X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Михаил Данилович
135статей

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

«Перестанет быть маменькиным сынком»: почему пермяки больше не боятся армии

«Отлынивать от армии — неприемлемо, — говорит мама призывника Ольга по пути с родительского собрания, которое состоялось на днях на сборном пункте краевого военкомата. — У человека должны появиться ценности, армия их даст. Он должен понять, чем будет заниматься дальше. А сейчас мой сын просто сидит дома». В глазах женщины — нескрываемая тревога. Всё-таки отправляет ребенка непонятно куда. Неизвестно даже, в какую воинскую часть его определят. При этом желание, чтобы юноша состоялся как человек, сильнее страха.

Такие собрания прикамский военкомат проводит регулярно. На них приходят родители ребят, которые находятся в сборном пункте на Докучаева и со дня на день должны отправиться служить. Сами будущие солдаты тоже посещают встречи. Корреспондент «Звезды» насчитал в зале более сотни человек.

«Моя главная задача, чтобы мальчик — здоровый, крепкий, возмужавший — вернулся домой», — говорит главный спикер вечера, военный комиссар края Анатолий Мочалкин. Он обещает о мальчиках всячески заботиться. Всё его выступление призвано развеять любые родительские опасения. При этом общение комиссара с залом условно можно разделить на три части.

Часть 1. Звоните «в любое время дня и ночи»

«На каждого мальчика выдаётся нательное бельё, футболочка, — замечает Мочалкин. — Курточка, брючки, ботиночки с высоким берцем, шапка, фуражка, комплект тёплого нательного белья, тапочки». Далее военком начинает рассказывать о «нессесоре» (небольшая сумка с самым необходимым, которую дают по прибытии в часть) и окончательно поражает воображение: «В нём есть всё, что нужно: помада для губ, чтобы они не обветривались, лосьоны всевозможные, дезодоранты, станочек».

Фото: Михаил Данилович
Фото: Михаил Данилович

Но главное, отмечает ведущий, у каждого новобранца в военном билете записаны телефоны: мобильный и рабочий его, военкома, и комиссара района. Если проблемы, Мочалкин просит звонить ему «в любое время дня и ночи». Говорит, что и своих подчинённых заставляет срочно решать трудные вопросы, «хоть они и иногда обижаются».

Свежий пример жалобы — на некую «казанскую группировку». Анатолий Мочалкин осторожно рассказывает, что одна из частей, где служит пермяк, до последнего времени не могла заехать в так называемые зимние квартиры. Жили в палатках. Да ещё и «диаспора» из Татарстана позволила себе нарушать устав — притеснять остальных. Пермский руководитель тут же нашёл телефон ответственного за воспитательную работу в проблемной части. После этого служащих наконец перевели в тёплое жильё. И группировку, намекает Мочалкин, поставили на место. Словом, не молчите — звоните, всё решаемо.

Затем комиссар продолжает перечислять новшества, которые должны впечатлить многих родителей. Служащим дадут банковские карты, на которые родственники смогут положить деньги. С этого призыва — ещё и персональные электронные карты. В этот раз по ним можно будет проходить в столовые, а далее они должны заменить все документы, в том числе военный билет. Получат молодые люди и SIM-карты с льготным тарифом. Телефоны, конечно, придётся брать свои. Комиссар советует выбирать самые простые. Был случай, кто-то приехал с айфоном:

«Айфон отобрали, по голове настучали — человек в медпункте оказался».

«К сожалению, а может быть, и к счастью, в этот раз у нас двадцать шесть ребят, которые выбрали альтернативную гражданскую службу, — продолжает главный военный комиссар края. — Они будут работать санитарами, операторами связи, почтальонами». Нужно отметить, что об альтернативке Мочалкин сказал в самом начале речи. Хотя понятно, что «обычная» армия ему ближе:

«Конечно, мы бы хотели, чтобы к нам приходили перворазрядники, а может, даже и мастера спорта... Были выносливы, быстры, сильны».

Фото: Михаил Данилович

Военком вспоминает, что половина ребят, призванных весной прошлого года, — из неполных семей.

«Их воспитывают мамы, бабушки — нормального мужского начала нет, и это тоже влияет на качество подготовки».

Но, заключает Мочалкин, в армии люди как раз и меняются. Главное — пройти притирку в новом коллективе, что ребятам с «высокими морально-психологическими качествами» будет сделать проще.

Часть 2. «Вы готовите нам не призывников, а дебилов»

Выступил не один Мочалкин. Слово дают представителю общественных организаций, к которым традиционно прислушивается военкомат. А именно — председателю организации поддержки семей погибших военнослужащих «Чёрный тюльпан» Алексею Чепкасову (Чепкасов — организатор сбора и отправки гуманитарных грузов на Донбасс).

Чепкасов замечает, что общественники за последнее десятилетие улучшили положение дел в вооружённых силах.

А всякие товарищи, которых сейчас называют иностранными агентами, собираясь на разные мероприятия, унижают наших офицеров. Называют их никчёмными, говорят, что они ни за чем в воинских частях не следят. Но это неправда, это всё осталось в девяностых годах.

— Качество службы меняется, но качество призывника не улучшается, — продолжает спикер. — Я на одном мероприятии в «образовании» города (возможно, имеется в виду пермский департамент образования — Прим. ред.) прямо сказал: «Вы не готовите нам призывников, вы готовите дебилов». Они обиделись, тогда я расшифровал: «дезориентированные, безынтересные личности — дебилы». Приходят хлюпенькие с дырявыми ушами, ещё чем-то там дырявым.

По мнению Чепкасова, «военный билет — это главный документ после паспорта». С ним тебе везде дорога. Например, можно устроиться в «Сбербанк» или «Лукойл» — на любую хорошую работу.

— Если они видят, что мальчик не служил — значит, идиот, — ставит Чепкасов себя на место отдела кадров крупной компании. — А это важно сейчас, когда страна возвращается к элементам социалистического хозяйства; бизнес уходит на второй план, — делает общественник неожиданный вывод.

Оратор также отмечает, что «на сегодняшний день наша страна воюет; мы воюем, но воюют контрактники, не срочники, не надо бояться ребят отправлять в армию».

Перебили выступающего только однажды. Когда он сказал, что если молодой человек пойдёт служить, то квартплата должна стать меньше. Одна слушательница возражает: сумму считают исходя из количества метров и показаний счётчиков, а не числа жильцов. Остальные доводы критики не вызвали.

Часть 3. Раздача слонов

Пришло время вопросов и ответов. Здесь в какой-то момент начинает казаться, что тебе дадут всё, что ни попроси. Один мужчина выступает от имени своей сестры. Она мать-одиночка, а её старшего сына, последнюю опору, забирают служить: «Можно ли отправить его не так далеко?». Сказали, что законных оснований для этого нет. Но намекнули, что всё можно решить: «Подойдите после мероприятия».

Родственник другого призывника спрашивает, как могли того призвать с родовой травмой шейных позвонков: «Если с ним что-то случится, в каком состоянии он вернётся домой?». Военный медик отвечает, что решение районного комиссариата ещё можно изменить. Опять же нужно подойти после, фамилию новобранца запишут и осмотрят его более внимательно.

Один из самых популярных вопросов: когда станет известно, куда отправят молодого человека? Выясняется — через два, максимум три дня после прибытия на сборный пункт. К этому времени «покупатели» (так называют представителей воинских частей, которые сюда приезжают) определятся с выбором. Одна женщина рассказывает, что её сын хочет на флот.

«Мечтает о волнах морских, — понимающе кивает краевой военком Мочалкин. — Посмотрим, что можно сделать. Из какого вы района?..»

Фото: Михаил Данилович

Призывники и их родственники, выходящие из зала, говорят, что встреча многое для них прояснила. «Поняла, что сына отправят не просто куда хотят, — объясняет Елена. — А это зависит от него самого, от состояния его здоровья...».

«Мечтаю служить, — признаётся восемнадцатилетний Руслан Леонов. — Армия — это в первую очередь становление меня как мужчины. Хочу как-то закрепить свой характер, да. Прийти мужиком».

Спрашиваю Руслана про опасения.

«У меня никаких опасений нет, — отвечает он. — Они были у мамы, она вообще не понимала, что такое армия. Поэтому мы сюда и пришли».

Мама соглашается и добавляет: «Посмотрим, как будет на практике».

Другие родители переживают, «примут ли» их детей в коллективах в воинских частях.

Фото: Михаил Данилович

В целом, встреча прошла без конфликтов и споров. Максимум — люди просили поблажек: отправить служить поближе или в определённый род войск. Многие замечания выступающих встречали кивками или одобрительным смехом. Например, о том, что в армии даже ввели тихий час.

Примечательно, что на собрании ни разу ни в какой форме ни от родителей ни от призывников не прозвучало, что кто-то не хочет или не видит смысла идти в армию. Этими вопросами на родительском собрании никто не задавался.