X

Новости

Вчера
2 дня назад
21 февраля 2018
20 февраля 2018

Теодор Курентзис: Пермь как русский Зальцбург

Ровно 145 лет назад, 24 ноября 1870 года, на пермской сцене был поставлен первый оперный спектакль. А сегодня я хочу сказать несколько слов о 2015 годе, который стал знаковым для Пермского театра.

Деятельность нашего театра увеличилась как в российских, так и в европейских масштабах. Весной мы получили пять премий фестиваля «Золотая Маска», а осенью артисты нашего театра были упомянуты в 26 номинациях — это абсолютный рекорд за всю историю национальной театральной премии! Пять наших спектаклей предыдущего сезона эксперты выделили из сотен постановок всей страны, включая ведущие оперные и балетные сцены Москвы и Санкт-Петербурга.

Мы показали две грандиозные по замыслу и воплощению премьеры: оперу «Князь Игорь» и оперно-балетный вечер на музыку Шостаковича — одноактную оперу «Оранго» и балет «Условно убитый». Оба спектакля стали заметными событиями в культурной жизни, оба были результатом совместного труда нашего театра с ведущими экспертами-музыковедами. «Князь Игорь» представляет собой максимально приближенную версию к тому, какой оперу задумывал сам Бородин, а не Римский-Корсаков и Глазунов, которые дописывали её после смерти Бородина. Пролог к незавершённой опере «Оранго» долгое время считался утерянным и лишь в нулевые был найден в архивах музея имени Глинки. Мы поставили Пролог, и в нём, как в капле воды, отражается весь молодой и дерзкий Шостакович. То же самое — балет «Условно убитый» в хореографии Алексея Мирошниченко. Этот балет стал квинтэссенцией актуальных для сегодняшней России тенденций по переосмыслению советского прошлого.

Большим успехом сопровождался Дягилевский фестиваль. В прессе Пермь уже называют русским Зальцбургом — настолько важные спектакли и концерты здесь проходят. Это сравнение с главной музыкальной столицей мира, безусловно, факт признания того, чем живёт сейчас музыкальная Пермь.

В этом году название Пермского театра оперы и балета и хора musicAeterna выучили в Экс-ан-Провансе. Наши музыканты принимали участие в работе над главными спектаклями этого значительного европейского фестиваля — «Альциной» Генделя и «Похищением из сераля» Моцарта. В этом же году оркестр musicAeterna с огромным успехом исполнил в Германии оперы Моцарта — Да Понте в концертной версии, а в августе принял участие в ключевой постановке RUHRtriennale — опере Рихарда Вагнера «Золото Рейна». И это действительно очень важный показатель признания пермских музыкантов на европейской сцене. Редко иностранцам отдают в работу произведения композиторов, которые имеют огромное значение для немецкой культуры. Это всё равно что пригласить немцев исполнять Глинку или Чайковского. А учитывая масштаб фестиваля искусств RUHRtriennale, который за четырнадцать лет превратился в событие, значимое не только для Германии, но и для всей Европы, участие в нём оркестра из Пермского театра оперы и балета — важная веха для всего Пермского края и, более того, для России. Сегодня мировое культурное сообщество значительно больше знает о Перми — благодаря нашему театру.

Но есть информация и другого толка, безрадостная. Недавно было подсчитано, что за последние 25 лет, с 1990-го по 2015-й, в России было реконструировано 8 (!) и построено 7 (!) новых театров оперы и балета, итого — 15. За тот же период времени в Перми было разработано 3 архитектурных проекта для пермского оперного. Ни один из них так и не был воплощён. При этом капитальный ремонт исторического здания театра проводился последний раз в конце 50-х, то есть фактически полвека назад.

Но мы продолжаем надеяться, что общими усилиями жителей Пермского края, региональных и федеральных властей в ближайшее время будет построено новое здание театра, отвечающее всем требованиям современного архитектурного искусства и достойно воплощающее в Пермском крае великое культурное наследие России.

Жителям города и края необходимо доказательство того, что их усилия по строительству 145-летней оперно-балетной истории в Пермском крае не были напрасны. И этим доказательством может служить только долгожданная вторая сцена театра. Потому что все остальные аргументы — репутационные, идеологические, культурно-просветительские — уже заработаны артистами.