X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Тимур Абасов

«При исполнении» или «в период». Как родственники погибших военных добиваются компенсаций

Уже больше года семидесятипятилетний Валерий Колчанов из Очёра добивается ежемесячной компенсации от Минобороны после гибели сына в армии. Сначала в военкомате не взяли заявление, потом стали говорить, что пенсионер якобы не имеет права на деньги. Московский фонд «Право матери» подал от его имени иск в суд. На этой неделе в Ленинском районном суде Перми прошло одно из первых заседаний. В благотворительной организации говорят: несмотря на позицию Верховного суда, военные комиссариаты почти никогда не назначают выплаты сразу — только после тяжб. Тем временем, к юристам обращаются единицы. При том, что услуги фонда бесплатны, знают о нём не все.

Подполковник Сергей Колчанов служил в Екатеринбурге. Был начальником финансовой инспекции Пятой армии ВВС и ПВО. В 2007 году у него резко ухудшилось здоровье, после приступа его увезли в реанимацию. Там мужчину не спасли. Сергею было чуть больше сорока пяти лет.

Компенсация после гибели: попробуй, получи

В 2012-м родственники погибших военнослужащих получили право на ЕДК — ежемесячную денежную компенсацию (вдобавок к пенсии по потере кормильца). Причем речь идёт и о людях, скончавшихся до введения ЕДК. Компенсацию каждый год индексируют. Сейчас она составляет более шестнадцати тысяч рублей. Эту сумму делят на количество членов семьи военнослужащего. Причём включая его самого. Каждому назначают равную долю, а часть погибшего остаётся в бюджете.

Фонд «Право матери» и ответчик, краевой военкомат, разошлись в толковании юридических норм.

Есть два основания, при которых назначают ЕДК, — говорит юрист благотворительной организации Надежда Кузина. — Первое — если смерть наступила «при исполнении обязанностей военной службы». Второе — если идёт речь о «военной травме». Под ней закон понимает случаи, когда человек умер уже после увольнения из армии. Для этого нужно заключение военно-врачебной комиссии (ВВК). В случае Сергея Колчанова такое заключение не требуется, так как в момент трагедии он находился при исполнении, непосредственно на своём рабочем месте. В таких случаях юридически значимым является приказ командира, где сказано: «Смерть связана с исполнением обязанностей военной службы».

В отзыве на иск представители военкомата, напротив, ставят во главу угла заключение ВВК. В нём сказано, что Колчанов умер «вследствие заболевания, полученного в период прохождения военной службы». Ключевое выражение, по мнению военных, — «в период». Якобы значит, не «при исполнении».

При этом вдова Сергея Колчанова и невестка истца Ирина свою часть ежемесячной компенсации получает. Добилась её год назад, тоже в суде и тоже при помощи фонда «Право матери». То есть с теми же самыми документами (потому что речь идёт об одном и том же человеке) уже доказала неправоту комиссариата.

«Стандартный спор, не представляет никакой сложности»

Сам Валерий Колчанов, отец погибшего подполковника, на суд не пришёл. Здоровье не позволило.

— Ну, представитель истца, какие у вас пояснения имеются? — отвлечённо говорит судья Курнаева, не поднимая глаз на Надежду Кузину.

— В исковом заявлении даётся ссылка на огромную практику субъектов Российской Федерации, в том числе на разъяснение Верховного суда...

— Какое отношение эти дополнения имеют к настоящему иску? — перебивает судья и, не дождавшись ответа, продолжает: — У нас, у Ленинского суда, нету что ли системы «Консультант Плюс»?

Кузина начинает отвечать, но Курнаева не останавливается:

Ну, проанализируйте практику Ленинского районного суда по этой категории споров. Тоже довольно-таки обширная.

Виталий Перешеин, замначальника центра социального обслуживания военного комиссариата Прикамья, повторяет текст отзыва. Говорит, что гибель наступила «во время прохождения военной службы, на этом основании возражаем».

Неожиданно спор судьи и представителя истца начинается вновь.

— Ещё раз повторяю, что это стандартный спор, — размеренно произносит Курнаева. — Он не представляет никакой сложности.

— Не представляет, если люди знают, куда обратиться, — говорит Кузина.

— Но к вам ведь пришли, вы оказали помощь. Сейчас дело рассматривается уже судом.

На январском заседании ничего не решили. Дело продолжат рассматривать в феврале.

Добиться выплаты можно только через суд

По мнению Надежды Кузиной, ЕДК Валерию Колчанову должны выплатить с учётом накопившегося долга с 1 января 2012 года, даты, когда появилось право на компенсацию. И пусть пенсионер впервые обратился за деньгами только в 2015-ом.

В «Праве матери» говорят, что до этого отец погибшего попросту не знал о ЕДК. Ведь сообщили о ней не военные, а невестка.

У неё тогда закончилась собственная тяжба. Женщина добивалась пособия три года.

Обратилась в военкомат, — вспоминает Ирина. — Мне сказали, что в моих бумагах не та формулировка. Как поняла потом, это их обычная практика. Пошла в военную прокуратуру, но тоже безуспешно. Делала перерывы, потому что долго этим заниматься не могла. Потом снова шла в разные инстанции — так прошло три года.

Ирина искала советы в интернете, там и наткнулась на «Право матери».

Это не единичные случаи, — говорит юрист Надежда Кузина. — Эти штампованные ответы мы видим от многих глав военных комиссариатов по всей стране. Права родных удаётся отстоять только через суд. А многие попросту не знают о нашем фонде. Людям дают отказ, и они ему верят: «Подписал начальник, наверное, он умнее меня».

Если всё же решают настоять на своём, просят запастись терпением. Потому что, как видим, «стандартные» споры растягиваются на несколько лет.

***

  • «Звезда» уже разбиралась, с чем сталкиваются родственники погибших военнослужащих. Читайте материал здесь.
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+