X

Citizen

Вчера
2 дня назад
19 сентября 2017
18 сентября 2017
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017

«Превращение». Премьера театра кукол, которая изменит всё

Фото: Анна Гилёва

Меняемся ли мы с течением времени? Разные люди по-разному отвечают на этот вопрос. Но постановщики «Превращения» в Пермском театре кукол убеждены: да, меняются. В своем новом спектакле они показывают процесс изменения людей так, как если бы он был разложен на кадры, отдельные стадии, что делает его не просто наглядным, а пугающе очевидным.

В Пермском театре кукол полным ходом идет подготовка к последней в летнем сезоне премьере — «Превращению» по одноименной повести Франца Кафки.

Премьера запланирована на 28 и 29 июля, в 19:00, и по всем прогнозам обещает стать одним из самых значительных событий театрального сезона. Над спектаклем работают режиссер Александр Борок (Челябинск), художник Виктор Никоненко Москва» — оба лауреаты Национальной театральной премии «Золотая маска» — и композитор Андрей Занога (Москва).

«Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое... „Что со мной случилось?“ — подумал он. Это не было сном».

Так начинается новелла-первоисточник. Спектакль 28 июля начнется по-другому, но по-своему эффектно. Сначала зрители увидят нечто, разложенное на медицинской каталке и накрытое простыней, потом — маленькую квартирку с маленькими жильцами: семью Грегора Замзы — его отца, мать и младшую сестру Грету. Обычную семью, отмечающую канун Рождества.

Режиссёр Александр Борок и художник Виктор Никоненко используют соединение разных систем кукол: планшетных, шарнирных и марионеток. Актёры, находясь в «чёрном кабинете», остаются практически невидимыми — благодаря этому возникает ощущение, что куклы живут сами по себе. В открытую с ними взаимодействует только один актёр — исполнитель роли главного героя Грегора Замзы, который оказывается втянут в необычайную метаморфозу.

В настоящее время полным ходом идут репетиции спектакля, заканчивается изготовление кукол и реквизита. Главный герой Грегор Замза будет представлен в двух видах: планшетной куклой и скульптурно-портретной куклой высотой в человеческий рост. Чтобы она появилась на свет, с актёра Владимира Пенягина пришлось сделать гипсовые слепки. Предлагаем вам заглянуть на «кухню» постановочного процесса через объектив фотокамеры Анны Гилёвой.

Художественный руководитель Пермского театра кукол Дмитрий Вихрецкий комментирует фоторепортаж:

Фото: Анна Гилёва

«Виктор Никоненко — большой выдумщик, художник с глубоким пониманием драматургии спектакля. Он обладает, помимо прочего, ещё и режиссёрским опытом, и это позволяет ему мыслить не только пространственными, но и временными категориями сценического действа. Его сценография отнюдь не просто набор иллюстраций — это параллельная история, явленная через визуальные образы».

Слева направо: художник Виктор Никоненко и режиссёр Александр Борок Фото: Анна Гилёва

«Александр Борок — очень известный актёр и режиссёр. В конце 1980-х он совместно с Сергеем Плотовым основал в Челябинске камерный (на двоих) „Чёрный театр“, который завоевал симпатии многих отечественных фестивалей. К примеру, лауреатом Всероссийского фестиваля театральных капустников „Веселая коза“ дуэт Борока — Плотова становился пять раз (пример, не имеющий аналогов в истории этого конкурса). Практически все работы Александра Борока производят неизгладимое впечатление. Всё потому, что он подобрал ключ к ларчику, который открывается далеко не всякому режиссёру, а именно театральному абсурду. Абсурду высшей пробы. Так что кафкианское „Превращение“ — это абсолютно „его“ материал».

Фото: Анна Гилёва

«Виктор Никоненко и его полет фантазии. Я лично в предвкушении чего-то необычного, невероятного, поразительного!»

Фото: Анна Гилёва

«Актёры театра Владимир Пенягин и Андрей Долгих на репетиции. Андрей Долгих по первому образованию инженер, и в ходе подготовки премьеры он предложил много интересных находок по трансформации сценического пространства.

У нас в театре такого рода спектакли — наболевшей тематики и виртуозного пластического воплощения — случаются не каждый день, поэтому все актёры сейчас пребывают в священном трепете (в хорошем смысле слова). Даже на перерывы они идут неохотно, потому что им хочется продолжать и продолжать работать с этим материалом».

Фото: Анна Гилёва

«Владимир Пенягин в гипсе. Нет-нет, ничего страшного не произошло! Просто один из этапов работы. В спектакле „Превращение“ самый масштабный объект вылеплен по образу и подобию исполнителя главной роли».

Фото: Анна Гилёва

«Элементы сценографии спектакля. То, из чего складывается кукла».

Фото: Анна Гилёва

«Снова Владимир Пенягин в гипсе. Процесс гипсования начинался с ног, затем актёра „обхватывали“ с боков. В результате мы получили, что называется, объёмный негатив куклы высотой в человеческий рост. Это большая редкость. Как правило, в театре кукол дело касается слепков отдельных частей тела — а тут целиком».

Фото: Анна Гилёва

«Владимир Пенягин со слепком своего лица — маской из папье-маше. Подобные маски изготавливаются из спрессованной бумаги, крафтовой и газетной, смешанной с клеем. 7-8 слоев — и маска крепчает настолько, что не разобьешь при случайном ударе».

Фото: Анна Гилёва

«Одна из кукол будущего спектакля. Пока безликая, постановщики ещё не определились, кто это будет: сам Грегор, главный герой истории, или его отец. Движение куклы обеспечивают шарниры на месте суставов».

«Действующие лица нашего „Превращения“. Кукла — она и инструмент, которым владеет актёр, и его партнёр. Очень важно, чтобы взаимодействие артиста с персонажем начиналось ещё на этапе создания куклы: так она постепенно приобретает не только формальные черты лица кукловода, но и прирастает свойствами его характера. Не случайно актёры говорят, что, когда кукла возвращается им в руки после того, как с ней поработал кто-то чужой, приходится по-новому искать с ней контакт».

***