X

Новости

Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018
18 октября 2018

Политика внутри и снаружи. Пытаемся понять, почему фестиваль KAMWA в этом году стал последним

Фото: Галина Сущек

Однажды на фестивале KAMWA выступала пермская группа «Туман». Названием этого замечательного ансамбля можно описать ситуацию с закрытием фестиваля в этом году. «По понятным причинам», «такая ситуация» и вечное «вы же всё сами понимаете». Один охранник на фестивале в 5:00 утра спросил меня, схватившись за голову: «Ну почему же вы, творческие, ничего нормально объяснить не можете?!»

Последние гастроли

Для начала, KAMWA с 2006 года «закрывалась» несколько раз. О завершении проекта в 2008 году ходили слухи, но в 2010 было уж точно.

Историю 2010 года выдаёт сайт Финно-угорского культурного центра, где в роскошной статье «Удмуртской правды» про фестиваль сообщается, что он последний.

«Я не случайно сказала, что концерт „Душеполезные песни“ с его темой жизни и смерти, конечности всего существующего попал в резонанс с атмосферой всего фестиваля, — пишет автор. — Дело в том, что Пятая „Камва“ была объявлена последней. „Мы совершили свою миссию, полностью прошли свой путь. Мы сделали всё, что хотели“, — сказала директор фестиваля Наталия Шостина».

В интервью «Новому компаньону» 2011 года, сохранившемуся только на сайте KAMWA, музыкальный продюсер фестиваля Эдуард Андриянов объяснял закрытие фестиваля тем, что команда культурного проекта, Марат Гельман и Александр Чепарухин перетянули внимание на себя, а потом провели в Хохловке, на удобренной Kamwa почве фестиваль «Движение».

Сайт 59.ru, описывая лауреатов культурной премии Пермского края, также подчеркивал, что фестиваль 2010 года последний.

KAMWA-2010 Фото: Алексей Гущин / KAMWA

Опасные связи

Одну из официальных версий нынешнего закрытия предложил музыкальный продюсер фестиваля KAMWA Эдуард Андриянов:

— Без частных денег оставаться один на один с государством просто опасно. Это не значит, что кто-то вредит или хочет нам зла (хотя есть персонажи)... Просто существующая система не настроена на созидание. Конечно, есть люди, которые с удовольствием используют бюджетные деньги. Но они все рискуют, хотя об этом стараются не думать. В нашем случае риски очень высоки. Требования, которые предъявляют различные надзорные органы, существующая система отчётов, да и сам принцип отношения с чиновниками, не позволяют нам двигаться дальше. Даже если было бы достаточное финансирование, но только из бюджета, мы вряд ли бы на него подписались. Но, во-первых, его не будет (по известным причинам), и во вторых, государство в роли заказчика быстро становится непреодолимой преградой для многих идей. То есть мы понимаем, что проблема не в личностях. Не политическая (не дай бог), мы как были вне политики и вне религии, так и остаёмся. Но системная. И её не решить нашими силами.

Музыкальный продюсер фестиваля КАМWА Эдуард Андриянов. Фото: Тимур Абасов

«KAMWA так и не стала площадкой для продвижения пермских музыкантов и дизайнеров»

Организатор проекта «59 фестивалей 59 региона» Татьяна Санникова считает, что пермским фестивалям иногда нужно обновляться:

— Фестиваль KAMWA уже не в первый раз сообщает о своём предстоящем закрытии. Это успешный проект, важный для края, и подобные заявления — либо продуманная стратегия, либо показатель внутренних противоречий организаторов проекта.

Быть может, действительно настало время переосмысления. Вопреки своим заявлениям, «Камва» так и не стала площадкой для продвижения пермских музыкантов и дизайнеров. Исключение — проекты самих хозяев, Наталии Шостиной и Эдуарда Андриянова. Пермские этно-музыканты же чаще участвуют в московском фестивале «Музыка Земли», красноярском «Мире Сибири» или Томском этнофоруме. К слову, показы пермских коллекций этнического костюма с большим успехом проходили в Ярославле, Москве, Сибири. Жаль, что к организации фестиваля «Камва» уже давно не имеет отношение Ирина Филичкина — ведь именно она стояла у истоков фэшн-составляющей «Камвы».

Ирина Филичкина на концерте в Усть-качке (KAMWA-2006)

В Перми весьма высокий уровень фестивальных проектов — он сильно отличается от многих региональных событий в стране. Пожалуй, мы даже несколько избалованы качественными событиями. Будет жаль, если на смену выработанной в последние годы культуре организации событий в регионе придут проекты развлекательного или коммерческого характера, анимации и шоу, где творческая идея не являет собой основу события. Я считаю, что главная задача фестиваля — создавать условия для коммуникации участников. Итогом хорошего фестиваля становятся не только эмоции и впечатления зрителей, но будущие новые проекты, спектакли, фильмы, группы, идеи. Настоящий фестиваль — это энергия соучастия.

Фото: Галина Сущек

Вы не занимаетесь политикой, но она занимается вами

Культуртрегер и депутат Пермской городской думы Надежда Агишева удивлена тем, что организаторы не связывают с политикой проблемы фестиваля:

— Любопытная логика организаторов, в которой проблемы фестиваля не являются политическими и не связаны с персональными решениями отдельных чиновников.

То, что невозможно свободно реализовать идеи при государственном финансировании, выбирать политиков и повышать их ответственность за свои решения — разве это не связано с политикой? Все привыкли к тому, что политика — это что-то грязное, а на фестивалях поют и танцуют.

В современной России всё сложнее обеспечить независимость творчества и давление государства усиливается. Хотя вмешательство в этот институт запрещены конституционно. Закрытие «Камвы» — политика, которая пришла к музыкантам, этнографам и зрителям. Здесь вопрос не решить просто увеличением финансирования.

Фото: Галина Сущек

Технологии и коммуникации

Kamwa действительно открыла миру многих музыкантов, а музыкантам — мир. Они рассказывают, что мало кто из них до этого выступал на большой сцене. Кроме, пожалуй, Sunsay, Сергея Старостина и Трики из Massive Attack.

Однако в какой-то момент пермские музыканты на фестивале стали заканчиваться, да и участников «инди-волны» и «электронной волны» 2014-15 года на KAMWA party не встретишь. Большинство из них не собирается об этом рассказывать. Видимо, для любого фестиваля очень важна командная работа, равные партнёрские отношения и уважение. Со стороны музыкантов оно, безусловно, есть.

Фото: Галина Сущек

Собиратель культуры Урала, руководитель проекта «Седой Урал», музыкант Радик Гарипов поделился своими впечатлениями от участия в одном из сезонов фестиваля:

«Я считаю фестиваль узнаваемым в России, наше участие было вполне логичным. Опыт участия в фестивалях на территории края, в Башкортостане и Татарстане позволил спокойно влиться в фестиваль. На „Камве“ всегда творческая атмосфера, общение. Однако не все ожидания оправдались. Мы гоняли на общих основаниях с инструментами за километры. Конечно, нам никто не платил за выступления. Организаторы каким-то образом определяют уровень музыканта и платят ему, исходя из этого уровня. Однажды нам предложили выступать на большой сцене, а за несколько дней до фестиваля отменили предложение. Отношение Шостиной к пермским коллективам всегда вызывало вопросы. Я бы назвал это отношение хамством».

Многие с этим анонимно соглашаются.

KAMWA-2016 Фото: Владимир Соколов

Музыкант Шурик Назарчук для участия в «Волнах» написал две программы, а потом создал свою группу, за что благодарен фестивалю. Затем он работал на KAMWA в проекте Kamwa.Radio, где наблюдал устаревшие технологии вещания и нежелание развивать проект.

«Организаторы фестиваля очень много старались, но в какой-то момент начали стараться назад», — считает Шурик. — У этого корабля один капитан, и нет матросов, помощников и боцмана. Шостина гениальная, но она не умеет воспринимать критику».

Может быть, поэтому и нет у Наталии Шостиной преемников, хотя в соцсетях все активно переживают по поводу того, что фестиваль некому передать. Десятки волонтёров, несколько проектных команд либо остаются без развития, либо уходят, не оборачиваясь.

Директор Международного фестиваля КАМWА Наталия Шостина. Фото: Тимур Абасов

Что не так?

Даже сквозь туман очевидно, что у фестиваля Kamwa есть внутренние и внешние проблемы. Внешняя — это политическая «опека», которая даже при малом финансировании контролирует каждый шаг, устраивает множество бюрократических процедур и предлагает «желательную» специфическую повестку, отвечающую актуальным идеям государства.

Внутренние — сложности работы в команде и, как следствие, потеря многих важных кадров. Ещё консервативные, в чём-то устаревшие технологии продвижения продуктов, монетизации и создания коммерческих проектов.

***