X

Светлана Маковецкая: Тема градостроительства оказалась в слепом пятне общества

8статей

В этом проекте мы расшифровываем и публикуем самые важные и яркие, на наш взгляд, речи общественных, политических и культурных деятелей.

Фото: Ксения Ершова

Организовать эффективное протестное движение в городском планировании очень сложно. Так считает директор Общественного фонда Центр гражданского анализа и независимых исследований (ГРАНИ). О том, почему общественное участие имеет нулевой результат, Светлана Маковецкая рассказала на конференции «Современный город», организованной Пермским политехническим университетом.

По формальным признакам на протяжении последних лет для общественного участия в градостроительном планировании в Перми было сделано почти всё.

К разработке стратегического плана развития города привлекались не только эксперты, но и общественность. Было проведено около двух сотен круглых столов и дискуссий. Общественность была включена на всех этапах: культурное направление, молодежное, экология и так далее.

Вокруг этого формировалась и медиасреда: был вице-мэр, который работал с прессой, и в это взаимодействие самым активным образом были вовлечены те же общественники, участвовавшие в разработке документов.

То есть формально все условия были выполнены. Но в итоге общественное участие имело фактически нулевой результат. Несмотря на всю проведённую тогда работу, сейчас строительство осуществляется непонятно как.

А могло ли быть по-другому? С моей точки зрения, почти не могло.

Причина в том, что язык градопланировочных решений и стратегий — это очень специфический язык, разобраться в котором могут только специалисты.

Но если в этой сфере появляются такие специалисты, они очень быстро «всасываются» городской или региональной властью и, вместо того чтобы быть экспертными арбитрами, они вынуждены вставать на одну из точек зрения. Они начинают вырабатывать только провластные либо пробизнесовые аргументы. Пример — депутаты Законодательного собрания, которые уже просто персонифицировали собой строительное лобби.

И даже редкие действительно независимые эксперты, которые могут разобраться в этом и заниматься этой темой, в какой-то момент тоже уходят в отрыв от массового понимания темы и её понимания активистскими группами. Потому что даже язык этих людей-шлюзов оказывается сложным для восприятия обывателем. Активистским группам этот язык не подходит, их аргументы — бытовые.

Я вспоминаю, как накануне принятия изменений в Генеральный план города журналисты и пиарщики перевели на понятный всем язык десять поправок. Это оказалось очень востребованной работой, и на основании именно этого текста затем шли публичные обсуждения.

Но это единичный случай, а у нас слишком много проблем в сфере градостроительства. Выстроить устойчивый круг градозащитников, которые постоянно переводили бы на народный язык узкоотраслевые вызовы, — почти невозможно.

И вот главная причина, по которой общественность почти всегда проигрывает в конфликте. Причина, по которой общественные инициативы не проактивны, а реактивны. Мы не успеваем включиться в процесс принятия решений властью, будь мы хоть семи пядей во лбу.

Есть ещё один фактор — это городская гражданская неграмотность. В школах рассказывают об общественном участии, акционерных обществах, демократии и выборах... Но о стратегиях городского развития, пространственном планировании — нет. Если посмотреть статистику обращений граждан, видно, что многие по самым частным вопросам пишут Путину. Почему? Да потому что никто не понимает распределения ответственности во власти.

По этим причинам тема градопланирования и градоразвития, на мой взгляд, оказалась в слепом пятне общества. Гражданская культура в этой сфере — одна из самых серьёзных проблем. Пока же протестных действий, связанных с нарушениями в области градостроительства, много, но поскольку их аргументы находятся на уровне понятий общей демократии, общих прав человека — они малорезультативны.

***