X

Новости

Вчера
2 дня назад
26 марта 2020
25 марта 2020
24 марта 2020
Фото: facebook.com/marat.guelman.9

Марат Гельман хотел передать свою коллекцию Музею PERMM. Но подарил Третьяковке

15 февраля в Третьяковской галерее открылась выставка «Дар Марата». На ней представлено 72 работы из коллекции Марата Гельмана. Эти произведения современных художников галерист и культуртрегер подарил музею. Изначально он собирал эту коллекцию для Музея современного искусства PERMM.

Накануне выставки Марат Гельман дал комментарий изданию Forbes. В нем он утверждал, что «собирал коллекцию для Перми, ждал, когда там разрешится ситуация»:

«Но музей выселен в неприспособленное помещение, выставочной деятельности практически нет. Я просил: „Ну пообещайте мне что-то, ну обманите меня!“ Но даже этого они делать не стали. А Третьяковская галерея по окончании выставки намекнула мне, что мечтает получить в свое собрание инсталляцию „Синих носов“. Так, с одной работы началась наша работа по передаче в дар коллекции. Сначала я показал отделу новейших течений всё, что у меня есть, на картинках. И они выбирали», —сказал Марат Гельман.

Куратор выставки «Дар Марата» Михаил Сурков, который в свое время был заместителем Гельмана в Музее современного искусства PERMM, рассказал интернет-журналу «Звезда», что присутствовал при его разговоре с Forbes, корреспондент издания его не правильно поняла. «У музея действительно нет собственного здания и соответственно нет помещения для постоянно действующей экспозиции выставки „Русское бедное“, об этом и сказал Марат», — утверждает Михаил Сурков.

С выставки «Русское бедное», которую придумал Марат Гельман в 2008 году, и началась история Музея современного искусства PERMM. В здании бывшего Речного вокзала были показаны работы 36 российских художников: Николая Полисского, Ольги и Александра Флоренских, Валерия Кошлякова, Дмитрия Гутова, Анатолия Осмоловского, Александра Бродского, Петра Белого, Владимира Архипова и других. Все работы были сделаны из «бедных» материалов — картона, старых досок, резины, железа, угля, кафельной плитки, полиэтилена и даже мыла.

После успеха выставки было решено создать в Перми музей современного искусства. На сайте PERMM говорится, что это «уникальный проект, созданный весной 2009 года по инициативе галериста Марата Гельмана, при поддержке губернатора пермского края Олега Чиркунова и сенатора Сергея Гордеева». Основателем и первым директором стал Марат Гельман, музей расположился в здании Речного вокзала. После отъезда Гельмана из Перми в 2013 году сменилось несколько директоров, а сам музей переехал в неприспособленное здание в Мотовилиху.

Михаил Сурков говорит, что пару лет назад Марат Гельман предпринимал попытки подарить часть коллекции Музею современного искусства PERMM. Главным условием передачи инсталляции Ильи и Эмилии Кабаковых «Игра в теннис» было то, чтобы под нее должно быть создано отдельное помещение в постоянно действующей экспозиции. «Музей не проявил никакой инициативы, дарение не состоялось», — сказал Сурков.

Инсталляция Кабаковых «Игра в теннис» была привезена в PERMM на выставку «Видение» в 2009 году. С этого времени она находилась на временном хранении по договору с Маратом Гельманом. В 2013 году её показали на выставке «Открытая коллекция» с прицелом получить в дар.

«Я никогда не слышала о том, что работа „Синих носов“ „Кухонный супрематизм“ планировалась для передачи в коллекцию PERMM, — удивляется директор PERMM Наиля Аллахвердиева. — Любые инициативы по дарению не могут пройти мимо фондовой закупочной комиссии. Этот коллегиальный орган определяет, принимать или нет работы в дар. Я не знаю, с кем он (Марат Гельман, — прим. редакции) это обсуждал. Со мной ничего».

По её словам, все эти годы музей бережно хранил «Кухонный супрематизм», инсталляцию Ильи и Эмилии Кабаковых «Игра в теннис» и другие работы. «Он мог хранить её и дальше в надежде на возможную передачу в коллекцию», — уверена она, добавляя, что, несмотря на то, что у музея нет постоянной экспозиции, он периодически показывает фонды в рамках кураторских проектов, а также выездных выставок. Так, пару лет назад музей показывал выставку из фондов, а в прошлом — привозил в нижегородский центр современного искусства «Арсенал».

Наиля Аллахвердиева Фото: Иван Козлов

Хранитель коллекции Музея современного искусства PERMM Наталья Суркова вспоминает, как пару лет назад Михаил Сурков передал руководителю музея Вере Николькой на словах, что Марат Гельман желает подарить музею четыре работы: три листа печатной графики Анатолия Осмоловского и объект Юрия Альберта.

«Михаил принес работы в музей, мы составили список. Чтобы взять работы в коллекцию, нужны подтверждающие документы — чем подтвердить, что работы точно принадлежат Марату. Поэтому были сделаны договоры между Маратом и Осмоловским, и Маратом и Альбертом. Мы были за проведение в музее официального мероприятия по передаче пожертвования в коллекцию музея, был назначен день, время. Так как сейчас необходимо все мероприятия согласовывать с краевым минкультом, мы не получили на это разрешение. После этого договор на пожертвование остался не подписанным. Вот так закончилась эта история. Не знаю, вошли ли эти работы в дар Третьяковке», — сказала она.

По её словам, в прошлом году уполномоченное лицо Марата — Михаил Сурков — предоставил письмо с обращением Ильи и Эмилии Кабаковых о выдаче работы, что и было сделано в январе этого года.

В разговоре с интернет-журналом «Звезда» Марат Гельман сказал, что слов про «выставочной деятельности практически нет» он не говорил и вообще не хотел никого обидеть, потому что «Музей PERMM находится на осадном положении».

Марат Гельман и Михаил Сурков Фото: facebook.com/marat.guelman.9

Он сказал, что инсталляция принадлежит наполовину ему, а наполовину художникам Илье и Эмилии Кабаковым. По его словам, пару лет назад он действительно вёл переговоры, чтобы передать эту работу Перми. Однако эти переговоры он вёл не напрямую с музеем, а с руководством Пермского края. «У меня есть друг — серьёзный человек, кто это, я не буду говорить», — сказал он. Через этого человека он вёл переговоры, но сначала решил проверить почву и решил передать в дар музею четыре работы: три листа печатной графики Анатолия Осмоловского и объект Юрия Альберта.

«У меня было одно условие — чтобы передача была публичной. Поначалу всё шло хорошо. Чтобы передать работы, в Пермь специально прилетела моя жена (Анастасия Гельман — уроженка Перми, прим. редакции). Но потом мне отказали. Видимо, посоветовались с местным минкультом», — вспоминает Марат Гельман.

В ноябре 2019 года в лондонской Saatchi Gallery Гельман сделал выставку Art Riot: Post-Soviet Actionism. Тогда же через всё того же своего поверенного, «серьёзного человека», он сделал попытку и предложил Музею PERMM собрать большой проект, в котором, наряду с современными русскими художниками, были бы показаны художники из других стран, работающие с «бедными» материалами.

«Я снова получил ответ: любая ассоциация с Гельманом или предыдущей властью для нас запрещена», — говорит он.

По словам Гельмана, существенная часть его коллекции до сих пор хранится в Перми.

«Когда я думаю о её судьбе, то рассматриваю два варианта: Пермь и Киев. Пермь для меня в приоритете. Но любое движение в сторону музея пока воспринимается властями неадекватно. Если я их (музей, — прим. редакции) похвалю, их там всех уволят. После того, как Курентзис уехал из Перми, меня спросили, что нужно сделать, чтобы вернуть славу города. Я ответил: нужно построить новое здание для Музея современного искусства, в котором бы разместилась коллекция „Русского бедного“. Это нужно не только для меня — для всех», — считает Марат Гельман.

***

Читайте также: 10 лет назад открылся Музей PERMM. Что оставила после себя пермская культурная революция?

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь