X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
23 мая 2019
22 мая 2019
Фото: Иван Козлов
152статьи

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Дальний-дальний Закамск: от Маршала Рыбалко до Богдана Хмельницкого

В дальний Закамск, в окрестности улиц Ласьвинской и Богдана Хмельницкого (а наш сегодняшний маршрут будет заключён в кварталах между этими улицами, а также между улицами Маршала Рыбалко и Адмирала Нахимова), я никогда особо не совался. То ли до сих пор не находил эти места достойными внимания, то ли во мне жили сомнения, однажды заронённые моим другом Андреем Пермяковым: тот говорил, что в девяностые эти кварталы были настолько адскими, что даже жители главных улиц Закамска на Богдана Хмельницкого старались не соваться. Но в конце концов я решил, что на карте города для меня не должно оставаться белых пятен, а уж на карте моего любимого Закамска и подавно.

Начинается эта прогулка многообещающе — я уже давно практически не надеюсь отыскать на улицах Перми какие-нибудь новые рельефы или советский декор, но здесь он встречается. Это стена, огораживающая двор общежития неподалёку от перекрёстка Ласьвинской и Маршала Рыбалко. Не бог весть какой рельеф, конечно, но его, во всяком случае, сохранили и не упрятали под плитку.

Фото: Иван Козлов

Архитектура, которую можно встретить на улице Ласьвинской, разнообразна. В основном, в плохом смысле: здесь много новодельных офисных помещений, складов, магазинов и прочего. Помимо того, что все эти постройки выглядят так себе, находящиеся в них магазины ведут очень агрессивные рекламные кампании — мне, пока я преодолевал два квартала, пять раз всучили разные листовки, да ещё девушка накричала на меня через мегафон.

Но есть на этой улице и тихие участки с приятной, в общем-то, двухэтажной архитектурой пятидесятых-шестидесятых годов:

Фото: Иван Козлов

Причём большинство таких домов пёстрые: на одних обшарпанных фасадах проступили старые слои краски, на других остались следы борьбы коммунальщиков с любителями рисовать на стенах.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Близлежащие кварталы прорезает пополам железнодорожная ветка, которая соединяет Нижнюю Курью со станцией разгрузки и промзоной в районе Нового Крыма. Составы по ней ходят редко, так что в основном она используется как пешеходная тропа. Когда по ветке всё же проходит локомотив, ему приходится беспрестанно гудеть, сгоняя с путей толпы закамчан.

За этой железнодорожной веткой расположены два микрорайона — Октябрьский и Химградский (если вы думали, что всё это один сплошной Закамск, то нет, всё немного сложнее). Но я на эти детали размениваться, пожалуй, не буду: по моим впечатлениям, такое разделение на микрорайоны в городе как-то не прижилось, и закамчане — от Маршала Рыбалко и почти до Нового Крыма — всё равно идентифицируют себя как закамчане, не вдаваясь в конкретику.

Фото: Иван Козлов

Вот вам немного ЖЭК-арта с улицы Химградской. Обычно этим несчастным игрушкам, гниющим под дождём, только сочувствуешь, а этому коту хочется позавидовать: мне кажется, ему вообще нормально.

Фото: Иван Козлов

А это заяц без ушей, но в турецкой феске.

Фото: Иван Козлов

Вот один из магазинов на улице Ласьвинской. Глядя на эту вывеску, я вспомнил «Хазарский словарь» Павича, в котором утверждалось, что имена существительные предназначены для Бога, а глаголы — для человека. По-моему, эта вывеска, в которой глаголов явно не хватает, свидетельствует о том, что жители Закамска общаются между собой на божественном наречии. Впрочем, разве кто-то сомневался?

Фото: Иван Козлов

Дойдя до пересечения Ласьвинской и Богдана Хмельницкого, поворачиваем направо и идём до упора, минуя единственную местную достопримечательность — районную баню.

Фото: Иван Козлов

Во дворы при этом лучше не заходить, там поджидают колобки с подозрительно кровожадными лицами:

Фото: Иван Козлов

Да и в принципе тут пока смотреть особо не на что, вся архитектура прилегающих к Богдана Хмельницкого кварталов примерно одинакова:

Фото: Иван Козлов

Более-менее интересные объекты появляются там, где улица заканчивается, сливаясь с Химградской. На месте их пересечения стоит старая пожарная часть, переоборудованная в гараж местного отдела полиции:

Фото: Иван Козлов

А сразу за ним (нужно только перейти ещё одну железнодорожную ветку) начинается улица Пензенская. Здесь находится комбинат Росрезерва «Минерал» и бесконечные садовые товарищества, посреди которых возвышаются редкие оставшиеся двухэтажные дома — судя по расположению, выстроенные когда-то для работников местных предприятий.

Фото: Иван Козлов

Дома очень колоритные, с моими любимыми противопожарными плакатами на фасадах:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Если пройти по Пензенской ещё чуть дальше, то окажемся в небольшом квартале блочных двухэтажек, непонятно как затесавшихся на эту садово-огородную окраину.

Фото: Иван Козлов

Тут, кстати, не так маргинально, как может показаться. Скорее, это какой-то островок прошлого: одни дети, живущие в домах, играют во дворе в догонялки и прыгают через верёвочку, другие собираются в круг и рассказывают друг другу истории. Выглядит всё это как сцены из советских детских повестей. Может, сюда просто ещё интернет не провели, не знаю.

Фото: Иван Козлов

Одно из зданий в квартале практически разрушено. Пока я фотографирую его, ко мне подходит бабушка с лыжными палками в руках. Это уже второй раз за весну, когда единственным моим собеседником за всю прогулку оказывается внезапная бабушка с лыжными палками. Ну круто на самом деле, что скандинавская ходьба стала так популярна.

— Хороший участок? — спрашивает она.

— Ну, да, неплохой, — участок выглядит как очень плохой, но во-первых, я не хочу её обидеть, во-вторых, вдруг она имеет в виду его рыночную стоимость или что-то подобное.

— Живём в дерьме! — не меняя своего жизнерадостного тона и словно бы хвастаясь, сообщает бабушка. — Не убирают который год уже.

Я оглядываюсь. Посреди участка, напоминающего помойку, стоит помойка, но, поскольку помойка, видимо, тоже не вывозится, вокруг помойки уже образовалась другая помойка, и всё это на фоне огромной помойки. Мда.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

А это, видимо, дух места: он висит перед входом в разрушенное здание и смотрит в его окна немигающим взглядом. Жуть.

Фото: Иван Козлов

А неподалёку — ещё один подобный дух, которому повезло меньше. Я не знаю, кому и зачем понадобилось притащить на старую железнодорожную ветку костюм медведя, выпотрошить его изнутри и распять на решётке, но мне и не хочется выяснять. Хочется только убраться отсюда побыстрее.

Фото: Иван Козлов

Благо, выйти обратно к улице Богдана Хмельницкого очень легко, надо просто идти по рельсам вдоль гаражей. Гаражи я запечатлел не случайно: на десятки метров вокруг они — самая яркая и жизнерадостная часть пейзажа.

Фото: Иван Козлов

Вот ещё типичный здешний пейзаж. Глядя на такие фото, невольно задумаешься о том, что люди, которые предлагают запретить использование автомобильных шин в качестве придомового декора — враги отечественной культуры и вообще всего рода человеческого.

Фото: Иван Козлов

Снова переходим железнодорожную ветку, приближаясь к начальной точке сегодняшнего маршрута. Попутно можно заглянуть во двор Адмирала Нахимова, 36: там такая вот красота:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Интересен здесь ещё и квартал между Автозаводской и Маршала Рыбалко: помимо новой многоэтажки, он тоже полностью состоит из старых двухэтажных домов — их сочетание так и просится в пошлую рубрику «Городские контрасты», которую так любят в пермских пабликах.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

В общем, в этот раз как-то не очень позитивно получается, поэтому вот вам солнышко на ограде детского сада:

Фото: Иван Козлов

Это детский сад № 168 на Маршала Рыбалко. И на его территории тоже можно встретить самодельные скульптуры. А вот подойти к ним поближе и разглядеть нельзя — режим безопасности не позволяет.

Фото: Иван Козлов

А на стене соседнего дома надпись, наоборот, призывает к какому-то взаимодействию, но я как-то побоялся рисковать. Поберегу себя для следующих экскурсий, всё-таки.

Фото: Иван Козлов