X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 декабря 2018
14 декабря 2018

Возвращение в Закамск: Часть IV. Набережная

133статьи

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Фото: Иван Козлов

Мы уже и сами не понимаем, когда закончится эта череда путешествий по Закамску, но Иван Козлов раз за разом находит там новые маршруты. Вот и сейчас он привёз большой материал, побывав на закамской набережной. Хотя тем, кто на ней давно не был (то есть, нам, а скорее всего, и вам) было трудно предположить, что там можно найти что-то интересное. А между тем, закамская набережная оказалась очень похожа на многострадальную пермскую — официоза и казённого благоустройства там меньше, а вот проблемы почти одинаковые.

Когда я был в Закамске в прошлый раз, то остановился около ДК имени Кирова. Отсюда же и начнём, прямо вот от этой знаковой надписи под окнами ДК:

Фото: Иван Козлов

Набережная начинается сразу за Домом культуры — вот такой вид на левый берег открывается отсюда:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Лестница, которая ведёт от ДК к набережной — это не лестница, а какая-то аналоговая закамская соцсеть. Здесь местные подростки постят анимешные картинки и умные статусы, да ещё и чатятся друг с другом. Ну вот, например:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Тут даже воспроизводят стихи модных молодёжных поэтов:

Фото: Иван Козлов

Вообще, конечно, удивительно: я ожидал, что стены на закамских задворках будут исписаны и изрисованы, но предполагал, что содержание надписей и картинок будет более брутальным:

Фото: Иван Козлов

Оцените текстуру подпорной стены (особенно хорошо смотрится в сочетании с советскими мозаиками):

Фото: Иван Козлов

Довершает картину большая надпись «Радикальное добро» (её можно заметить на торце стены в правом нижнем углу). И ни одного матерного слова. Вот так и рушатся стереотипы.

Фото: Иван Козлов

Дальше по набережной — два старых судовых причала, которые раньше использовались для швартовки речных трамвайчиков и дебаркадеров. Но ситуацию с речным транспортом в Перми мы все знаем, и текущий вид причалов ей полностью соответствует.

Фото: Иван Козлов

Впрочем, пока причалы ещё не окончательно разрушились, они остаются местной достопримечательностью:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Вот, кстати, и первый закамчанин с бутылками, попавшийся мне на пути. В течение следующей пары часов я встречу ещё десятки таких, потому что у местных есть обыкновение ходить за водой на родники под берегом. До родников мы чуть позже дойдём. Вообще-то, около каждого из них стоит предупреждение насчёт того, что родниковая вода нестабильна и опасна для здоровья. Но всем плевать. Ну и правильно, я считаю: бесплатное вредным быть не может.

Фото: Иван Козлов

Довольно скоро эта часть набережной упрётся в неприступный забор местного водоканала и закончится, поэтому можно уже сворачивать в небольшой квартал, заключённый между ней и улицей Кировоградской. Если бы вчера не выпал снег, в этом квартале не было бы ничего особо интересного, а теперь есть:

Фото: Иван Козлов

Что тут ещё есть? Ну вот, например, типичный пейзаж с офисным зданием:

Фото: Иван Козлов

В доме, который выходит фасадом на реку, расположен очень старый мебельный магазин, а ещё кафе «Бриз». Это странное кафе работает только до шести вечера, а по выходным и вовсе закрыто, но даже при таком травоядном графике умудрилось обрести недобрую славу среди местных. Может, и к лучшему, что я оказался тут в выходной, иначе непременно бы зашёл.

Фото: Иван Козлов

У мебельного магазина припаркован вот такой автомобиль. Возможно, это лучшая аэрография, которую мне приходилось видеть:

Фото: Иван Козлов

Дальше по пути — закамский сквер с Катюшей и Вечным огнём. Я в нём уже был — более того, с прогулки по скверу два с половиной года назад этот цикл и начался. Ну и что? Не вижу ничего страшного в том, чтобы иногда обходить уже знакомые места. Во-первых, всё же меняется. Вот взять хотя бы ту самую первую прогулку: «Хачапурная» уничтожена, легендарная Кулинария окончательно испортилась и поскучнела, оформление бара «Встреч» закрасили, картодром сломали. Только люди с бутылками как сновали, так и снуют.

Во-вторых, с годами появляется насмотренность. Раньше я, например, не замечал, что барельеф «Тыл — фронту» довольно крутой, а теперь заметил:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Извините, по случаю первого снега приходится всё время отвлекаться на снеговиков, встречаются вон даже монстры какие-то:

Фото: Иван Козлов

На Катюше тоже кто-то слепил снеговика, собрав для этого весь снег с постамента (и трогательно пощадив только чьё-то признание в любви около заднего колеса). На фотографии этот снеговик запечатлён буквально за секунду до варварского уничтожения:

Фото: Иван Козлов

Вечный огонь, когда я подошёл к нему, угрожающе сипел, но не горел.

Фото: Иван Козлов

Пока я прислушивался к сипению, невесть откуда взялся газовщик, который отстранил меня и поднёс с огню горящую газету, после чего пламя снова запылало. «Дети снегом закидывают», — грустно сказал он и тут же уехал. Видно было, что снег всего два дня как лежит, а эта операция по спасению вечного огня газовщику уже изрядно надоела. Ну, могу только пожелать ему терпения.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Ещё одно отступление от темы, впрочем, крайне важное. Закамские, обратите внимание:

Фото: Иван Козлов

А мы тем временем возвращаемся на набережную, спустившись по той же лестнице около ДК Кирова, но в этот раз пойдём в другом направлении.

Фото: Иван Козлов

Именно по этой дороге нескончаемой вереницей бредут люди с бутылками.

Фото: Иван Козлов

На этом участке набережной полно ручейков — некоторые из них так малы, что их русла становятся заметны только благодаря свежевыпавшему снегу.

Фото: Иван Козлов

А вот и один из родников. Всего их тут порядка пяти, это не считая неблагоустроенных.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Вот тут люди вообще гениально придумали — соорудили крытый тоннель, который ведёт из бани прямо к одному из родников, и бегают голые посреди гуляющих закамчан. У моржей это, видимо, в порядке вещей. Дело в том, что тоннель выходит прямиком на клуб моржей «Ледокол», про который в описании на Викимапии сказано, что это «какая-то халабуда». Ну там и правда строение на халабуду похоже. Хотя вообще-то это известный в Закамске и заслуженный клуб, которому уже 18 лет. А моржи из «Ледокола» молодцы хотя бы потому, что регулярно проводят на камском берегу субботники.

Фото: Иван Козлов

Там ещё рядом с «Ледоколом» есть большой крытый спортзал с бесплатными уличными тренажёрами. Я, кстати, был приятно удивлён тем, сколько всего происходит на закамской набережной. Моржи, спортсмены, водоносы, рыбаки, дрессировщики собак, бегуны, просто любители подышать свежим воздухом — здесь тусуется множество разных людей, и вообще заметно, что закамчане свою набережную любят и ценят.

Фото: Иван Козлов

Хотя благоустройство тут, конечно, оставляет желать лучшего.

Фото: Иван Козлов

Вот тут набережная заканчивается. По этой лестнице можно подняться до городских кварталов, а можно свернуть с неё на параллельную набережной дорогу (которая на поверку оказывается трассой для скандинавской ходьбы) и с высоты посмотреть на реку.

Фото: Иван Козлов

Виды тут замечательные, конечно. Кино Звягинцева.

Фото: Иван Козлов

Начинает темнеть, и на горизонте становятся видны огни и факелы ПНОСа

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Вот так выглядит с этого ракурса клуб «Ледокол»:

Фото: Иван Козлов

Между набережной и улицей Кировоградской протянулся длинный ряд новостроек. И это довольно отвратительный факт, потому что их придомовые территории обнесены заборами, большинство из которых вплотную примыкают друг к другу. И, если не считать основного выхода на набережную от ДК Кирова, закамчанам остаётся всего два-три крысиных хода, через которые они могут попасть к реке — там, где между заборами есть хоть какое-то расстояние. О том, что пермская набережная отчуждена и закрыта от пермяков, написано множество статей, а вот про аналогичную закамскую проблему я не встречал ни единой публикации — и это, по-моему, несправедливо.

Фото: Иван Козлов

Ещё грустнее становится от осознания того, что эти новостройки, перегородившие подходы к набережной, не представляют ничего интересного в архитектурном плане. Единственное здание на этом участке, заслуживающее хоть какого-то внимания — бывший Дом пионеров (а сегодня — Центр детского творчества) на Кировоградской, 44. Оно было построено в пятидесятые годы, и делалось для пионеров с самого начала, но при этом выглядит оно как отреставрированный дореволюционный особняк.

Фото: Иван Козлов

Расположено оно на красивом участке дороги, который с первым снегом стал и вовсе сказочным на вид:

Фото: Иван Козлов

Теперь выходим на Кировоградскую, воспользовавшись одним из крысиных ходов между бесконечными заборами. Район по ту сторону улицы я исследовал буквально пару недель назад, но сейчас он, конечно, изменился до неузнаваемости. И вроде бы даже в лучшую сторону, если сравнивать с бесснежным ноябрьским унынием.

Фото: Иван Козлов

Там, где набережная заканчивается, а улица Кировоградская пересекается с улицей Шишкина, ещё осталась пара старых деревянных домов, которые теперь сиротливо смотрятся на фоне многоэтажек.

Фото: Иван Козлов

На этом же перекрёстке стоит местный отдел МВД — нетривиальное такое здание.

Фото: Иван Козлов

А сразу за ним можно обнаружить полусекретную тропинку, ведущую к сумрачному речному берегу:

Фото: Иван Козлов

Эта крутая тропинка приводит к очередному роднику, но она, в отличие от прочих, предназначена для настоящих героев. Потому что лестниц на ней нет, и при такой погоде она превращается в каток, с которого можно, набрав скорость, случайно улететь в реку, даже несмотря на наличие перил.

Фото: Иван Козлов

Но, пожалуй, на сегодня хватит геройствовать. Тем более, что стемнело уже окончательно.

Фото: Иван Козлов