X

«Корабль из Цуваммы»

Фото: Предоставлено издательством «Гилея»

Имя поэта-футуриста и первого авиатора Василия Каменского в Перми более чем известно. Пожалуй, можно даже сказать, что у нас сложился локальный культ Каменского — в городе есть улица его имени и огромное граффити с его портретом, в Пермском крае открыт его мемориальный дом-музей, в его честь собираются научные конференции, по результатам которых создаются книги и сборники статей.

Такое событие, как выход в свет сборника ранее не публиковавшихся произведений Каменского, и без того важно для русской литературы, а для Перми, учитывая вышесказанное, оно становится важным вдвойне. Поэтому «Звезда» не смогла пройти мимо, узнав, что московское издательство «Гилея» выпустило сборник «Корабль из Цуваммы».

«Гилея» открылась в 1989 году и всё это время ведёт по-настоящему подвижническую деятельность. За десятилетия своего существования это маленькое издательство выпустило несколько десятков книг, за которые вряд ли взялся бы кто-то другой в России. Только из новинок, вышедших в «Гилее» относительно недавно, можно вспомнить сборники текстов леттриста Исидора Изу и ситуациониста Ги Дебора, дадаистский роман Франсиса Пикабиа, сочинения сюрреалиста Артюра Кравана и много что ещё.

Само название издательства обязывало его рано или поздно обратиться к наследию Каменского. «Гилея» была названа её основателем Сергеем Кудрявцевым в честь легендарной группы русских кубофутуристов, существовавшей в десятых годах прошлого века. В группе заправляли Велимир Хлебников и Давид Бурлюк, а входили в неё Владимир Маяковский, Алексей Кручёных, Елена Гуро и, собственно, Василий Каменский.

Свои мотивы обращения к наследию поэта директор «Гилеи» Сергей Кудрявцев объясняет так:

«Гилея» придерживается более или менее единой социально-политической или философской концепции. Если вы поглядите в каталог выпущенных мною книг, то увидите среди них не только то, что называется авангардом в искусстве или в литературе, но и книги, соответствующие определённым взглядам на общество и человека — в частности, анархические. В стихах Каменского, вошедших в издание, меня привлекло не только то, что это неизвестные, интересные и хорошие стихи футуриста-гилейца, но и то, что это стихи утопические, «жизнетворческие», воспевающие грядущее счастье и свободу, во многом анархические. Эти тексты появились в ту пору, когда строительство нового общества, новых отношений, нового искусства ещё не было так омрачено пошлостью и эстетическими подделками, начальством и бюрократией, советскими штампами и политической цензурой. Мне кажется, что это лучший период творчества поэта, сохранившего сильный футуристический заряд, но ещё не сломленного надвигавшимися порядками. Его фонетические эксперименты или любовь к электрификации — признаки того детского порыва, который в нём раззадорила революция.

Что касается содержания недавно отпечатанного сборника — исчерпывающий комментарий по этой теме нам дала автор вступительной статьи и комментариев Светлана Казакова:

Творческое наследие Василия Каменского до сих пор не изучено в достаточной степени. Большой пласт неопубликованных произведений хранится в фонде поэта в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ). Среди них — рукописи некоторых неизвестных стихотворений, поэм, пьес и сценариев, рассказов и очерков, а также статьи, лекции и воспоминания Каменского. Будучи разносторонним автором, он всегда экспериментировал во многих жанрах, стремился утвердиться не только в качестве поэта, но и как прозаик, драматург. «Словопластическая феерия» под названием «Корабль из Цуваммы» и драматургическая версия известной поэмы «Цувамма. Легенда», которые опубликованы в новой книге, дают представление о Каменском как об авторе, увлечённом новаторскими театральными идеями, поисками в области языка. Ценность для исследователя представляют также записные книжки и дневниковые записи поэта, его письма разных лет. В силу самых разных причин, в том числе и идеологических, не всё могло быть издано ранее. Так, в сборнике Василия Каменского опубликована неизвестная редакция заумного стихотворения «Жонглёр», подвергшегося неистовой критике в советской печати в двадцатые годы. Ещё остаются неопубликованными оригинальные вещи Каменского, в которых он сохраняет искру витального дара, и эта сторона личности поэта, лишенная штампов и расхожих убеждений, очень интересна.

В сборник включены стихи, относящиеся к 1920-1924 гг., наименее известному творческому периоду футуриста. Содержание книги отражает поэтику Каменского, продолжавшего языковые и жанровые эксперименты в новой социальной действительности и создававшего в первые послереволюционные годы жизнетворческие произведения, которые обладают стилевой и смысловой самостоятельностью. Большинство текстов публикуется впервые, а те, что были изданы ранее, представлены в сборнике в неизвестных редакциях (например, «Гимн 40-летним юношам» и «Жонглёр»). Читателям будет интересен цикл об электрификации («В бриллиантах невеста», «Взвейте внимание глаз», «Мы вонзаем весну», «Каждый килоуат», «Пляска букв э-л-е-к-т-р», «Непрерывностью тока»), в котором Каменский воспевает жизнеустройство и эстетику будущего. Это утопические тексты поэта, прославляющие свет и радость жизни, полные надежд на счастливое будущее человечества. Кроме того, в сборнике есть и анархическое заумное стихотворение «Вавилон фонетики», написанное фразами на разных языках. Безусловно, ярчайшие из ранее неизвестных произведений Каменского — драматургическая версия известной поэмы «Цувамма. Легенда» и «Словопластическая феерия» «Корабль из Цуваммы». Государство Цувамма, описанное в поэме, — волшебная «страна Океанской Раздоли», «остров рубинных расцветов» и «солнцетканных поэтов». Идиллическая земля, где царит свобода искусств, «вольнотворческий дух», — своеобразная утопия Каменского. Гости из чудесной страны говорят на «цувамском» языке. В этих произведениях Каменский экспериментирует с языком, изобретает заумные неологизмы, использует звуковую игру. Эти новые вещи Каменского рисуют его как анархиста, мечтателя, новатора и настоящего «будетлянина».

С разрешения коллектива «Гилеи» мы с большим удовольствием публикуем здесь уникальные сканы трёх стихотворений Каменского («Непрерывностью тока», «Пляска букв э-л-е-к-т-р» и начало поэмы «Цувамма. Легенда»), а также текст стихотворения «Вавилон Фонетики»

Фото: Предоставлено издательством «Гилея»
Фото: Предоставлено издательством «Гилея»
Фото: Предоставлено издательством «Гилея»

Вавилон фонетики

Браба’.
Федерасион фонетик интернасиональ.
Жантиль э ронти.
Травайй, травайй.
Воль-плянэ. Финаль.
Вон труа. Ассэ. Ава.
Сюр ля пляс Исси-ле-Мулажи
Браба’.
Э, бьен. Лино’.
Оль райт.
Ай стойт. Ай спик.
Уайт.
Ды бокс, эс, вери матч.
Оль райт.
Плиз би сайлянт.
Хатч
Уэлл оф лянд
Браба’.
Ди заллен.
Мейн брабехсту.
Шнель шпациерн. Я.
Вас махсту?
Их виль заген. Митте
Их виль глянзен.
Зеер гут. Битте.

Хох.
Бир халль —
«Вейсер беер». Нах
Браба’ — Изухаллес.
Едите, бибите,
Коллеги алигес,
Посмульта секуля
Покуля, нулля.
Сапиент сат.
Яссо. Пеколя
Эскаль ди. Улля.
Митконе са.
Азу гра.
Пжепрашим. Зутэлнэ.
Ноць швянта
Ноць циха.
Лишть виногрону
По моем окне.
Злегка сен пне.
Бялы бусозы.
Стойён там в жонде
Смутны гловы куземично.
Над во’дам
Мажон лябэндэ
О гвяздах спадлых
На езёр дно.
Воне ешть земя

Плопон зонже.
Браба’.
Ам ниччо миа.
Бель цамборино.
Виа.
Солё биччо тиа.
Кампа рино.
Менч токватто
Элля
Цаппо батто.
Сальто.
Эйт. Браба’.
Каяма. Мото. Яу.
Цао.
Яте хоп аваки.
Мау. Яо.
Хакки. Браба’.
Цян-дзы.
О-шан-учао-и.
Шуа-хай-й-ли.
Банзы.
Чин-джао-и.
Браба’.
Сайлям маликем.
Ацо. Гяз ай бямь.
Меджи джан когон.
Чэм, чэм. Микем.

Юз хардым урзямь.
Гяюю. Яхши.
Халы Бир май ай себас.
Чобас. Гарэм азадс
Вамзис, Черибан, Саадэт.
Юх ай бял салма.
Браба’.
Гамавата апаи оуш
Бгава аши жайи
Амоа
Хивата джоуш
Шкайи
Агуа
Шайма галайн уа.
Юма майи
Вэа аво моа тайн.
Браба’.
Айоц.