X

Citizen

Вчера
2 дня назад
18 сентября 2017
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017
12 сентября 2017
11 сентября 2017

«Подобных не будет». Кто может сменить Татьяну Марголину на посту омбудсмена

Фото: Максим Артамонов

Второй срок полномочий Татьяны Марголиной в качестве регионального омбудсмена истекает 20 сентября. За месяц до этой даты могут вноситься предложения по кандидатурам нового уполномоченного.

О результатах своей работы за последние пять лет Татьяна Марголина расскажет депутатам краевого парламента 17 августа. А накануне она встретилась с журналистами, подвела итоги деятельности в первом полугодии 2017 года, рассказала, почему институт Уполномоченного важен и какой человек может его возглавить. Публикуем выдержки из её речи:

Фото: Тимур Абасов

— Мне кажется, что сейчас в Пермском крае создалась очень интересная ситуация. Буквально на днях правозащитная общественность опубликовала очень расширенный список кандидатов. Началось обсуждение. Мне очень нравится этот этап, поскольку обсуждается не только кто может быть, но и само назначение этого института. Я уверена, что эти кандидатуры могут предлагаться и обсуждаться и органами власти, и другими [людьми, сообществами, организациями]. Должность — публичная, и она не только должность власти. Я уверена, что принятие этого решения депутатами и губернатором обязательно должно опираться на мнение гражданского общества. Это обязательное условие — принятие всеми сторонами.

По существующей процедуре, внесение кандидатур действующим уполномоченным не предусмотрено. Но, на мой взгляд, перечень субъектов, которые вносят эти кандидатуры, достаточно широк. Общественные и правозащитные организации, депутаты, органы местного самоуправления, и, понятно, губернатор.

Этот институт персонифицирован. Я внимательно смотрю на коллег по горизонтали и вижу, что очень многое зависит от индивидуальных особенностей человека. Но, мне кажется, сейчас работать в регионе сложнее по объективным причинам. У нас очень большой уровень ответственности сосредоточен на краевом уровне. И если ещё пять лет назад или чуть больше органы местного самоуправления отвечали за социалку и здравоохранение, то сейчас всё сосредоточено на уровне края. И сама информация о нарушаемых правах психологически не всегда правильно воспринимается руководителями тех или иных ведомств. Они же все работают, а тут постоянная информация о неких проблемах. С этой точки зрения снятие психологических барьеров, заявление того, что информация уполномоченного всегда проблемна и всегда сигнал о том, что людей не устраивает, очень важно. Сейчас это осложнилось, потому что раньше если было какое-то нарушение в муниципалитете, то министерство подключалось к позиции уполномоченного. А сейчас воспринимается как критика в их адрес.

Уполномоченный иногда выглядит, как лающая собака, сигнализирующая о том, что есть угроза дому. Хороший хозяин выйдет и посмотрит, что беспокоит собаку. А иного рода хозяин выйдет и просто пнёт её. Эти объективные риски заставляют ещё и ещё раз искать варианты убеждения, выстраивать отношения с руководителями ведомств.

***

Ближе к осени Татьяна Марголина пообещала высказаться по поводу кандидатов на пост регионального омбудсмена. А мы посмотрели, кто из списка возможных приемников уже обсуждается в публичном пространстве. Также эксперты оценивали деятельность Татьяны Марголиной посту и высказались о том, насколько вообще важен института уполномоченного.

Эрзац без реальных полномочий

Неожиданную оценку института уполномоченного по правам человека дал председатель правления Ассоциации ТСЖ «Пермский стандарт» Александр Зотин, назвав эту должность «эрзацем без реальных полномочий». А вот кто будет возможным преемником Татьяны Марголиной общественнику «совершенно не интересно».

Фото: Константин Долгановский

В России уполномоченные по защите прав человека, детей, зверей, предпринимателей, инфузорий-туфелек возникают потому, что сам по себе закон не может никого защитить в отсутствии независимого суда и правоохранительных органов. Общественная палата — эрзац парламента (раз в самой думе нет реальных представителей граждан), уполномоченный по правам — эрзац прокуратуры (раз она не реагирует на нарушение прав граждан). Но это именно эрзац без реальных полномочий.

Татьяна Марголина запомнилась Александру Зотину «совсем не как уполномоченный по правам человека, а как „социальный“ вице-губернатор при Олеге Чиркунове». Он объясняет это тем, что именно при ней происходила «оптимизация» социальной сферы.

Фактически — сокращение права граждан на образование и лечение. А потом, значит, тот же человек эти права защищал много лет подряд. Оптимизация за эти годы только нарастала, коммунальные тарифы росли, Черняевский лес чуть не вырубили. А ведь эти вопросы затрагивали не абстрактные, но конкретные права очень многих жителей края. Чем в это время занималась Татьяна Марголина? Бог весть. Никаких системных результатов деятельности уполномоченного, разумеется, нет. Но дело тут даже не в ней (хотя по упомянутым мной вопросам даже безвластный уполномоченный просто не должна была молчать), а в фейковом характере должности.

Не стать заложниками узкого списка претендентов

Директор Общественного фонда Центр гражданского анализа и независимых исследований (ГРАНИ) Светлана Маковецкая считает, что «институт для края очень важный, потому нужно вдумчиво и ответственно подойти к выбору кандидатуры омбудсмана».

Фото: Галина Сущек

Сейчас самое начало — и хорошо бы не стать заложниками узкого списка претендентов. Ну и в мозговом штурме родился список — неполный и неокончательный, который, конечно, должен пополняться и обсуждаться далее предметно. Но надо начинать с чего-то.

Всего в «списке Маковецкой» шесть кандидатур: бывший министр здравоохранения Пермского края Анастасия Крутень, гражданский активист и руководитель фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев, бывший председатель Пермской краевой организации Всероссийского общества инвалидов Вера Шишкина, начальник департамента социальной политики администрации Перми Татьяна Зотина, журналист и бывший владелец газеты «Местное время» Владимир Прохоров, а также председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев.

«У всех упомянутых, конечно, есть слабости, но из каждого, ей-богу, может получиться нестыдный уполномоченный. Главное — начать думать и обсуждать», — написала на своей странице в Фейсбуке Светлана Маковецкая.

Поважнее, чем выборы губернатора

«Неважно, кто был нашим губернатором, но пока омбудсменом оставалась Татьяна Ивановна Марголина, можно было надеяться на защиту и восстановление прав, нарушенных пермскими властями, чиновниками и бизнесом», —поделился своими мыслями в Фейсбуке координатор пермского представительства движения «Голос» Виталий Ковин.

По его мнению, должность омбудсмена «не может, не должна быть этапом в политической карьере и, тем более, временным убежищем после политической неудачи. Ведь настоящий омбудсмен в России — это всерьёз и надолго».

Фото: Тимур Абасов

Конечно, её (Татьяны Марголиной — Прим.ред.) возможности и ресурсы ограничены, но от неё нельзя отмахнуться, её мнение нельзя не учитывать, её нельзя «купить» или заставить промолчать. Планка, стандарт для деятельности следующего Уполномоченного заданы очень высокие.

Для меня важно, что Татьяна Ивановна значимое внимание уделяет защите политических прав, прав на активное участие в МСУ. Например, где-то месяц назад был проведён круглый стол по проблеме реализации права на публичные мероприятия, выработаны рекомендации. Особенно важно то внимание, которое Уполномоченный уделяет сдерживанию, насколько это возможно, административного зуда и рвения чиновников, крупных собственников во время выборов. И эта линия — политических прав граждан, отстаивания свободных и добровольных выборов — обязательно должна быть продолжена.

Ковин признаёт, что далеко не все, кто сейчас занимают должности региональных омбудсменов, на это способны. Это сможет сделать только фигура политически нейтральная, независимая от каких-либо элитных группировок (насколько это возможно).

Трудно перестать играть в политику (как лавирование между различными политическими силами и группами ради реализации собственных интересов), когда ты это уже попробовал или к этому уже пристрастился. Согласитесь, что сложно требовать соблюдения трудовых прав или прекратить оказывать давление на избирателей от того, кто тебя в своё время пролоббировал в партийный список или дал денег на избирательную кампанию. Неаффилированость с региональными политическими группировками — один из важных критериев успешности деятельности регионального Уполномоченного.

К списку возможных кандидатов Виталий Ковин добавил саму Светлану Маковецкую (руководителя Центра гражданского анализа и независимых исследований — ГРАНИ), экс-заведующего кафедры правовых дисциплин ПГГПУ Наталью Новикову и профессора того же вуза, историка Андрея Суслова.

«Осталась человеком, не став винтиком»

Руководитель фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев уверен, что у Татьяны Марголиной не может быть преемника, «потому что она такая одна, и это редкое достоинство».

Подобных не будет, будут какие-то другие. Хоть как-то в смысле преемника можно говорить разве что о Павле Микове, поскольку они много лет проработали вместе. Но это и его главный минус — количество времени, уже проведённого в системе. Однако, как по мне, есть и неоспоримое преимущество, которое важнее. Он неоднократно публично и на деле ставил интересы детей выше своих собственных. Например, критикуя антисиротский закон, что никак не соответствовало мнению федерального уполномоченного по правам ребёнка и государства в целом, от которых он так или иначе зависит.

По мнению Дмитрия Жебелева, идеальная кандидатура — Светлана Маковецкая: «У неё выдающийся опыт построения мостов между чиновниками и обществом в условиях 8-балльного землетрясения, и она умеет при таких обстоятельствах в нашем государстве не просто устраивать спасательные операции, а создавать системы, процессы и устанавливать правила». Руководитель фонда «Дедморозим» считает, что кандидатов на этот пост не так уж мало — список может и должен быть шире, хоть никто из него и не сможет заменить Марголину:

Её [Татьяны Марголиной — Прим. ред.] главное достижение в том, что она при таком долгом сроке работы осталась человеком, не став винтиком или даже какой другой более важной запчастью в государственной машине. И благодаря этому, при решении каждой проблемы она видит людей, а не цифры, таблицы и графики. Тысячи жителей Пермского края, права которых были защищены Татьяной Ивановной, — уже следствие. И всё это в условиях, когда уполномоченный по правам человека не может ничего сделать. Может говорить, убеждать, объяснять, но не имеет полномочий что-то делать сам. Потому важно понимать — чем достойнее будет кандидатура на это место, тем менее привлекательна для неё должность. И если нам повезет, что её займет подходящий человек, для него это в любом случае будет самопожертвованием.

***

  • Татьяна Марголина родилась 17 декабря 1951 в Чусовом. В 1973 году окончила филологический факультет Пермского государственного педагогического института. В 1992 году в том же вузе получила специальность «Практический психолог». До 1991 года находилась на комсомольской и партийной работе. Затем преподавала на кафедре теоретической и прикладной психологии Пермского государственного педагогического института.
  • В 1997 году была избрана председателем комитета по образованию и науке Перми. С 1999 года — заместитель главы города Перми; с декабря 2000 по февраль 2005 года занимала пост заместителя губернатора Пермской области. Курировала вопросы социальной и молодёжной политики, образования, культуры, защиты прав детей.
  • В феврале 2005 года Марголина заняла должность Уполномоченного по правам человека в Пермской области. С 20 сентября 2007 после объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа — Уполномоченного по правам человека в Пермском крае. В 2012 году переизбрана на второй срок.