X

Citizen

Сегодня
Вчера
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017
05 декабря 2017

«Всё выше, и выше, и выше». Биография легендарного конструктора и история покорения воздуха на выставке «В начале было небо»

113статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Тимур Абасов

Весь этот год в Перми отмечают один очень важный столетний юбилей. И речь идёт совсем не о революции, а о её ровеснике — выдающемся конструкторе авиационных двигателей Павле Александровиче Соловьёве. В городе уже прошло немало мероприятий, приуроченных к его столетию. В Пермской художественной галерее открылась выставка «В начале было небо», посвящённая конструктору, но называть её очередным юбилейным мероприятием нельзя, потому что рассказывает она не только и не столько о Соловьёве, сколько об освоении человеком неба в ХХ веке.

Инициатором создания выставки о Павле Соловьёве в художественной галерее стало АО «ОДК-Авиадвигатель», то самое конструкторское бюро, у истоков создания и развития которого стоял легендарный конструктор. Кураторам выставки — Ольге Сафрошенко, Владимиру Бересневу и привлечённому консультанту из группы «Музейные решения» Александру Артамонову, необходимо было решить, как вписать биографию и технические достижения Соловьёва в художественное пространство.

В итоге жизнь и творчество конструктора на выставке предстают растворёнными в истории освоения неба — от первых полётов братьев Райт до межконтинентальных перелётов. История развития авиации здесь отражена в разных произведениях искусства (многие — из запасников галереи), которые размещены по хронологии ХХ века.

Этим «В начале было небо» немного напоминает прошлую выставку в ПГХГ —«Взгляд в СССР. ХХ век в фотографии и фарфоре». Личность конструктора и его свершения раскрываются в этой истории благодаря информации, которую подают в очень малых, но содержательных дозах — в виде цитат на стенах из мемуаров Соловьёва и нескольких стендов с выдержками оттуда же.

Фото: Тимур Абасов

Так посетитель постепенно узнаёт, как Павел Александрович, будучи деревенским мальчишкой, у которого не было никаких предпосылок, чтобы стать конструктором, увлёкся авиацией и, получив образование в Рыбинском авиационном институте, в 1940 году едет работать в город Молотов, где на тот момент был лучший авиационный завод. И под началом генерального конструктора Аркадия Дмитриевича Швецова начинает работу в ОКБ-19, где плодотворно трудится на протяжении всей жизни.

Фото: Тимур Абасов
Фото: Тимур Абасов

Совсем уж крепкую связь с историей выставке придают документы и фотографии из корпоративных музеев предприятий авиастроительного комплекса. Например, уникальные кадры кинохроники работы заводов во время войны.

Фото: Тимур Абасов

В оформлении выставки «В начале было небо», подготовленном художником Ольгой Вологиной, есть две чёткие и противоположные цветовые доминанты — синяя и оранжевая. Синий обозначает небо, Волгу, где родился и вырос Соловьёв, а также «синьку-чертёж» и тёмно-синие грифельные доски, на которых вели расчёты инженеры. Эти самые доски и чертежи на выставке тоже встречаются. Оранжевый цвет, как и в авиации, используется для привлечения внимания.

Как рассказывает Ольга Сафрошенко, эти цвета обозначают противоречие, с которым сталкивается конструктор в поисках постоянного компромисса, чтобы сделать невозможное возможным. Кроме того, эта двоичность символически связана и с двухконтурным двигателем — главным делом жизни Павла Александровича.

Ольга Софрошенко Фото: Тимур Абасов

Начинается экспозиция как раз с цитаты Соловьёва о поиске компромисса, а также портрета конструктора. А далее разные периоды становления авиации проиллюстрированы разными, соответствующими по духу произведениями. Зарождение — первые, порой курьёзные опыты, представленные на видео и чертежах. Романтика 1930-х годов — это картины и плакаты той эпохи, создающие красочный образ советской авиации. Чего стоит хотя бы один «Портрет героев Советского Союза Осипенко, Расковой, Гризодубовой». Война, когда пермские заводы поставляли свои авиамоторы на фронт, — это фотографии тех самых заводов, сильнейший плакат «Смерть врагу мы несём полётом — даёшь моторы самолётам» и серия рисунков о лётчиках и воздушных боях Анатолия Яр-Кравченко.

Фото: Тимур Абасов

А после стенда, стилизованного под кульман, на котором рассказано о разработке Соловьёвым первого двухконтурного двигателя Д-20П, можно найти отражение того, каким важным оказалось это изобретение, в серии гравюр Владимира Емельянова про освоение Севера в 1960-70-е и рисунков о малой авиации других художников.

1980-е годы — это подробный рассказ о двигателях, вроде названного в честь конструктора ПС-90, и моделях самолётов, на которых они стоят, совмещённый ещё и со своеобразной авиационной лирикой. За это отвечают серии работ Константина Батенкова «Мама, я лётчика люблю» и «Конверт». А заканчивается экспозиция очень показательным элементом — изображением из программы Flightradar, которое в реальном времени показывает, сколько сейчас самолётов находится в воздухе. Видно, что небо заполнено самолётами, и, наверняка, многие из них оборудованы двигателями Соловьёва.

Фото: Тимур Абасов

Но кроме этого яркого финального аккорда, на выставке хватает и других необычных современных элементов. Например, специально созданная Любовью Шмыковой инсталляция «В начале было небо» или работы Алексея Щигалева «Поверхностное напряжение», сделанной поверх старых чертежей и размещённой в особой части экспозиции. Эта часть рассказывает о «бригаде ураганных мыслей» — специальной группе конструкторов, созданной в ОКБ-19 ещё Швецовым, которая занималась самыми передовыми разработками, порой опережающими время. В экспозиции воссоздаётся рабочее пространство конструкторов — с доской, схемами и столом. Это пространство будет использоваться для детской образовательной программы.

Фото: Тимур Абасов

Одним из важнейших достоинств выставки «В начале было небо» является то, что она не перегружена информацией. Большой объём разных сложных технических сведений здесь подаётся просто, понятно и крайне наглядно. Здесь есть даже своя особенная инфографика. Одна почти стандартная — о том, как выросла дальность полёта самолётов за сто лет, — и несколько необычных. Это расставленные в разных частях разноуровневые оранжевые тумбы, на которых написаны все важные достижения самолётов с двигателями, спроектированными Соловьёвым. Кажется, что этим тумбам не хватает стоящих на них моделек тех самых самолётов, но, по словам Ольги Сафрошенко, от этой идеи отказались. Ведь организаторам выставки не хотелось сводить историю к таким частностям — они старались сделать её шире и рассказать с помощью образов, символов и информации. И у них это получилось.

Фото: Тимур Абасов

Благодаря насыщению выставки символами и образами, как художественными, так и техническими, «В начале было небо» становится не просто историей о легендарном человеке, выдающемся конструкторе, хотя важность его работы здесь объяснена очень хорошо. Это выставка о том, что люди, в течение всего каких-то ста лет, как в «Марше авиаторов», поднимались всё выше, и выше, и выше в небо, исполняя своё заветное желание летать. А Павел Александрович Соловьёв был одним из тех людей, кто эту сказку сделал былью.

***