X

Новости

Сегодня
Вчера
13 июля 2019
12 июля 2019
11 июля 2019
10 июля 2019
Фото: Алексей Гущин

Премьера в «Сцене-Молот»: А был ли «Бунт»?

«Театр-Театр», несмотря ни на что, продолжает «играть в классиков». Здесь снова обратись к творчеству А. С. Пушкина. На «Сцене-Молот» прошли премьерные показы спектакля по самой известной русской истории о благородном разбойнике — повести «Дубровский». Этой постановке петербургский режиссёр Семён Серзин дал громкое и многообещающее название «Бунт».

В последнее время в обществе обострились споры о таких тонких материях, как русская душа, патриотизм, свобода, Родина, и многих других понятиях, так или иначе с ними связанных. В итоге понятия «патриотизм» и «Родина» совсем вывернулись наизнанку. Молодого режиссёра Семёна Серзина, знакомого пермскому зрителю по спектаклю «У нас всё хорошо», такое положение дел, по его словам, не устраивает, поэтому он и решил рассказать об этом в своём стиле. А стиль этот — театральный авангард.

Фото: Алексей Гущин

По мнению худрука театра Бориса Мильграма, молодое поколение режиссёров «не чикается с классиками». Семён Серзин подошёл к материалу с помощью современных постановочных приёмов, которыми он владеет очень хорошо. Вообще, в «Бунте» представлен практически полный набор таких приёмов. Например, лаконичное сценическое оформление, подготовленное художницами Софьей Матвеевой. Видимо, к мыслям об Отечестве и родной земле зрителя должны подталкивать, собственно, сама земля, щедро насыпанная на помосте в центре сцены, и столбы, испещрённые славянскими языческими символами, поверх которых прикреплены гипнодиски и черепа животных. Это создаёт впечатление, что всё действие происходит на каком-то странном капище. Плюсом к данному оформлению идут выводимые на 5 экранах анимационные видеоролики (Режиссер анимации — Виктория Привалова и Лера Санчило), своим стилем напоминающие поздние клипы группы «Ляпис Трубецкой».

Фото: Алексей Гущин
Фото: Алексей Гущин

Центральный элемент и символ спектакля — та самая земля. Именно вокруг неё разгорается конфликт, порождающий всё действие, за неё будут буквально бороться и порочный Троекуров, и благородный Дубровский-старший. Не обойдётся и без интимных сцен (куда без этого в современном театре?) в русском чернозёме. В спектакле предстаёт какая-то стереотипная Россия, причём стереотипы прошлого и настоящего причудливо здесь перемешаны: прогрессивная дочь барина говорит с французским акцентом, праздник в усадьбе дворянина выглядит как дискотека, холоп носит косоворотку со спортивными штанами и кедами... А в прозу самого великого русского писателя органично и лирично вплетены песни «Любэ», а также слова из «Кольщика» Михаила Круга и из песни «Мама, я полюбила бандита», прочитанные под исполняемую на балалайке мелодию из «Бумера».

Следует признать, что нечто подобное было и в других постановках классики в «Театре-Театре». Такое «обновление» хрестоматийных произведений здесь уже стало нормой, шаблоном и кому-то, возможно, успело поднадоесть. Но надо отдать должное Семёну Серзину: в «Бунте» он по-своему оживляет этот избитый приём, даже не пытаясь придавать пересечению прошлого и настоящего оттенок хоть какого-то реализма, и превращает повесть Пушкина в настоящий абсурд. Он сам называет свою постановку «до абсурда русской». И в этом немного масленично-карнавальном русском абсурде можно найти множество всяких мыслей про то, что такое современная Россия, и о борьбе «всего хорошего против всего плохого».

Фото: Алексей Гущин

При этом постановщик с большим уважением относится к тексту романа, который Александр Сергеевич не дописал. Большая часть текста «Дубровского» сохранена в «Бунте», в основном благодаря тому, что значительная часть истории рассказана: артисты проговаривают её в зал через статичные микрофоны. Кажется, что в таком формате мало места остаётся актёрской игре, но «Бунт» предлагает череду очень ярких актёрских работ. Сергей Семериков блестяще справляется с образом Троекурова, играет его развязным и насквозь порочным типом. Ирина Мальцева в образе Маши показывает несколько разительных перемен в образе своей героини. Истинно народной выглядит Няня в исполнении Юлии Захаркиной. И совершенно поразительна работа Алексея Каракулова, у которого в спектакле несколько ролей.

Фото: Алексей Гущин
Фото: Алексей Гущин
Фото: Алексей Гущин
Фото: Алексей Гущин

А вот в центральной роли (Владимире Дубровском), исполненной Михаилом Орловым, кроется, на мой взгляд, одна из проблем всего «Бунта». И дело не в том, как играет Орлов. Он делает он это замечательно. Дело в том, как решён этот образ в целом и в том, как это отражается на всей постановке. По словам Серзина, замысливая «Бунт», он оттолкнулся именно от Орлова. Дубровский в спектакле представлен отнюдь не героем и не благородным разбойником, а, наоборот, довольно слабым человеком. Но он единственный светлый и чувствующий человек в этой истории. Дубровский даже появляется на сцене в первый раз, как герой из старого анекдота, весь в белом. Став разбойником он переоденется в чёрное. Но силы в нём не прибавится. В программке спектакль «Бунт» обозначен как романтическая сага для антигероя в одном действии (спектакль идёт всего час). И действительно, этот Дубровский — антигерой, потому что в нём нет ничего героического, он бессилен что-то изменить. Может быть, это правда, что наш век не для героев и порочный мирок троекуровых торжествует? А беда спектакля — в том, что слабый Дубровский просто теряется на фоне более ярких героев.

Из-за такого слабого главного героя возникает ощущение слабого спектакля. Поскольку герой бессилен, он не может поднять бунт. Удивительно, но, несмотря на все яркие ходы, необычные метафоры и серьёзные попытки приблизить классическое произведение к нашим реалиям, попытавшись через прошлое понять нас нынешних, возникает ощущение, что режиссёр постеснялся чего-то — многого не раскрыл до конца, не довёл ту энергию, которая возникает в спектакле, до максимальной точки. Из-за этого все мысли о патриотизме выглядят лубочно, а возникающий конфликт «всего хорошего со всем плохим» пропадает втуне из-за того, что одна сторона настолько слаба, что её проигрыш понятен сразу. В итоге получается как в поговорке: замах на рубль, а вот удар... И это очень странно, потому что Семён Серзин своим спектаклем «У нас всё хорошо» показал пермскому зрителю, что он очень смелый режиссёр, который не боится злых и актуальных вопросов. А в «Бунте» есть такое ощущение, он побоялся раскрутить все возникающие вопросы на полную катушку...

Фото: Алексей Гущин

В общем, главная проблема «Бунта» — отсутствие самого бунта, «бессмысленного и беспощадного русского бунта». И если отражение какой-то бессмысленности русской жизни в спектакле есть (и оно очень остроумное и яркое), то беспощадности в «Бунте» нет и в помине. Поэтому кажется, что в спектакле чего-то остро не хватает. Но, может быть, этого и хотел режиссёр? Может, его целью было показать, что бунт против троекуровых в России сразу обречён на провал?

Конечно, сейчас «Бунт» — это премьерный спектакль. Со временем история «разыграется» и заполнит часть своей пустоты. Но уже сейчас, несмотря на некоторые недочёты, я могу сказать: «Бунт» — очень интересная, важная и актуальная постановка.

Фото: Алексей Гущин
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+
10