X

Новости

Сегодня
Вчера
19 мая 2018
18 мая 2018
17 мая 2018

«Есть моменты, когда политическая позиция важна даже на парах». Активисты пермской «Весны» проводят монстрации и ищут себя в перерывах между сессиями

2статьи

Цикл статей о молодёжных политических движениях. Мы рассказываем о тех, кто ввязался в политику в юном возрасте. Что это за люди, чем они живут и зачем им это надо.

Фото: Галина Сущек

«Лю-у-у-страция!» — кричат вместо «сыра» молодые люди после лекции, мягко говоря, странноватого Михаила Светова из Либертарианской партии. В феврале он убеждал людей в том, что жить станет лучше, если отказаться от государства — прямо совсем. Это была одна из акций движения «Весна» в Перми, о котором многие узнали после первомайской антидемонстрации — шествия с лозунгами абсурда, направленными на борьбу с бессмысленностью.

С политическим оттенком

Сейчас «Весна» — это всего несколько человек. Некоторые из них не определились, входят ли они в движение, а те, кто входят, не определились, политическая они организация или общественная.

«Ну, больше общественная, но с политическим оттенком», — говорит Дарья Кетова, которая основала движение в Перми. Она почему-то мало ест и всё время что-то пишет в ноутбуке. Недавно Даша выиграла выборы, правда, в университете. Сейчас она председатель профбюро историко-политологического факультета ПГНИУ, поэтому дел много. Вот пришлось, например, организовывать колонну на шествии профсоюза, а потом схватить плакат «С прокси не те ощущения» и поехать на монстрацию.

Ещё вместе с Глебом Фадеевым, другим участником «Весны», они работают в медиаценте «Ё» — розовом вестнике больших и маленьких побед университета. Глеб прошлой весной стал организатором митинга Навального в Перми, а в августе узнал о пермском отделении «Весны» через свою девушку и решил вступить. «Вступить» настолько же условно, насколько и пермское «отделение». Дело в том, что в прошлом году «Весна» раскололась на два лагеря.

Фото: Галина Сущек

Великий раскол

Об этом Глеб говорит так: «В Петербурге был координатор Богдан Литвин и активист Николай Артёменко. У него была неприязнь к Богдану. Потом нашёлся повод: осенью в „Весне“ принимали новый устав и Артёменко вместе с друзьями его не приняли, за что их и исключили. Коля Артёменко занимался новыми регионами и привлечением денег, поэтому большинство новых регионов остались с ним». Новые регионы — это Пермь, Пенза, Ростов-на-Дону и Южно-Сахалинск. Старые: Петербург, Москва, Оренбург, Томск.

У «новых» и «старых» регионов одно и то же название, но разные чаты в Телеграме и разные акции. На сайте для желающих стать частью «Весны» в Петербурге даже анкета отличается, хотя там появлялось сообщение о том, что два актива намерены бороться с режимом, а не друг с другом. По факту, видимо, получается иначе. «То Литвин пишет, что нас ввели в заблуждение, то Артёменко пишет. Мы вообще ни с кем не общаемся особо, хотим быть свободными в этом смысле. Когда мы планируем акции, ни с кем не советуемся. К федеральным акциям не присоединяемся. Это вообще разборки питерские, я участвовать в этом не хочу», — говорит Глеб Фадеев.

Изначально главная «Весна» состояла из бывших членов «Молодёжного Яблока», движений «Оборона» и «Молодёжная солидарность». Движение организовали в 2013 году, в феврале провели первое заседание и выбрали своим лозунгом «Свобода, равноправие, адекватность». Как пишет «Фонтанка», распустилось «Молодёжное Яблоко» из-за скандала после декабрьских выборов в городской парламент (понять суть этого конфликта не так просто — вот, почитайте).

Яблоки и яблони

Впрочем, сочувствующие «Яблоку» были не только в Петербурге. Дарья Толмачёва перед тем, как прийти в «Весну», полгода пыталась организовать в Перми молодёжное «Яблоко».

«В пермском „Яблоке“ молодёжным отделением не сильно интересовались, поэтому я не получила ни поддержки, ни помощи, — говорит Дарья. Хотя, уточняет, что федеральный центр партии её поддерживал. — Ещё на выборах 2016 года я начала писать в соцсети, мне была симпатична эта партия. Это была единственная оппозиционная партия, которую я видела. Они меня нашли и пригласили на форум в Москву. Там мы договорились о том, что я создам в Перми молодёжное отделение».

Фото: Галина Сущек

Сначала она писала руководителю отделения в Пермском крае Ольге Колоколовой, но встретиться не получилось, пришлось писать об этом в Москву. Затем встреча всё-таки состоялась, но к практическим действиям не привела.

На собрания «Яблока» девушка больше не ходит, но была, например, на встрече Григория Явлинского с избирателями, когда он баллотировался в президенты.

В целом, не сказать, что «Весна» поддерживает какого-то одного политика или политическую партию. «Раскольник» Николай Артёменко, например, был председателем петербургского штаба Ксении Собчак на президентских выборах.

Дарья Кетова говорит, что «нельзя ассоциировать „Весну“ с какой-то партией», но она понимает, что это движение считается пронавальнистским. Вот и на её телефоне осенью была красная круглая наклейка с надписью «20!8».

«Поскольку Навальный — единственный, кто ярко выступает, люди выбирают одного человека из набора и не боятся показать телефон и ноутбук с наклейкой. Если я достаю телефон, то собираю насмешки или... это просто форма идентификации. Есть моменты, когда политическая позиция важна даже на парах».

Фото: Галина Сущек

Похороны выборов и агиткампания утки

Тогда же, осенью, две Даши собирали подписи за ремонт общежитий в Пермском университете. Им хотелось, как и «Весна» в Петербурге, заниматься решением простых и понятных проблем. В качестве примера, Даша Кетова приводит кампанию за круглосуточную работу транспорта «Метро24», когда активисты движения предлагали запускать поезд в ночное время между двумя центральными станциями и расширить маршрутную сеть ночных автобусов и даже получили согласие властей.

Фото: Галина Сущек

Однако, если полистать группы и главной, и пермской «Весны», кажется, что сейчас их больше увлекают уличные акции. Например, во время президентской кампании запустили свою —«Утка 2018». Образ резиновой уточки взят с митингов против коррупции, которые прошли прошлой весной. Спустя почти год, на январском митинге утка «Весны» слегка выросла и даже участвовала сама, правда, дома у питерского активиста Артёма Гончаренко, которого потом судили за участие в несанкционированной акции из окна. В протоколе так и говорится: «В период времени с 14:45 до 15:10 28 января Артём, находясь в окне на 4 этаже здания, участвовал в проведении публичного мероприятия в форме митинга».

Ещё петербургская «Весна» устраивала похороны будущего России, в конце масленичной недели сожгли чучело «выборов» и проводили акцию против «насилия над Фемидой». Но не все мероприятия такие радикальные: любят участники и собраться в демократическом клубе «Что делать», например.

«Позвонил какой-то непонятный мужик и начал орать, что мы с ними не пойдём»

Акции пермской «Весны» кажутся чуть более скромными. Осенью они устраивали показ фильма Зоси Родкевич «Мой друг Борис Немцов» в Центре городской культуры.

«Многие пришли туда просто потому, что часто ходят в Центр городской культуры, поэтому когда на показе мы начали рассказывать про „Весну“, у людей было такое выражение типа „ээээ“. Ещё приходила моя соседка (ну, ей не столько лет, чтобы мы общались), которая после фильма меня спросила: „Вы что, чем-то серьёзным занимаетесь? Так хорошо, что молодые люди у нас что-то делают“», — рассказывает Даша Кетова.

Затем, после так и не воплощённой идеи с общежитиями, они устроили новогоднюю акцию у входа недавно открывшегося парка «Россия — моя история». Принесли коробки, на которых были написаны пожелания: «Больше духовности и патриотизма», «Побольше использовать Википедию при создании экспозиции». Ещё активисты подарили новое название выставки — «Церковь. Моя История». Коробки они эти сфотографировали, но дальнейшее действие не продумали, поэтому через минут 10 охранник зачистил территорию от коробок.

Фото: Движение «Весна»

В феврале ребята привезли в Пермь члена Либертарианской партии России Михаила Светова, чтобы он рассказал, «почему нельзя доверять государству и как государственный стандарт образования лишает шансов ваших детей». Судя по публике, детей у большей части аудитории не было, однако Михаила Светова это не смущало — либертарианство (идеология минимизирования вмешательства государства в жизнь человека) для него что «путеводная звезда» — нужно за ней следовать, всё равно куда-нибудь придём. Гораздо больше его смущали несогласные с ним слушатели. Когда один из них начинал что-то говорить, Светов в микрофон кричал, что из-за таких, как он, убивали евреев и совершалось всё зло на Земле. Несогласного с лекции пришлось удалить.

После лекции Михаил Светов решил продолжить общение с поклонниками в штабе Навального, где говорил о том, что их партия оппозиционера поддерживает — ведь если его выбрали бы президентом... государство было бы легко разрушить.

Не очень понятно, чего этот приезд стоил пермской «Весне» — Николай Артёменко даже говорил в интервью, что Богдан Литвин звонил Светову и отговаривал ехать: это не та «Весна» и проводить с ними встречу не надо. Денег на организацию встречи тоже никто не дал.

Никто не дал денег и на монстрацию. Своё самое яркое (во всех смыслах) мероприятие в «Весне» начали готовить за несколько недель: вышли наконец-то из чатиков и собрались в «Чикене». В прошлом году монстрацию проводил активист Борис Хохлов, но по объективным причинам (Борис служит в армии) ребятам пришлось взять организацию на себя. Идея акции — устроить протест против бессмысленных официальных шествий с лозунгами за солидарность трудящихся, утративших актуальность не одно десятилетие назад.

Фото: Галина Сущек

Сначала «Весна» хотела присоединиться со своими странными лозунгами к официальному первомайскому шествию, но профсоюзные деятели посчитали, что эти лозунги им не подходят. Затем ребята собрались присоединиться к колонне КПРФ — с этой идеей были согласны даже некоторые активисты молодёжного движения коммунистов. Однако что-то пошло не так. «Мне позвонил какой-то непонятный мужик и начал орать, что мы с ними не пойдём», — говорит участница движения Катя Макарова.

Так что организовывать всё пришлось самим — согласовывать шествие (из-за чего оно прошло в Мотовилихе, а не в центре), искать участников и громкоговоритель, печатать плакаты.

В итоге всё прошло даже лучше, чем они ожидали: на монстрацию пришли мало анимешников и много художников, люди выкрикивали «Мир, жрать, спать!», «Здесь так красиво, я перестаю дышать!», «Будки — собакам, лотки — кошкам!», «Нас тут нет!» и «Где наши дети?»

Фото: Галина Сущек

На монстрацию Глеб Фадеев приехал прямо с поезда — вернулся из Страсбурга, где проходил обучение по правам человека. В этом ему, кстати, помогла «Весна» — движение при поддержке Youth department of council of Еurope может привозить активистов на такое обучение.

Полученными знаниями Глеб планирует поделиться с миром — устроить открытую лекцию где-нибудь ближе к лету. Пока они только разобрали, как прошла монстрация и решали, стоит ли согласовывать такую акцию дальше, и какая она всё-таки: политическая или общественная?

«В текущих условиях быть политиком нет смыла»

Планируют ли они что-то посерьёзнее лекций — например, участвовать в муниципальных выборах — пока не знают. Во-первых, сессию нужно сдать. Во-вторых, им кажется, что гражданская деятельность сейчас гораздо важнее, чем чисто политическая.

Фото: Галина Сущек

Дарья Кетова: «Я знаю, что Борис хочет развиваться как политик. Возможно, Даша Толмачёва тоже. Я понимаю, что без политической деятельности невозможно развивать гражданскую. Но ещё я понимаю, что сейчас гораздо эффективнее быть вне органов власти. Пока в думских комитетах не появится возможность реально что-то менять. У многих людей ещё такое восприятие политиков как ушлых людей, которые воруют, и те, кто занимается политикой вне власти — более респектабельно выглядят в глазах других. Пока можно особо не рассчитывать на места в думе и поэтому тоже». Глеб Фадеев соглашается: «В текущих условиях быть политиком нет смыла. Если только в следующем году ситуация не изменится».

Так они говорили прошлой осенью. Ситуация не изменилась.

***