X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 ноября 2019
Фото: Pixabay
155статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

«Сын Саула». Плоть и пепел

В ограниченный прокат выходит фильм Ласло Немеша «Сын Саула», ставший лауреатом премии «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке».

Аушвиц, 1944 год. Главный герой фильма по имени Саул Аусландер (Геза Рёриг) — венгерский еврей, которого оставили в живых, чтобы он выполнял самую ужасную и страшную из всех существующих работ. Он — член зондеркоманды. Его обязанности заключаются в том, чтобы сопроводить людей из душа в крематорий, а затем очистить помещение, сложить одежду и собрать все ценные вещи. Среди тысяч людей, проходящих через газовую камеру, на считанные минуты остаётся живым один мальчик. Саул успевает рассмотреть черты лица подростка и узнаёт в нём своего сына. Знакомые Саула сомневаются, что у него могли быть дети, но его это не интересует. Саул одержим одним желанием: предать тело мальчика земле с соблюдением еврейских обрядов. Для этого он должен уберечь тело от топки, спрятать его от нацистов и найти среди заключённых раввина, чтобы тот зачитал над могилой «Кадиш». И этот квест можно назвать практически невыполнимым, так как тело мальчика уже помечено врачами для вскрытия, а нацисты мгновенно убивают людей, в которых видят черты раввинов.

«Ты рискуешь жизнями живых людей ради мертвеца» — эта фраза, адресованная Саулу, проходит красной нитью через весь фильм. Ласло Немеш задаётся вопросом: «Есть ли место человечности посреди пепла, мора и чумы?». Саул хочет верить, что да.

«Сын Саула» — не самое просто кино для просмотра. От других фильмов, затрагивающих столь болезненную тему, его отличает пугающий реализм. И этот реализм заключается не в демонстрации убийств или каких-то шокирующих кадров с оторванными конечностями, а в полном отсутствии кинематографичности и глянцевого лоска, присущих многим сегодняшним историческим фильмам. Отсутствие кинематографичности здесь во многом связано с главным недостатком картины — операторской работой. Когда смотришь кино, складывается ощущение, что Ласло Немешу и его оператору Матьяшу Эрдею не дают покоя лавры Эммануэля Любецки. Как и в «Бёрдмэне» Алехандро Гонсалеса Иньярриту, в «Сыне Саула» камера ни на секунду не отпускает главного героя. Вот только у Любецки движение камеры можно назвать виртуозным балетом, а у Немеша она, кажется, привязана к спине главного героя, периодически демонстрируя протагониста с других ракурсов. В фильмах, где исторический контекст имеет важное значение, очень многое строится на деталях: на том, в каких условиях жили герои, в каких они находились обстоятельствах, что их окружало и так далее. В «Сыне Саула» глазу просто негде разгуляться. Во-первых, большую часть времени в центре объектива находится лицо главного героя, а во-вторых, фильм снят в формате 1.375:1 и имеет квадратный, можно сказать, инстаграмный кадр. Понятно, что это художественный приём, он нужен для того, чтобы зритель был близок к протагонисту и кино воспринималось буквально от первого лица, но от этого очень быстро устаёшь и в таком клаустрофобном заточении глаз просит свободы. В остальном претензий по части постановки к Немешу нет, как и к исполнителю главной роли Гезе Рёригу, который, кстати, по своему основному роду деятельности писатель и поэт.

Лента Ласло Немеша заметно отличается от знаковых картин о Холокосте. В ней нет гуманизма Стивена Спилберга и кинематографичности Романа Полански. Выгодное это отличие или нет — каждый решит сам для себя тогда, когда по экрану поползут финальные титры. Совершенно точно можно сказать, что у Ласло Немеша вышел крепкий дебют, а венгерское кино привлекает к себе в последние годы всё больше и больше внимания.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь