X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 октября 2018

Humans of Perm: о таксисте мечты, страшных снах и музыке

17статей

Проект о тех, рядом с кем мы живём, но чаще просто не замечаем. Мы рассказываем о том, чем живут, о чём думают люди прямо сейчас — что их беспокоит, что радует, что для них важно.

Фото: Диана Корсакова

В нашем городе, правда, очень много происходит: и страшного, и светлого, и ещё самых разных оттенков, которые особенно остро начинаешь чувствовать, когда выходишь на улицу, чтобы рандомно поймать ещё несколько моментов из чьей-то жизни. Читайте новые четыре истории и четыре оттенка Перми, которые мы успели зафиксировать.

Эдвард, фотограф

— Я сейчас с таким таксистом ехал: писатель, музыкант, сам он экономист, занимался историей кино, был диджеем и т. д. Про всё поговорили: про Майков Наумников, про Егоров Летовых... — в общем, про всю российскую и не только когорту, с которой сам знаком: привозил в Пермь и другие города с концертами, потом сколько-то лет жил на Гоа, потом в Индии, потом то ли в Японии, то ли в Китае. Капец! Я говорю: «Слушай, я редко встречаю человека, который реально увлечён своим делом, а ты реально увлечён музыкой — какого фига ты здесь?» А он: «Да понимаешь, ну мне скучно: я вот езжу, с людьми разговариваю». (рассмеялся) Пусть все такие таксисты будут!

Эдвард, фотограф Фото: Диана Корсакова

Евангелина

— Я на протяжении четырёх лет писала пьесу «Сны Беслана» — так долго, потому что не могла сразу всё это освоить. Работала с журналисткой из «Новой Газеты», которая очень много писала об этой теме. Но когда я первый раз сама съездила туда, чтобы набрать материала, потом два года уже не могла продолжить работу... потому что вообще поменялась концепция. (немного помолчала) Когда в тебя тема какая-то попадает, она в тебе растёт-растёт... И если изначально эта тема была очень политической. «Дети гибли больше от пуль наших боевиков, а не террористов», — изначально было такое высказывание. А когда оказалась уже там, внутри ситуации, то для меня стало важнее другое: получалось, что каждой матери судьба давала какие-то знаки до этого — сны, психологические моменты или ещё что-то... У одной женщины ребёнок шёл в первый класс, а другой грудной, и ей не с кем было его оставить. Когда их уже продержали сутки, на второй день сказали, что тех, у кого дети до трёх лет, выпустят, а она с двумя детьми: один грудной, а другой «не подходит». И вот выбор: уйти и бросить старшего, не зная, чем это закончится, или младшему не дать даже шанса спастись. И старшего потом убили. Человек с этим живёт. И сейчас у неё такое отторжение к младшему... Там, внутри, оказалось столько тем, что Путин ушёл далеко на второй план вместе с обещаниями помощи — конечно, ничего этого не было. Может, какие-то деньги были выделены, но куда-то ушли, а вот сама психология — и то, что там сейчас... Это не переработать за год. И вот это прямо то высказывание, которое я хочу донести миру. Оно, наверное, больше о том, чтобы люди ценили как-то каждый день, миг... Потому что сегодня рядом с тобой человек, а завтра — «башни близнецы». Больше об этом.

Евангелина Фото: из личного архива героя

Талгат, музыкант

— Изначально я играл на скрипке, но потом получил травму и инструмент пришлось поменять: выбрал фагот. Скрипка, она как нерв — всегда накал, а фагот облагораживает, сглаживает звучание. У скрипачей, кстати, чаще бывают срывы, истерики. Я и сам, конечно, после этого тоже сильно изменился.

Талгат, музыкант Фото: Диана Корсакова

Лева Асканазович

(сразу после экзамена по философии)

— Прямо сейчас? (ухмыляется) Прямо сейчас я думаю... Вот знаете анекдот на эту тему? Сейчас расскажу. Это старый, ещё советской эпохи анекдот: «Журналист получает задание: поехать в деревню и написать оттуда репортаж. Он едет, но не знает, с чего начать. Тогда его знакомые опытные люди посоветовали ему взять с собой кирпич и ходить с ним. Журналист, приехав в деревню, сразу отправился к председателю колхоза с кирпичом, представился, объяснил, зачем пришел и спрашивает: „Вот, Николай Васильевич, глядя на этот кирпич, что вы думаете?“ А председатель ему говорит: „Ну, что я думаю? Мне нужно детский сад достроить: женщины жалуются, дети плачут...“ Записал журналист это и пошёл дальше, к местному бригадиру, и говорит: „Иван Иванович, глядя на этот кирпич, о чём ты думаешь?“ А бригадир: „Мать-перемать, что я думаю, когда гляжу на кирпич?! Кирпича у меня как раз нет — ферма разваливается: коровы мёрзнут зимой, дохнут! Что я могу думать? Где бы этого кирпича взять?! Вот что!“ И это записал журналист, пошёл дальше — видит Ваську тракториста и говорит ему: „Вася, вот глядя на этот кирпич, что ты думаешь?“ А Вася ему мечтательно: „Кирпич? Я думаю с Манькой Коноваловой переспать.“ Журналист не понимает: „А причём тут кирпич?“ А Васька ему: „Кирпич ни при чём — я об этом всё время думаю“. (выдерживает паузу)

Вот же, я с восьми часов здесь — поскорее бы это закончить! И думаю, когда эта беда от всех преподавателей и студентов уйдёт? И не я один. Вот эта балльно-рейтинговая система, когда нет возможности подготовиться и изучить по-настоящему материал, а ведь большинство студентов приходят в университет именно за знаниями, а не за формальностью.

Лева Асканазович Фото: Диана Корсакова

***

  • Humans of Perm — Instagram-проект от редакции интернет-журнала „Звезда“. Проект представляет фотографии гостей и жителей города, дополненные короткими монологами. Люди говорят о том, что их беспокоит, волнует, заботит, радует, огорчает прямо сейчас, когда они идут по улице, где их встретил наш журналист. Они отвечают на простой вопрос: „О чём вы сейчас думаете?“ Таким образом мы фиксируем новые и новые фрагменты окружающей действительности — случайные эмоции, мысли, спонтанные реплики. До встречи на улицах города!