X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017
12 сентября 2017
11 сентября 2017

«Сон господина Голядкина»: Макет оказался сильней

105статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Светлана Шабурова

Чего только не вытворяют с классической литературой в современном театре. Обычно её пытаются осовременивать, натягивая классическое полотно на раму наших дней, или находят в этих произведениях что-то, что говорит о вечности и актуальности проблем, затронутых в них.

В Камерном театре «Новая драма» совместили эти подходы в новом спектакле «Сон господина Голядкина», поставленном по петербургской поэме Ф. М. Достоевского «Двойник». Премьера прошла 13, 14 и 15 ноября.

Надо сказать, в «Новой драме», невзирая на название, очень любят и хорошо умеют придавать классике современное звучание. Во многом это заслуга художественного руководителя театра, режиссёра и педагога с многолетним стажем Марины Оленёвой, чьи постановки Чехова и Гончарова до сих пор имеют большой интерес у публики. В Год литературы, в рамках которого и подготовлен спектакль по повести Ф. М. Достоевского «Двойник», вполне уместно оригинальное прочтение не очень известного произведения великого писателя.

Повесть «Двойник» с подзаголовком «Петербургская поэма» молодой Фёдор Михайлович Достоевский опубликовал в 1846 году — после «Бедных людей». И на это своё произведение автор получил не менее лестные отзывы, чем на предыдущее. В «Двойнике» раскрывается модная в то время тема доппельгангера: возникший в немецком романтизме мотив двойника, который несёт в себе все тёмные стороны человеческой личности. Доппельгангер противопоставлялся ангелу-хранителю, поскольку его появление сулило оригиналу множество лишений и бед, даже гибель. Герой Достоевского — обычный мелкий чиновник какого-то департамента. Титулярный советник Яков Петрович Голядкин, оказавшись в отчаянных обстоятельствах, «породил» именно такого своего двойника.

Фото: Светлана Шабурова

Эта повесть Достоевского известна меньше, чем другие его произведения, хотя она тоже оказала сильное влияние на культуру и русский язык: именно в «Двойнике» Фёдор Михайлович ввёл в обиход придуманное им слово «стушеваться». Автор всемирно известной книги о двойничестве, «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», Роберт Льюис Стивенсон, вдохновлялся при её написании именно этой повестью Достоевского. Тем удивительнее, что за полтора столетия «Двойника» в России ставили на сцене всего один раз: десять лет назад в Александринском театре. Так что можно сказать, что в «Новой драме» решились на смелый шаг, поставив сложное как в сюжетном, так и в языковом смысле произведение, практически не отрефлексированное российским театром.

Вообще, идее спектакля по «Двойнику» около семи лет, появилась она, когда артист «Новой драмы» Сергей Толстиков ещё был студентом первого курса мастерской Марины Андреевны Оленёвой в Институте культуры и показывал отрывки из этой повести в рамках учебных задний. Но довести до спектакля эту идею удалось только сейчас. Постановкой занимался молодой режиссёр Дмитрий Огородников совместно с художественным руководителем театра Мариной Оленёвой, а инсценировку повести сделал сам Сергей Толстиков — актёр, никогда до этого не писавший драматургических произведений. Причём текст он переделывал, вплоть до самого последнего момента. В итоге молодой артист, увлечённый творчеством великого русского писателя, сделал довольно короткое действие (всего час), в котором очень многое взято из текста самой повести, что-то радикально изменено (в частности, финал), а удивительный и сложный язык, которым написан «Двойник», сделан современным. При этом в постановку «Двойника» органично вплетены цитаты из нескольких произведений Достоевского. Начитанному зрителю наверняка доставит удовольствие узнать сцену обмена крестами из «Идиота» или монолог из «Бесов». А особо эрудированные улыбнутся, когда прозвучит одна из неприличных эпиграмм Пушкина.

Количество героев повести тоже значительно сокращенно. Во «Сне господина Голядкина» остались лишь сам Яков Петрович Голядкин, его Двойник, Клара Олсуфьевна Берендеева и... Ведущий! Что за Ведущий в постановке Достоевского? Самый настоящий ведущий в исполнении всё того же Сергея Толстикова: фактически он тамада и распорядитель всего, что происходит в условном пространстве театра, на сцене с очень символическим оформлением, которое выполнила художница Любовь Мелехина. И действие тоже по-своему условно, оно начинается с прямого обращения Ведущего к залу. Этой речью Ведущий мало того что разрушает четвёртую стену, приветствуя зрителей, но ещё и делает жёсткую «сцепку» с нашей реальностью, говоря о том, как мы все устали от стрессов и пробок. Речь задаёт тон всему спектаклю, который хоть и основан на классических произведениях, но целиком и полностью говорит на вполне современном языке (во всех смыслах) о нынешнем времени и людях.

Символом среднестатического обывателя становится образ Якова Петровича Голядкина, который в самом начале и вправду спит. Голядкина играет Константин Жижин, у него получается умилительно жалкий, превосходно ничтожный человечек. Ни дать ни взять — архетип русской литературы: маленький человек, который стремится к высоким достижениям и успеху. Обворожительная томная красотка Клара Олсуфьевна, исполненная почти без слов Елизаветой Тарасовой, — желанный и недостижимый символ этого успеха. Но Голядкин слишком слаб, застенчив и не уверен в себе, чтобы получить желаемое. За советом он, как и многие граждане, обращается к телевизору: щёлкает пультом и попадает с медицинской передачи на ток-шоу с одним и тем же прытким Ведущим. Надо отменить, что этот избитый приём «осовременивания» классики во «Сне господина Голядкина» выглядит довольно уместным и оправданным благодаря общей условности всей постановки и одному неожиданному перевороту смысла в финале...

Когда несчастный Голядкин совсем теряется в своей беспомощности после очень просто, но завораживающе сделанной сцены на Фонтанке, из-за опустившегося, словно мост между мирами, зеркала появляется Двойник — улучшенная версия Голядкина. Двойника играет Алексей Корсуков. Оригинал и копия сначала дружески общаются и строят общие грандиозные планы. Но планы Двойника оказываются слишком «наполеоновскими» и ужасными. Как бы ни был жалок Голядкин, но он сам себя называет человеком прямым, честным, не плетущим интриг... По-своему он настоящий человек, пусть и не без сомнений в себе. Двойник не таков, он подделка, в себе не сомневается и готов на самые страшные вещи, ради достижения своих целей. Оригинал не может этого принять. К сожалению, как правило, слабые и сомневающиеся не достигают успеха, и получают его лишь такие, как Двойник: готовые извиваться и лгать, уверенные в своей правоте люди без страха, упрёка и души, надевшие «маски», которые как символы можно было увидеть на стенах в начале спектакля. А тех, кто не хочет носить маску, — просят выйти вон, и они ничего не могут с этим поделать. Поэтому Двойник неизбежно вытесняет Голядкина. Получается как в песне Егора Летова «Пластмассовый мир победил. Макет оказался сильней».

Фото: Светлана Шабурова

И когда становится очевидным, что «Сон господина Голядкина» говорит нам о личном, о выборе между лицемерием и правдой, происходит резкий поворот действия. В финальной сцене ток-шоу (да, здесь именно такой финал) добившийся всего самодовольный Двойник начинает высказывать шокирующие и злободневные вещи об образовании, стране, единстве народа, чуть ли не слово в слово повторяя ту пропаганду, что льётся на нас каждый день. При этом Двойник вовсю лицемерит, чтобы добиться уже других, политических, целей. В этом месте спектакль начитает напоминать другое известное русское произведение о доппельгангере — «Тень» Евгения Шварца. Только в нашем мире тень, в отличие от сказочного, прекрасно знает своё место. Она здесь легко обеспечит себе почести и трон.

В финале масштаб задаваемых спектаклем вопросов резко поднимается на государственный уровень. Внезапно зритель понимает, что целый час смотрел не просто осовремененную версию повести Достоевского, а серьёзное и болезненное размышление о стране, где люди и власть ради своих интересов постоянно говорят одно, а делают совершенно другое, о том, что в нашем «пластмассовом мире» правят макеты, люди-двойники. Поэтому кому-то может даже показаться, что артист Алексей Корсуков внешне немного похож на президента нашей страны, а это позволит сделать о «Сне господина Голядкина» соответствующие выводы... При этом назвать этот спектакль спекуляцией на политические темы нельзя, потому что видно, что все вопросы, поставленные спектаклем, по-настоящему сильно волнуют и постановщиков, и исполнителей. К тому же ранее в спектаклях «Новой драмы» никогда не затрагивались актуальные политический темы. Ещё надо сказать, что в спектакле не лепят ярлыков, не делят на стороны, а просто обнажают проблему и задают зрителю неудобные, но необходимые вопросы. Занятно, что эта смелая попытка постановки острых и злободневных вопросов сделана при поддержке Министерства культуры Пермского края.

Фото: Светлана Шабурова

К сожалению, пока «Сон господина Голядкина» — лишь попытка высказывания. Спектакль немного сыроват, но он может стать гораздо сильнее и ярче. Например, из интеллигентного Сергея Толстикова пока не очень получается ведущий из телевизора, ведущий корпоративных вечеринок, — в нём нет той обаятельной пошлости, с помощью которой эти люди зарабатывают на жизнь. Кроме того, ему явно не даёт раскрыться тяжёлый груз ответственности за инсценировку. Многие места в спектакле просто не «докручены». Конечно, они создают нужный эффект, но он пока слаб, немного размазан. Режиссёрам и актёрам есть над чем ещё поработать, и они явно движутся в правильном направлении. Эта постановка может стать очень ярким событием и натурально оглушать, ошарашивать зрителя... Ну, а пока «Сон господина Голядкина» только стучит по темечку молоточком. Что, впрочем, уже немало.

Читайте интервью с Мариной Оленёвой и Сергеем Толстиковым.