X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018

Учитель литературы и администратор в стоматологии. Как сегодня «сводят дебет с кредитом» пермяки

3статьи

Публикуем монологи пермяков самых разных профессий о том, сколько им удаётся зарабатывать и сколько приходится тратить.

Официальная статистика говорит о том, что россияне с каждым месяцем живут всё беднее. По данным Росстата, летом доходы падали ежемесячно примерно на 4 %. При этом зарплаты, по тем же отчётам, растут. Средняя заработная плата по Пермскому краю составляет около 37 тысяч рублей. Насколько реальны эти цифры и на что в действительности живут сегодня пермяки? Мы продолжаем цикл материалов, в которых горожане самых разных профессий анонимно рассказывают о том, сколько они зарабатывают и сколько тратят.

Марина, 24 года, учительница литературы, живёт с парнем

Фото: Вероника Быстрых

После школы я училась в лицее при ПГУ в филологическом классе. После него поступила в пед, где отучилась пять лет. У меня не было конкретной цели быть учителем, просто пошла по профилю. Решила, что попробую. Если это не моё — уйду. Подрабатывать я начала ещё в школе, продавала мороженое на улице. Около месяца работала продавцом в секонде и немного оператором в Дом.ru. Но я поняла, что не могу совмещать работу и учебу — не успеваю.

Во время стажировки в школе я очень сильно нервничала, переживала, что дети не будут меня слушаться. Про учителей, вообще, что говорят? Что никто их не уважает, что дети нынче не люди, а изверги. Я боялась не того, что не смогу им что-то объяснить, я реально переживала за дисциплину. Думала, зайду в класс, все начнут орать, и я начну плакать. Но такого ни разу не было — ни на практике, ни сейчас. На практике мы не делали даже третьей части той работы, что делает учитель. Мы только уроки проводили. Ну и готовились к ним. Но тогда был один урок в день, а сейчас и по семь бывает. Некоторым девочкам ещё тетради разрешали проверять. Мне сказали «не заморачиваться».

Сразу после университета пошла работать в школу. Мне повезло с коллективом, никакой неприязни я не чувствую, все помогают. В некоторых школах действительно есть такое, что молодых специалистов не то, чтобы унижают, но дают понять, что они не имеют права голоса. Могут прийти на урок без предупреждения, сделать замечание. В нашей школе такого нет. Если быть откровенной, не в обиду опытным педагогам, то ученики больше тянутся к молодым учителям, которые могут обсудить баттлы, мемы, «Инстаграм»... Со старшеклассниками иногда возникают проблемы, потому что они начинают воспринимать меня, как друга. Но я всё равно выбираю дружескую атмосферу.

Доходы

У меня почти две ставки, так как учителей в школе не хватает. Получается 30 часов в неделю. Это считается много. Одна ставка — 18 часов. Но если работать так, ты будешь копейки получать. В том году у меня было 34 часа. Но я поняла, что это мой предел. Это очень много. Это максимум, больше я не могу. По идее, у нас шестидневная рабочая неделя, но есть так называемый метод-день, в который нет уроков. Считается, что в этот день мы занимаемся подготовкой. Но по факту, это ещё второй выходной. То есть на уроки остается пять дней. Тридцать делим на пять — получаем шесть уроков в день.

Кроме уроков, я получаю надбавку за тьюторство. В нашей школе ученики не ходят всем классом к одному учителю. Они разделяются по группам на 5-6 человек и ходят к разным учителям на разные потоки. Это называется «пространство выбора». Ученик может выбрать, на какую именно литературу он пойдёт: литературу и кино, на литературу и творческую мастерскую, может пойти на литературу и фотографию. Я занимаюсь тем, что рассказываю об этих потоках родителям и детям. В конце четверти провожу круглый стол, где дети показывают, чему научились. Это и называется тьюторство.

Дальше: классное руководство. Мне дали в том году пятый класс, сейчас они в шестой перешли. За это я получаю 1700 в месяц. Хотя это неоправданно мало. Все об этом говорят, потому что это занимает львиную долю времени. Это я даже не про мероприятия говорю, а про те же отчёты и классный журнал, который ты «от» и «до» заполняешь сама. Сюда же входит этот новый указ о проверках. Возмущаются все — и учителя, и родители. Все против. Я тоже против. Я считаю, что это просто дикость, что я пойду к кому-то домой, чтобы смотреть, что у него в холодильнике. Не могу собраться с силами, чтобы начать делать это. Это всё входит в классное руководство и не оплачивается отдельно.

Плюс отчёты — это самое «любимое» занятие. Начальству постоянно они нужны: отчёт по страховому пенсионному свидетельству, отчёт по иностранным группам, отчёт по внеурочной деятельности... Недавно проходил день здоровья, нужно было делать стенгазету. Постоянно что-то нужно делать, помимо самих уроков. Ещё есть премии. Например, если ты в свой выходной выходишь на какое-то мероприятие в интересах школы. За это могут дать либо отгул, либо выписать 500 рублей или 1000. Всегда денежно поощряется, когда занимаешь призовые места в конкурсах. К новому году выписывают премию — около 3000.

Электронные дневники я не заполняю. Слава богу, это делает за меня другой педагог. Это стоит 1200 в месяц, кажется. Это как классный журнал, только в электронном виде. Другая учительница берёт мой бумажный журнал, садится и переносит все данные в электронный. Это очень долго, я сама пробовала. На это уходят все вечера: все темы по всем предметам, все оценки, ещё нужно укладываться в какие-то сроки. И я посчитала, что оно того не стоит. Всегда есть люди, которые хотят подзаработать, особенно те, у кого дети есть. Лишние 500 рублей — это не считается малым. По идее, у каждого должен быть компьютер в кабинете, и никакого бумажного журнала быть не должно. Учитель во время урока онлайн напечатал тему, поставил оценку и вбил в компьютер. А системы нет единой, компьютеры есть не у всех. Окна-то пластиковые не везде стоят.

В общем, выходит около 25 000 в месяц. Отпуск — 56 дней. Сразу же, как выходишь в отпуск, переводят за оба месяца.

Траты

Я живу в квартире моего парня. Он за неё платит ипотеку. Я из своей зарплаты могу купить продукты домой (3000 в месяц), могу на коммуналку ему добавить, если он потратился, не на всю, а 2000, например. А так, на квартиру вообще не трачу деньги. Можно сказать, что я живу в свое удовольствие и деньги трачу на себя.

Кредитов у меня нет. Маникюр делаю каждый месяц — 700 рублей в месяц. Плюс раз в два месяца я покупаю себе что-то из одежды или обуви — в среднем 1000 в месяц. На косметику уходит где-то 1000 рублей. Волосы — отдельная тема. Я покупаю профсредства, если разделить, то тоже получается около 1000 рублей в месяц. Развлечения: это встречи с друзьями в кафе. Вот здесь 5000 минимум. Не может быть, чтобы я никуда за месяц не сходила. Проезд и поесть в столовой — 3000. Даже не знаю, что ещё... Но денег никогда не остаётся. Как правило, я трачу всю зарплату и считаю дни до следующей зарплаты. Я не живу на широкую ногу, но и ни в чём себя не ограничиваю. Ни детей, ни машины у меня нет.

В отпуск я езжу только летом. Этим — была в Геленджике. Но не потому, что хотела, а потому что друг позвал. Поехала на поезде, потратила около 50 000 за десять дней. Цены там высокие: и на жилье, и на еду и экскурсии. Мечтаю поехать за границу. Я буквально недавно стала зарабатывать, поэтому у меня всё впереди.

Проработав в школе полтора года, я могу сказать, что, в принципе, этому делу можно отдавать себя, потому что оно интересное, не рутинное. Хотя для кого-то рутина — это не плохо. Но я человек творческий, и я не могу в офисе работать или за кассой. Когда ещё в Дом.ru работала, поняла, что сидеть целый день у монитора — не моё. Можно сказать, что я обмениваюсь энергией с детьми. Понятно, что не всё всегда гладко. Но бывают такие дни, когда понимаешь: я хочу быть учителем. И таких дней больше. Если бы их было меньше, то я бы уже не работала в школе.

Молодому специалисту по приходу платят 50 000 рублей единовременно. Их нужно возвращать, если ты не проработала три года. Я бы их вернула. Когда я пришла, нас, молодых специалистов, было человек восемь. И впервые полгода пять из них уволились. Кому-то не хватает денег. И я согласна с ними. Если бы я снимала жильё, у меня бы тоже не хватало. Некоторые просто не могут работать с детьми, они их раздражают. А пока не поработаешь, этого не поймёшь. Я поняла, что мне это нравится.

Если я однажды уйду из школы, то не из-за денег, а из-за самой системы образования. Ни зарплата, ни двоечники, ни хулиганы не станут причиной. Отвернуть могут эти дурацкие правила. Например, я не могу выгнать ученика из класса, потому что я этим «лишу его права на образование». Но если ребёнок сам не хочет его получать, то как я могу его лишить? По идее, я должна удалить его из класса, потому что именно он лишает других учеников этого права, нарушая дисциплину. Но правила запрещают мне делать это.

Потом, процедура проведения ЕГЭ... Летом мы работаем там. Я уж молчу, что это никак не оплачивается. Это куча бумажной волокиты. Все учителя трепещут, молодые особенно, что не дай бог поставишь лишний крестик. Всё очень строго. В этом году появилось новшество — туалетная ведомость, в которой записываешь буквально по минутам: Иванов — вышел в 16:45, пришёл в 16:53. Ну маразм же! Нервничают все: дети, родители, организаторы. Все сидят на валидоле, когда наступает время экзаменов. По-моему, можно всё это проще сделать.

Оснащение школ — это тоже задача государства. У меня нет проектора, хотя в федеральном стандарте написано, что уроки должны проводиться с использованием информационно-компьютерных технологий. Я себя чувствую недостаточно реализованной в этом плане. У нас средняя школа, она не считается хорошей, но и плинтусом тоже не считается. Может быть, я уволюсь из этой школы и устроюсь в другую, где будет проектор, чтобы у меня была возможность делать презентации и показывать их. Хотя нам всё обещают. Делают заявки какие-то. Я не понимаю эти ответы от начальства, они всегда очень размытые. Какие-то куда-то заявки они делают, и что-то когда-то будет. Не знаю, посмотрим.

Маруся, 30 лет, администратор в стоматологической клинике, живёт с дочерью, мамой, сестрой и её сыном

Фото: Вероника Быстрых

После школы я поступила на химический факультет ПГУ на вечернюю форму обучения. Училась с шести вечера, а в первой половине дня преподавала химию в колледже. Когда закончила, подала документы в Соликамск в «Уралкалий», нам обещали там места. Мы съездили, посмотрели, нам сказали: «Ожидайте, вам позвонят». И позвонили нам через два с половиной года. На пороховом заводе в Перми на химическое производство брали только мужчин, а женщинам предлагали идти в топщики. За восемь тысяч предлагали весь день уголь кидать.

И я пошла продавать пылесосы Kirby стоимостью 140 тысяч рублей. Там я заработала за пару лет на свою первую машину. Их покупали, покупают и будут покупать. Потом подают в суд, конечно, пытаются деньги вернуть. Неплохо там зарабатывала, около 60 000, правда это было в 2008 году. Но я оттуда не вылезала, к восьми утра уезжала в офис и за полночь возвращалась домой. Потом какое-то время я работала в органах опеки и попечительства. Плавно перешла в юротдел и работала юристом. В 2014 году вышел приказ, что без юридического образования нельзя работать на этой должности, и надо было искать новую работу. Там я получила неплохой опыт в составлении разных документов. Ко мне обратились знакомые из Москвы и попросили сделать калькуляцию строительно-ремонтных работ для банного комплекса. Им так всё понравилось, что они пригласили меня работать в столицу. Через пару лет мне пришлось вернуться в Пермь по семейным обстоятельствам. Сейчас я работаю администратором медицинского центра, где делаю всю административную работу — от выдачи зарплаты до составления графиков.

Доходы

Я работаю по шесть часов в день, пять-шесть дней в неделю в зависимости от работы самой клиники. Получается в районе 35 000 в месяц. Иногда подрабатываю в других филиалах, выходит немного — около 10 000 рублей. Работаю неофициально, соответственно, ни отпускных, ни больничных у меня нет. Официально я числюсь при пенсионном фонде по уходу за бабушкой, ей 84 года. По закону я не могу больше нигде работать. Платят что-то около 1300 рублей. Деньги эти получает бабушка, это ей как прибавка к пенсии.

Ещё с одноклассницей мы лепим пельмени. Она в Кунгуре открыла свое ИП. Я иногда сама леплю, но в основном ищу сбыт. С каждой точки мне капает процент. Заработать получается около 5000 рублей в месяц.

Итого, мой суммарный доход — 50 000 рублей в месяц.

Траты

Я живу в четырёхкомнатной квартире с дочерью, мамой, сестрой и её сыном. Первая статья расходов — коммунальные платежи. Их оплачиваю я — это порядка 9000 рублей в месяц. Площадь большая, прописано четыре человека.

Дальше. У меня есть дочь, которой 12 лет, и которая постоянно растёт. Школьная обувь, зимняя обувь, летняя обувь... Нам её хватает меньше, чем на сезон. Я перестала покупать брендовые вещи, потому что на следующий сезон они ей малы. Школьная одежда у нас вышла на 4 500. И это только юбка и жилетка. Плюс секции и кружки. Один выходит в среднем 2500 в месяц, всего их два — конный спорт и черлидинг. Последний у нас на первом месте. Подготовка к соревнованиям и все взносы за раз выходят около 50 000. Но мы на них не ездим. Этот спорт и так требует больших вложений. На каждое выступление нужен новый костюм. Пошив идёт под размеры индивидуально. Так как они поднимают друг друга на руках, то это вечно растянутые связки. Мазь, жгуты, эластичные бинты. Какой попало бинт не возьмешь, поэтому идёшь и покупаешь бандаж. Каждый — не дешевле 2500. Нарукавники, каждый — 1500. Куда ушли деньги? На нарукавники. Они растягиваются быстро, три месяца, максимум.

На продукты мы скидываемся всей семьей. С меня получается от 5000 до 8000 рублей. У нас каждый поход в магазин — не меньше 3000. На корм для кошки — 1500.

Следующая статья расходов — машина. Вот сейчас я поехала, заправилась на 500 рублей, мне этого хватит на два дня, если это работа-дом-работа. То есть минимум 7500 в месяц. У меня есть дом в деревне, куда езжу каждые выходные, это 1000 рублей. То есть четыре выходных — 4000 рублей в месяц. С недавнего времени я стала волонтёром в поисковом отряде. Мы ищем пропавших людей, всё лето были в лесах. На бензин в связи с этим уходит очень много. Даже без поисков — это минимум 11000. Поисковые выезды — это ещё 5000. В августе за страховку отдала 12 000. Но этот платёж бывает один раз в год. Налог выходит около 10 000.

Маникюр я делаю себе сама, у меня есть лампа дома. Не хватает времени на салон, и нет на это средств. Раз в месяц я покупаю себе два-три цвета лака. Минимум 300 рублей. Волосы у всех в семье по пояс, 4 бутылки шампуня в месяц — это рублей 500. Крем, скраб, маски — около 1000 рублей. Из декоративной косметики я использую только тушь — 500 рублей раз в три месяца.

Одежда — только поисковая теперь. Я там чаще бываю. У меня два походных рюкзака в машине: один лесной и один городской. Летом купила себе спецовку за 3000 и берцы за 2000. Отдельная статья расходов — это дом в деревне. Его начал строить мой отец, пока был жив. Его не стало два года назад. На семейном совете было принято решение достраивать дом. На эти цели был взят кредит 200 000, который я сейчас выплачиваю. Это 6000 в месяц. Откладывать у меня не получается совсем, в отпуске я не была четыре года. Каких-то личных трат, кроме шавермы на поисках, у меня давно не было.

***