X

Новости

Вчера
2 дня назад
Фото: Иван Козлов

«Нереализм» в ЦГК: живопись и её повседневность

Выставка под названием «Нереализм» нетипична для Центра городской культуры. Пермские зрители скорее привыкли видеть подобные проекты в стенах Центрального выставочного зала или на арт-салоне «Арт-Пермь». Однако у команды ЦГК есть свои соображения на этот счёт.

В выставке участвуют работы Александра Гнетова, Алексея Залазаева, Андрея Побережника, Валерия Подкуйко (который заодно выступил куратором и консультантом проекта), Игоря Турбина и Анатолия Френкеля. Все эти имена — или, по крайней мере, большинство — знакомы пермским любителям искусства. Но при этом они во многом отчуждены от актуальной повестки, которая и формирует наши иллюзорные представления о региональном художественном мире. За редким исключением, они трудно поддаются удобной и упрощающей всё классификации: слишком несовременны для современного искусства, слишком авангардны для традиционного, слишком известны для маргинального и так далее.

Фото: Иван Козлов

Мы вообще склонны воспринимать мир (и мир искусства в том числе) через призму трендов и актуальных конфликтов, а для Перми эта конфликтность за последнее десятилетие стала особенно характерной. Есть представители «контемпорари арта», есть традиционные художники старой закалки, есть неизбывное напряжение между ними, есть наивные художники и аутсайдеры, и так далее. Но всё это — только точки экстремума на графике повседневности. Принимая в расчёт только их, невозможно постичь суть и содержание художественной среды.

Художники, включённые в «Нереализм», образуют совсем другую общность. Во всяком случае, инициаторы проекта так думали. И пытались изучить эту общность и каким-то образом структурировать её, но довольно быстро пришли к выводу, что общность была только ошибкой восприятия. Единственное, что можно сказать достоверно: каждая из работ, представленных на выставке, по-своему восстаёт против обывательского восприятия реальности, авангарда и традиции, архаики и современности. И этот вывод, кажущийся самоочевидным, влечёт за собой новые размышления: как существует живопись и скульптура в текущем историческом моменте?

Фото: Иван Козлов

Минимум полвека она пребывает пусть в невероятно продуктивном, но всё же кризисе. Об этом легко рассуждать в рамках мысленных экспериментов. Но объект исследования ЦГК (чем бы он ни занимался) — повседневность во всей её сложности. Обстоятельства, в которых живут и творят художники, не менее важны, чем их эстетические воззрения и художественные установки. В своё время из бытовой обусловленности родилась, например, Arte Povera, но то было принципиально новое направление в искусстве.

Здесь о принципиальной новизне речи не идёт, это обстоятельство подчёркивает и куратор Виталий Подкуйко: «В смысле формы мы ничего особенно изломанного, контрастного, парадоксально-цветового пока не представили». Живопись остаётся живописью, скульптура — скульптурой, а художники, однажды выбравшие свой путь, не сходят с него десятилетиями. Что вдохновляет их на этом пути и что объединяет?

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Выставка, которая задумывалась как исследовательская, в итоге оказалась проблематизирующей. Обобщения в ней нет: в экспозиции зритель найдёт и фигуративную живопись, и абстрактный экспрессионизм, поэтому попытки навесить ярлыки моментально провалятся. «Нереализм» — это идея исследования одновременно художественного и социального, высокого и бытового, вечного и преходящего. Темы и предметы, которые по-настоящему интересуют исследователей ткани повседневности, никогда не находятся на этих полюсах, но всегда — где-то между ними.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов