X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Иван Козлов

«В учреждениях не было происшествий». ГУФСИН отчиталось об итогах года, правозащитники рассказали о многочисленных жалобах и нарушениях

Начальник ГУФСИН России по Пермскому краю Юрий Лымарь отчитался о результатах работы за этот год перед депутатами регионального Заксобрания. По его словам, в учреждениях не было происшествий, получивших общественный резонанс. Правозащитники говорят, что это не так. В соликамской ИК-9 прошла череда самоубийств, из-за пандемии коронавируса учреждения стали ещё более информационно закрыты.

16 180 человек отбывают наказание в колониях Пермского края. 73 % заключённых осуждены за тяжкие и особо тяжкие преступления, более половины отбывают второе и более наказание. Об этом рассказал начальник краевого ГУФСИН Юрий Лымарь на заседании Заксобрания.

В учреждениях не допущено массовых беспорядков, групповых неповиновений среди осуждённых, а также других происшествий, имевших общественный резонанс, утверждает Юрий Лымарь. Он отметил, что руководство ГУФСИН работает над снижением смертности и профилактикой суицидального поведения: «в этом году показатель смертности спецконтингента снизился на 4,5 %». Однако Лымарь ничего не сказал про череду самоубийств в соликамской ИК-9: в октябре этого года там покончил с собой 23-летний заключённый, в ноябре произошёл ещё один суицид.

Условно-досрочное освобождение с начала года получили 1 294 осуждённых (19 % от числа освобождённых). Более мягкое наказание применено к 1 724 осуждённым. На колонию-поселение перевели 993 человека. В учреждениях трудоустроено чуть более половины осуждённых (52,4 %).

Из-за пандемии коронавируса во всех учреждениях регионального ГУФСИН запрещены длительные и краткосрочные свидания. Для предотвращения коронавирусной инфекции в региональном ГУФСИН работает оперштаб. Среди мер: информирование, работа сотрудников вахтовым методом (по две недели) и масочный режим, который контролируют «санитарные патрули».

Точные цифры смертности в учреждениях краевого ГУФСИН неизвестны, говорит член краевой Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Оксана Асауленко. По официальным данным, в прошлом году в учреждениях умерло 72 человека, в том числе от суицидов (семь случаев) и производственных травм (один случай). Данных за этот год ещё нет. «Хотелось бы знать причины смертности», — сказала она.

Оксана Асауленко вспоминает, что когда члены ОНК в пандемию посещали учреждения, их полностью экипировали. У сотрудников ФСИН были только маски. Но ни у одного заключённого, даже во время личного приёма, не было одноразовых масок, хотя в ИК-37 они сами их шьют и выполняют большие заказы.

В нескольких колониях Пермского края зафиксированы случаи респираторных заболеваний, говорится в докладе правозащитного проекта «Серая зона». Основные жалобы заключённых похожи на симптоматику коронавируса — потеря обоняния, кашель, температура и головная боль. С начала пандемии участникам проекта «Серая зона» пришло больше 120 таких сообщений. По каждому были направлены соответствующие запросы в госорганы, но на них приходили отписки.

В учреждениях сложилась практика информационной блокады и полной закрытости — это недопустимо и должно быть прекращено, говорят правозащитники. Оксана Асауленко считает, что даже в «мирное время» медицинская помощь в учреждениях не оказывается должным образом. Самое большое количество жалоб и обращений в ОНК связано именно с этим вопросом. «От родственников мы знаем, что происходит сейчас и в учреждениях, и в больнице при ФКУ ИК-9», — говорит Асауленко.

Она приводит в пример рассказ жены заключённого в ИК-37 (Чусовской район, посёлок Половинка). С 9 октября её муж заболел, о чём сообщил сам по телефону. У мужчины были все признаки коронавирусной инфекции: высокая температура, непрекращающийся кашель. Ему становилось всё хуже, но адекватное лечение не назначали. Мужчина уже не вставал с кровати, о чём жене сообщили через своих родственников другие заключённые. Только 15 октября у него взяли мазок, а через несколько дней изолировали.

Жена заключённого пыталась созвониться с руководством, но её не соединяли. Тогда она поехала в колонию, встретилась с начальником и передала лекарства. Ей сообщили, что состояние её мужа удовлетворительное. Параллельно женщина написала во все инстанции, в том числе в управление ГУФСИН, но ответов не было. Тогда она написала в Instagram губернатора. После этого с ней оперативно связались. Информацию через Министерство общественной безопасности передали в ГУФСИН, а 20 октября в колонию выехала комиссия с врачом-инфекционистом. На следующий день заключённого отправили в больницу ИК-9. Медики рассказали, что за всё время пандемии больного в таком тяжёлом состоянии у них не было.

«Если бы родственники не действовали так решительно, неизвестно, чем закончилась бы история, хотя можно предположить. И сколько сейчас больных и в той самой ИК-37, и в других, мы не знаем. Родственники говорят о том, что они соблюдали все меры безопасности, выполняли все требования для того, чтобы попасть на свидание. А это, в том числе, и дополнительные расходы: на тест, средства защиты. А сотрудников видели без масок. Сегодня на коронавирус можно списать многое. И не всегда понятны ограничения и меры, предпринимаемые ГУФСИН», — убеждена Оксана Асауленко.

Жалобы заключённых о несоблюдении трудового законодательства — одни из самых распространённых. Заключённые жалуются на низкую оплату труда, тяжёлые условия работы и несоблюдения режима безопасности, рассказывает Оксана Асауленко. Также жалобы поступают в связи с конфликтами с администрациями, необоснованными взысканиями, наказаниями, помещениями в штрафные изоляторы. Заключённые пытаются обжаловать эти меры, но суды встают на сторону сотрудников учреждений. Заключённые в КП № 3 (посёлка Уролка Соликамского района) через родственников передали информацию о том, что в постоянном доступе нет чистой питьевой воды, туалет находится на улице, за 50 метров от барака, а баня не достроена и мыться в ней холодно даже летом.

Жалобы и нарушения не раз становились поводом для проверки со стороны центрального аппарата ФСИН. В восьми колониях Пермского края было обнаружено почти 100 нарушений. Это привело к возбуждению дел об административных правонарушениях в отношении должностных лиц этих учреждений. В суды было направлено несколько исков о защите прав осуждённых. В самом региональном ведомстве сменилось начальство. Новым начальником был назначен Юрий Лымарь, прежний руководитель Владимир Андреев уволился по собственному желанию.

***

Ранее мы писали о том, как правозащитники побывали Соликамской ИК-9 и рассказали, что там происходит.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь