X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Humans of Perm: о конституции, танцах и наблюдательности

18статей

Проект о тех, рядом с кем мы живём, но чаще просто не замечаем. Мы рассказываем о том, чем живут, о чём думают люди прямо сейчас — что их беспокоит, что радует, что для них важно.

Фото: Диана Корсакова

Мы продолжаем собирать истории о том, как и чем живут люди в нашем городе на грани весны:

Ася, скрипачка

— Мне кажется, что искусство может вообще мир менять, вопрос только в том, какими средствами. Недавно ходила на спектакль «Конституция» в Театр-Театр и под таким впечатлением от него нахожусь. Понятно, что это очень идеалистические мечтания, но если показать эту постановку всей стране, если каждый человек этот спектакль увидит, то, может быть, есть у России какое-то адекватное будущее. Сейчас много людей, которые говорят: «Нация, патриотизм — это отстой. Зачем вообще стране патриотизм?» Но всё равно, пока мы ещё не дошли до такого уровня, когда можем быть с миром наравне. Нет, может быть, когда-нибудь мы будем ощущать себя не как жителей отдельных государств, а как жителей Земли, но пока это невозможно, мы всё равно должны как-то пытаться искать свою идентичность: не в плане крови и этики, а как жителей государства определённого, так как мы всё равно живём на его территории. И здоровым патриотизмом могло бы быть как раз то, что показывается в «Конституции». (помолчала) Конституция у нас хорошая — все основные принципы добра, справедливости, мира, равенства, братства, демократии... Они все там заложены. Куда мы от этого ушли? Как так вышло?

Анна, скрипачка Фото: Диана Корсакова

Владимир, актёр

— Каждый человек — это центр мира, хотя многие со мной поспорят... Когда появились гаджеты и настолько разросся виртуальный мир, люди перестали быть интересными друг друг в личном общении. Они стали закрытыми. Лет 30 назад самым лучшим подарком на день рождения считалась книга: люди были начитанные, и они себя развлекали рассказами, книгами... От этого и театр был другой. И мы общались постоянно, дети встречались на улицах, играли. Наши же дети сейчас играют в компьютеры, смотрят какие-то видео, мультики — и они закрыты в своём мире. Они не развиваются за счёт друг друга — у них нет этого наблюдения друг о друге. У них нет друзей. По сути. И это страшно. Может, так ещё потому, что я вырос в деревне и привык с детства открытым быть. У нас нет вранья, а если есть, то про него обязательно узнает вся деревня. Всегда всё было открыто. Я в 16 лет впервые увидел лифт (улыбнулся). Приехал в Красноярск учиться — так и остался. Ну и города... Очень в них поглощает закрытость людей — все живут в своём мире. И вот, кстати, ещё наблюдение: за счёт гаджетов мы живём так, что постоянно смотрим в пол, а если попробуете хоть раз — увидеть какой свет горит в окнах, какие занавески, какие цветы на подоконнике, какая лампочка в комнате и какая на кухне. И попробовать через этот образ представить, какой живёт там человек или семья? Одиночка или муж и жена? А если муж и жена, то они ругаются или нет? В зале горит холодный свет, а на кухне тёплый — где любят находиться жители этой квартиры? И попробовать пофантазировать — так ты начнёшь видеть образами.

Владимир Абакановский Фото: Диана Корсакова

Евгения, учится на режиссёра

— В детстве я ставила конкретно спектакли: там была я — и ещё куча народу. (засмеялась) Я бы не сравнивала себя с К. С. Станиславским, но когда читала у него «Моя жизнь в искусстве» — сразу поняла, что он понял бы меня в детстве, если бы нам было лет по 10 одновременно — мы бы точно что-то хорошее поставили вместе. (рассмеялась) А вообще, в любом творчестве возникает вопрос: «Зачем/Почему я что-то делаю?» Я просто слышала, как — лучше не буду говорить кто (рассмеялась) — но, в общем, известный режиссёр говорил: «Я не знаю зачем. И когда я не знаю, зачем (?), я задаю себе этот вопрос и ложусь спать. Потом просыпаюсь — и этот ответ обязательно приходит». Потому что творческий кризис неизбежен, и единственный способ его преодолеть — это разрешить себе его пережить, понимать, что не бывает такого вечного двигателя, который постоянно выдаёт идеи. Для того, чтобы были идеи, нужно, действительно, уметь расслабляться. Есть люди, которые расслабляются, читая книги, а есть те, кто в клубах, но и то, и другое полезно — это тоже важно. Нужно себя принимать и понимать. Мне йога, наверное, всегда была интересна, у неё очень много плюсов. Во-первых, у всех же болят постоянно мыщцы, а у меня ничего не болит. (посмеялась) У меня раньше болело — а теперь вообще ничего. И когда что-то всё-таки начинает болеть, я просто делаю какой-то поворот руки или головы — то есть, я чувствую и знаю, что нужно сделать, чтобы у меня ничего не болело.

Евгения, учится на режиссёра Фото: Диана Корсакова

Ксюша, хореограф

— У меня мама танцевала: у неё были все данные, чтобы стать хорошей танцовщицей. И когда родилась я... по-моему, она даже в хореографическое училище меня приводила... Там посмотрели и сказали, что «ребёнок абсолютно безнадежный, данных никаких, не тешьте себя надеждами — в танцы не надо». И всё, с того момента ничего связанного с танцами в моей жизни не было. Я училась в музыкальной школе — играла на аккордеоне... И где-то в 12-13 лет прямо заболела бальными танцами! Так безумно всё это нравилось — ещё и много друзей-бальников было. И я помню, как начала терзать маму, что я хочу, мне так нравится... Но ответ у неё был очень простой: «Ну, времени ходить заниматься нет, но если тебе так нравится — дак учись сама». И я начала как-то учиться сама. (рассмеялась) Просто по каким-то видеокассетам, по фильмам... — как раз вышел фильм «Грязные танцы»... Вот по фильмам я какие-то элементарные шаги учила. Потом были любительские конкурсы по бальным танцам, а когда закончила школу и музыкальную, я сказала: «Вот теперь я иду танцевать — и вы меня не остановите!» Пришла на бальные танцы — и столкнулась с такой проблемой, что для бальных как спорта было уже слишком поздно, а любительские школы, которые сейчас переросли в социальные танцы — там я уже всё знала, по какому-то наитию, благодаря друзьям и наблюдательности научилась сама. И тут совершенно случайно одна подруга сказала мне: «Пойдём сходим к Райнику?» У него тогда был коллектив в педе. Мы сходили — вроде бы взяли в подготовительную группу. Начали мы ходить, абсолютно нулевые. И месяц я так отходила, а потом забрали четверых в основной состав: три девочки с подготовкой и почему-то меня...

Ксения Малинина Фото: Диана Корсакова

***

  • Humans of Perm — Instagram-проект от редакции интернет-журнала «Звезда». Проект представляет фотографии гостей и жителей города, дополненные короткими монологами. Люди говорят о том, что их беспокоит, волнует, заботит, радует, огорчает прямо сейчас, когда они идут по улице, где их встретил наш журналист. Они отвечают на простой вопрос: «О чём вы сейчас думаете?» Таким образом мы фиксируем новые и новые фрагменты окружающей действительности — случайные эмоции, мысли, спонтанные реплики. До встречи на улицах города!