кстати, уместен практический совет: если вы надеетесь наделать в выставочном пространстве оригинальных селфи, то приходить в музей лучше компанией, потому что создание нужного светового фона тут потребует совместных усилий как минимум двух человек.

Фото: Иван Козлов

Наконец, третий этаж — это «Лаборатория света». Здесь Стабровский разместил разные расходные материалы, оставшиеся от изготовления объектов обрезки, детали, черновики, документацию монтажного процесса и прочую внутреннюю кухню. При желании этот этаж тоже можно счесть полноценной частью экспозиции, состоящей из реди-мейдов, но всё же это скорее именно лабораторное пространство, элементы которого призваны рассказывать о выставке и вдохновлять других авторов на собственные свершения. Благо разные события, предполагающие сотворчество, здесь как раз и запланированы, но пока непонятно, какие именно, — остаётся следить за музейными анонсами.

Фото: Иван Козлов

Как-то так. На третьем этаже позволим себе подробно не останавливаться, а вот первые два, на первый взгляд, перекликаются друг с другом в довольно простом отношении: первый этаж созерцательный, второй — интерактивный и предполагающий включённость зрителя в творческий процесс. С одной стороны, всё так и есть, но с другой — всё чуть сложнее, потому что две части можно счесть иллюстрацией двойственного подхода художника к свету. О своём подходе Стабровский неоднократно говорил ранее — достаточно процитировать, например, одно из его недавних интервью:

«Реальность света призрачна. Мы можем его увидеть только в том случае, если он от чего-то отразился. Поэтому, наверное, утверждать, что свет является для меня материалом, — это не совсем точно. Я работаю с материальной средой, то есть с тем, что мы видим и ощущаем. Привёл меня к такой работе именно свет. Благодаря ему я стал создавать вещи и пространства, понимая, что именно свет формирует наше представление о среде, в которой мы находимся».

То есть, строго говоря, Стабровский работает не со светом — он визионерски работает с реальностью, которая благодаря свету дана нам в ощущениях. Это вполне оправданный подход, и если уж цепляться к чему-либо, то художника можно упрекнуть разве что в несколько «потребительском» отношении к свету — тот становится для него в чистом виде средством, с помощью которого Петя достигает определённых художественных целей.

Так вот, в этом смысле первый этаж выставки, заточенный под пассивное зрительское восприятие, выглядит попыткой воздать свету должное, сделать его не средством, но главным героем экспозиции, сфокусировать на нём зрительское внимание. Это удаётся: здесь средством выступает уже геометрия рам-пирамидок, а свет предстаёт перед нами во всей красе, в разных формах и ипостасях, предоставляя зрителям возможность изучить его нюансы и динамику его возникновения. Благородный шаг художника, который с уважением относится не только к зрителю и его ощущениям, но и к материалу, с которым работает, даже если этот материал не просто неодушевлён, а вовсе эфемерен, да ещё и имеет двойственную противоречивую природу.

Фото: Иван Козлов

Но как бы там ни было, субъективные ощущения зрителя для Стабровского остаются на первом месте, что он сам и подчёркивает:

«Главным в процессе видения для меня становится не то, как свет устроен с научной точки зрения, а то, как мы можем его воспринимать, что мы при этом ощущаем. Исследуя свет как объект искусства, вместе мы проходим через опыт, который я переживаю в своей художественной практике».

Собственно говоря, на этом признании художника разговор о выставке и можно было бы считать завершённым. Зрителю, понятно, хотелось бы воспринимать его масштабные инсталляции, вооружившись какой-либо оптикой — пусть сложной, но всё равно привычной в контексте разговора о современном искусстве. На первой обзорной экскурсии художника даже спросили, не электрик ли он — что тоже было бы вполне логично для работающего со светом автора и позволило бы смотреть на его творчество в определённом контексте.

Но нет, Петя не электрик — свет и порождающее его электричество мало интересны ему как атрибуты индустриального мира. Это вам не проект «На Маяк» четырёхлетней давности, который хоть и был условно «про свет», но посвящался столетию со дня Октябрьской революции, и в этом случае философско-политический контекст, в котором его следовало воспринимать, задавался довольно чётко: от электрификации всей страны до раннесоветских «электрических утопий» героев Платонова, которые должны были привести будущего человека чуть ли не к победе над смертью и плотью.

В нашем же случае контекст задан и ограничен нашей собственной способностью к субъективному восприятию — им же ограничено и пространство интерпретаций, в рамках которого нет места лишним философским конструкциям и социальным, метафизическим и каким-либо ещё контекстам.

Ну и слава богу! Смотрите фотографии.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь