X

Новости

Сегодня
Вчера
18 августа 2018
17 августа 2018

Проект «Преодоление». Картинки в темноте

11статей

Мы публикуем истории людей, которые столкнулись с разного рода проблемами, но сумели найти в себе силы справиться с ними. О том, как болезни, сложные жизненные ситуации, а иногда просто стечения обстоятельств полностью меняют жизнь человека, рассказывают те, кому пришлось это пережить.

Фото: Тимур Абасов

Пожалуй, это самая жёсткая история нашего проекта. Здесь удар следует за ударом, и в какой-то момент даже стороннему наблюдателю хочется воскликнуть — доколе?! Однако главная героиня Оксана Байдина не тратит время на бесплодные сожаления. Вопреки всему она живёт насыщенной жизнью: интересуется миром, путешествует по стране, знакомится с новыми людьми. Как Оксане удаётся справляться с трудностями и не падать духом, она расскажет сама.

— Я родилась в начале восьмидесятых. Росла в обычной семье. В шесть лет мне поставили диагноз «диабет 1-го типа». Врачи сказали, что это последствия скарлатины. Я чувствовала падение сахара в крови заблаговременно, и гипоком удалось избежать. В семь лет пошла в школу. Вела размеренный образ жизни. Сумела приучить себя к дисциплине. Без приключений окончила одиннадцать классов. Поступила в Политех. На четвёртом курсе у меня упало зрение. Я обратилась к врачам, они диагностировали кровоизлияние на глазном дне. Меня положили в стационар. После электрофореза зрение резко ухудшилось, я почти перестала видеть. В 2002 году поехала в Екатеринбург, в центр микрохирургии глаза. Однако в операции мне отказали, потому что в выписке из стационара стоял диагноз — ХПН (хроническая почечная недостаточность).

Фото: Тимур Абасов

Этот диагноз стал для меня неожиданностью — пермские врачи о нём ничего не говорили. Вернувшись домой, я прошла обследование, в ходе которого выяснилось, что у меня нет почечной недостаточности и диагноз был ошибочным. Я снова отправилась в Екатеринбург. Но время было упущено. Шансов вернуть зрение не осталось. Способность видеть была утрачена полностью и навсегда. Меня поглотила депрессия. Исчез образ будущего. Я превратилась в затворницу. Ушла в себя. Потерялась на полгода. Не понимала, как мне покупать вещи, ведь на них не посмотришь, как выйти из дома, не глянув в зеркало, как жить, не видя солнца. Чувствовала себя обездоленной. Не могла принять случившееся. Выбраться из депрессии мне помогали близкие и друзья. Они относились ко мне без демонстративной жалости, и это была самая главная помощь. Я не хотела чувствовать себя слабой.

Фото: Тимур Абасов

Вскоре я познакомилась с молодым человеком и влюбилась. Мой настрой стремительно переменился, на горизонте забрезжила жизнь. Вернулся интерес к миру. Я стала учиться готовить, убирать квартиру, читать по системе Брайля. Освоила компьютер. Овладела спицами и крючком. Научилась доверять людям и собственной интуиции. В 2006 году вышла замуж. В 2007 вступила во Всероссийское общество слепых. Победила в конкурсе чтения по системе Брайля. Начала ходить на тренировки по интеллектуальным играм, участвовать в городских, краевых и всероссийских турнирах. Это меня захватило, и я доросла до капитана команды. Позже увлеклась настольным теннисом для незрячих, он напоминает аэрохоккей. Даже заняла третье место на краевых соревнованиях. Иными словами, моя жизнь наполнилась новыми смыслами. Я сумела выбраться из депрессии. Однако в 2008 году, когда всё вроде бы наладилось, у меня возникли проблемы с почками. В итоге они обернулись гемодиализом, на который я вынуждена ходить пожизненно три раза в неделю.

Ощущение, что меня связали по рукам и ногам, вызвало новый виток депрессии. Если зрячий человек мог ездить на процедуру без сопровождения, то мне пришлось обременять близких людей. От этого я чувствовала себя ещё большей обузой и, в конце концов, решила ездить на такси самостоятельно. Правда, на эти поездки уходит чуть ли не вся пенсия по инвалидности. Бывая в других городах, я узнала, что на гемодиализ больных привозят и увозят транспортом медучреждений. Однако в Перми транспортом не обеспечивают, выдавая вместо него компенсацию в размере 1 400 рублей. Которой, конечно, не хватает, ведь поездка на такси туда и обратно стоит в среднем 500 рублей. Пытаясь добиться разрешения транспортного вопроса, я обращалась к уполномоченному по правам человека, в соцзащиту, Минздрав и даже собирала подписи. Но все усилия оказались тщетны — вопрос так и остался открытым. Так мои мечтания сузились до личного водителя. Обивая пороги и размышляя над собственной жизнью, я поняла, что всегда и везде надо бороться. С одной стороны, это очень тяжело, с другой — многие ставят меня в пример, и это не даёт мне опустить руки.

Фото: Тимур Абасов

Пытаясь справиться с новыми трудностями, я ещё больше погрузилась в хобби и занялась собой. К 2009 году похудела и поменяла имидж. И хотя меня немного расстраивало, что я не могу увидеть себя в новом образе и оценить перемены, комплименты окружающих поднимали настроение. Также я стала ездить на экскурсии и путешествовать по Пермскому краю — узнавать истории разных мест, расширять кругозор. Со слов экскурсовода я рисую яркую картинку в темноте, и мне нравится то, что я вижу.

Сейчас мне тридцать пять лет. В мае 2016 года наша команда выиграла кубок России по интеллектуальным играм, который проходил в Санкт-Петербурге. А совсем недавно меня выбрали председателем молодёжного совета ВОС Пермского края. На днях мы снова едем на кубок России, на этот раз в Москву. Конечно, гемодиализ изрядно усложнил жизнь: теперь перед поездкой мне приходиться договариваться о прохождении процедуры в другом городе, но «законсервировать» меня ему не удалось. Скорее, он помог мне выработать простую и действенную философию жизни: случиться может всё что угодно, главное — как ты на это будешь реагировать. Пожалуй, в этом наша единственная свобода, если понимать последнюю как возможность выбора. И я стараюсь пользоваться ей на полную катушку.