X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
18 марта 2019
Фото: Николай Кириллов
143статьи

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Пермский деревянный Уроборос. Вечность и повседневность «Пермских богов» в спектакле Дмитрия Волкострелова

При словах «спектакль о Пермской деревянной скульптуре» невольно возникает такой образ: последовательный рассказ истории пермских богов с ликбезом по искусствоведению, сельскими резчиками и сбором уникальных артефактов. В завершении, конечно же, помещение скульптур в известный всем пермякам зал на верхнем этаже художественной галереи. Но в спектакле «Пермские боги» (16+) ничего этого нет. Его содержание намного сложнее и при этом гораздо проще обычного пересказа истории. Впрочем, по-другому и быть не могло, если учесть, что над этим спектаклем в Сцене-Молот работали главные российские специалисты по современному театру, на примере пермских богов показавшие, как в повседневных мелочах сквозит вечность.

Над «Пермскими богами» работала настоящая команда мечты: главный в нашей стране спец по постдраматическому театру, режиссёр Дмитрий Волкострелов, художница Ксения Перетрухина, признанная одним из лучших отечественных сценографов на данный момент, исполнитель и популяризатор современной академической музыки, композитор Дмитрий Власик и художник по свету Илья Пашнин. За основу постановщики взяли известный факт, что у пермских деревянных скульптур — лица местных жителей, поэтому у Христа, апостолов и святых проглядывают коми-пермяцкие и даже татарские черты. К этому добавился интерес Дмитрия Волкострелова к исследованию повседневности, о котором он рассказывал нам когда-то в интервью, и нахождении чего-то актуального в прошлом. Про этом Волкострелов со своим питерским «театром post» уже поставил два спектакля: «Художник извне и изнутри», основой которому послужили тексты двух художников эпохи Возрождения — Якопо Понтормо и Джорджо Вазари, а также книги искусствоведа Аркадия Ипполитова и «Хорошо темперированные грамоты» по материалам новгородских берестяных грамот. Ксения Перетрухина незадолго до премьеры говорила, что цель спектакля как раз в том, чтобы разглядеть в обычном вечное.

Видимо отсюда в «Пермских богах» возникает очень интересное решение — простыми, но выразительными средствами, постановочной команде и актёрам Театра-Театра удалось создать на сцене колоритную, узнаваемую атмосферу повседневного быта деревни — архаичную и вневременную одновременно. Поэтому очень родную. Но из этих повседневных вещей вдруг возникает дуализм небесного и земного, символического и реалистичного, сиюминутного и вечного. На сцене, с одной стороны, всё вроде условно, а с другой — подробно воссоздан деревенский образ жизни, хорошо знакомый многим пермякам.

Фото: Николай Кириллов
Фото: Николай Кириллов

Всё декорации, в том числе и нависающая над залом конструкция, сделаны из дерева, причём среди этого убранства хватает настоящих, очень фактурных и колоритных предметов, вроде наличников на стенах. В этом царстве аутентичности находятся шестеро артистов: Марк Букин, Екатерина Вожакова, Алексей Каракулов, Дмитрий Курочкин, Кристина Мударисова и Екатерина Мудрая. Молодые артисты в более-менее современной одежде занимаются обычными деревенскими делами, которые не менялись сотни лет: делают варенье, стирают белье, моют ноги, стряпают, сколачивают скворечник, собирают цветы, пьют чай, собираются на рыбалку и много чего ещё. Меняются времена года, за зимой следует весна, и так далее. Соответственно меняются и занятия людей: логично, что лыжи вострят зимой, а косу точат летом. О том, какой сейчас сезон, зритель узнаёт из выводимых на задник надписей и часов. Причём точное время по ним можно узнать вплоть до секунды. И эти часы в «Пермских богах» — один из важнейших элементов, а, может быть, и самый важный.

Фото: Николай Кириллов
Фото: Николай Кириллов

Смена времён года сопровождается затемнением, в котором артисты произносят единственные слова в спектакле: озвучивают выписки из книги отзывов пермской галереи, от 1950-х до наших дней, делятся отрывками из интервью с пермяками и читают стихи (от «Вот и лето прошло...» Арсения Тарковского, конечно же, не удержались). И всё это почти одновременно, вкрадчивым полушёпотом, так что голоса трёх актёров сливаются в чудную полифонию. В такую же полифонию объединяются и времена в изречениях пермяков. Ведь даже лексика советских отзывов разительно отличается от современных, но их все объединяет визит к пермским богам. Один из посетителей о них даже писал так: «Иду к своим».

Фото: Николай Кириллов

И как бы не были важны эти слова и ярки рассуждения респондентов о пермяках и дао (а там есть и такие), почему-то кажется, что со своей задачей этот спектакль справился бы вообще без слов. Ведь главное тут — уникальное единство действия, оформления, музыки и света, которые и создают основную связь времён. Вот актёры по-настоящему занимаются грубыми, бытовыми делами, и в этой их работе как нигде уместно чудовищное выражение «существуют на сцене». Их действия и движения кажутся естественными, хотя за всем чувствуется строгая застроенность, как вдруг, в один момент, течение этой жизни замирает, и с лёгким гудением все застывают, на секунды превращаясь в деревянные скульптуры. А время неумолимо идёт. Но в эти недвижимые мгновения обычные люди становятся частями чего-то вечного. Как те безвестные мужики, которых столетия назад изображали сельские резчики. И этот гул, в котором сквозит безвременье, повторяется очень часто.

Фото: Николай Кириллов

Постепенно движения артистов начинают напоминать не ритмичный, но гармоничный танец, который ведёт постепенно разрастающийся, возникающий словно из ниоткуда гул и ритм. Это странный бит — белый шум обычной жизни. Артисты сами извлекают эти звуки из предметов обихода, и в него вплетены даже такие мелочи, как гулкие удары о тазики капель воды, падающих с сохнущего белья. Этот ритм и задаёт всё напряжение и держит внимание зрителя, ведь уже после первого «сезона» спектакль становится очень предсказуемым и понятным в плане того, что дальше всё будет так же. Но ритм, действие и антураж настолько захватывают, что невозможно оторваться. При этом чуть ли не самый напряжённый момент возникает, когда снова гаснет свет, но артисты не выходят читать тексты, и в темноте не остается ничего, кроме их силуэтов, ритма и течения времени на часах. После этого буквально ощущается вес и значимость каждой секунды. Это особенно чувствуется в финале, где снова повторяется зима и соответствующие действия актёров, но теперь они движутся, словно в киношном slo-mo.

Тут-то пермский деревянный Уроборос кусает свой хвост, и повседневность окончательно сливается с вечностью. Оказывается, что времени нет, и при этом оно есть. Всё меняется, но что-то остаётся неизменным, от этого люди становятся «пермскими богами». Буквально все люди в зале, не только актёры, ведь в финале спектакля свет, направленный в зал, открывает взгляду развешенные на стенах на почти иконических досках фотографии пермской деревянной скульптуры. Это единственное её буквальное присутствие в спектакле, названном в её же честь. Хотя незримо эти неизвестные люди из прошлого находятся в зале весь час, что идут «Пермские боги», и благодаря работе постановочной команды они оказываются нашими современниками, а мы — их. Ведь, как показывает этот спектакль, в сущности, за сотни лет мы практически не поменялись.

Поэтому «Пермские боги» — не столько привычное театральное представление, сколько удивительное пространство, где в одной точке сходятся разные времена. И в ходе размеренного до медиативности, очень живого и при этом механистичного действия границы между этими временами стираются. Как и границы между актёрами, зрителями, и даже самой пермской деревянной скульптурой. Этот спектакль настолько приближен к своим зрителям — современным пермякам — что этот текст, на самом деле, не имеет никакого значения. А сколько-нибудь адекватной рецензией на «Пермских богов» может быть лишь что-то конгениальное этому спектаклю — например, аудиозапись обсуждения между зрителями после показа в очереди в гардероб или отзывы из соцсетей, которые идут одной лентой на экране в маленькой темной комнате. Ведь это тот случай, когда искренние слова и эмоции людей, про которых этот спектакль и сделан, были бы много точнее профессионального разбора.

***

Читайте также: Интервью с режиссёром Дмитрием Волкостреловым.

Разговор с создателями спектакля «Пермские боги».

Репортаж из фондов художественной галереи, где хранится коллекция пермской деревянной скульптуры.

Фоторепортаж Ивана Козлова из запасников с уникальными фотографиями пермских богов.