«Странно было бы этой ситуацией не воспользоваться». Оппозиция обсуждает возможный «теневой» кабинет министров

Фото: Тимур Абасов

Возможно ли сформировать «коалиционное» правительство в Пермском крае? Готов ли делиться властью губернатор и как поведёт себя его администрация в преддверии осенних выборов главы региона? Эти вопросы обсуждали на заседании круглого стола представители оппозиционных партий, политики, общественники и политтехнологи.

Поводом для обсуждения стала объявленная администрацией губернатора административная реформа. Напомним, что в конце декабря 2016 года Виктор Басаргин объявил об отставке правительства. Декларировалось, что отставка связана с неудовлетворительной работой кабинета министров. Причём сама по себе отставка — лишь начало масштабной административной реформы, целью которой является сосредоточение в одних руках всех рычагов исполнительной власти. Формально должность премьер-министра вроде как упразднялась. Управлять правительством собирался сам губернатор Басаргин.

После нового года глава региона встретился с руководителями фракций краевого Законодательного собрания, где прозвучала идея о создании «коалиционного» правительства. Мол, губернатор готов рассмотреть возможность участия оппозиции в формировании нового кабинета министров.

«...что произошло в конце прошлого года, я толком не поняла»

Первым вопросом заседания круглого стола значился «Нужна ли вообще административная реформа Пермскому краю, и можно ли так охарактеризовать те процессы, которые сейчас происходят в регионе»?

На круглый стол был приглашён экс-замглавы администрации губернатора Александр Козенков. На этой должности он пробыл с марта по декабрь 2016 года. Его попросили объяснить логику действий главы региона.

Александр Козенков, экс-замглавы администрации губернатора:

— Давайте вернёмся в 22 декабря. Подводятся итоги уходящего года. Говорят, что всё у нас неплохо, и потом вдруг звучат слова об отставке правительства... Мало того, было объявлено о передаче полномочий председателя правительства губернатору. В челябинской области для этого потребовалось 1 год и 4 месяца. То есть это долгий и сложный процесс... Когда я пришёл в прошлом марте на работу в администрацию, я столкнулся с тремя проблемными вещами. Во-первых, системой коммуникации власти и населения. Во-вторых, отсутствием системы взаимодействия с муниципальными образования. И в третьих, отсутствием взаимодействия с политическими силами в регионе. А когда я начал изучать вопрос успешности или не успешности того или иного министерства, то пришёл к выводу, что всё зависело от конкретного министра. Всё замыкалось на одном человеке. И сейчас, когда я слышу о некой административной реформе, то я понимаю, что всё сводится просто к политическому действу.

Мысль о том, что никакой по сути реформы не происходит, и всё сводится лишь к предвыборному пиару, была поддержана практически всеми участниками заседания.

Сергей Ильин, депутат Пермской городской думы от ЛДПР:

— Понятно, что никакой административной реформы в крае не происходит. Да и никакой отставки правительства по сути не было. Люди сами написали заявления, теперь пытаются их вернуть... Всё что происходит — это на 99 % политтехнологический процесс, и, на мой взгляд, не очень продуманный. Цель — имитация бурной деятельности в рамках губернаторской избирательной кампании. Поэтому сейчас будут проводиться административные реформы, конкурсы по отбору отдельных кандидатов на отдельные должности, наверняка будет проведён опрос, где бы нам что нибудь построить. Всё это направлено на рост социального оптимизма населения.

По мнению Сергея Ильина, в период с 20 по 26 января будет презентована некая новая конструкция правительства края. При этом депутат считает, что всё, что происходит — делается для Москвы, дабы показать, что «рука на пульсе, реагируем, инициатива за нами». С этой точкой зрения отчасти согласен лидер общественного движения «Выбор» Константин Окунев:

Александр Пахолков, политтехнолог:

— Что мы вообще обсуждаем? Ну придумал Алексей Чусовитин (замглавы администрации — Ред.) это словосочетание «административная реформа», а мы обсуждаем, что он имел ввиду. Всё очень просто — надо губернатору отстраиваться от министров-коррупционеров. Плюс Олег Демченко его накачивает, что надо что-то делать. Вот так они запустили избирательную кампанию. Это всё пиар, и, по-моему, очень кривой. Вообще не имеет смысла что-то обсуждать, пока не будут ясны перспективы самого Виктора Басаргина. Думаю, что его снимут максимум в начале марта.

«...это элемент вашей политической стратегии»

В характеристике объявленной административной реформы все эксперты более-менее сошлись: «пиар», «политтехнология», «начало кампании». А вот при обсуждении темы коалиционного правительства, его возможного состава, его сути, и вообще возможности его формирования, участники заседания крепко поспорили.

В возможность возникновения коалиционного правительства в Пермском крае тоже мало кто верит, но, как говорится, «никто за язык не тянул».

Сергей Ильин:

— Глупо было бы этой ситуацией не воспользоваться. Губернатор сказал «предлагайте людей». Мы обсудили и сейчас формируем свой вариант кабинета министров и его представим и администрации, и широкой общественности. Компетенций у нас хватит, чтобы закрыть все направления, ну, может, за исключением культуры, но тут нам партия «Яблоко» поможет... Сейчас для нас важнее всего, что мы с другими партиями можем начать взаимодействие. Момент для выработки межэлитного консенсуса настал.

Константин Окунев считает, что действующая исполнительная власть и поддерживающая её реготделение «Единой России» делает всё, для того чтобы сплачивать оппозицию:

Политолог Константин Сулимов считает, что все разговоры о коалиционном правительстве со стороны власти и со стороны оппозиции — не более чем сбор политических бонусов:

Профессор ВШЭ Александр Скиперских также сомневается в возможности создания полноценной структуры под названием «коалиционное правительство».

Под конец обсуждения Константин Окунев высказал мысль, что даже обсуждение самой темы возможного формирования коалиционного правительства может помочь развитию региона..

Итог разговору подвёл доктор политических наук Олег Подвинцев: