X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 апреля 2019
Фото: Иван Козлов
148статей

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Весна в Двуреченском поселении: кони, драконы и другие чудеса посёлка Ферма

Вообще-то, мы ещё не разобрались с центральными городскими кварталами — материала в них хватило бы ещё на пару-тройку экскурсий. Но бессменный автор этого цикла изрядно устал от них за долгую зиму, поэтому, оказавшись вдалеке от центра Перми, воспользовался случаем и привёз свежую экскурсию оттуда. В этот раз объектом исследования Ивана Козлова стал центр Двуреченского сельского поселения, посёлок Ферма. Это посёлок с интересной и непростой историей — он возник в 1909 году при колонии для слепых с подсобным хозяйством (когда-то он даже назывался словом «Слепые»). В 1922 году на базе колонии был создан конезавод, который и прославил посёлок. Лошадей, как убедился Иван, тут любят до сих пор, а вот с собственной историей и архивами у жителей как-то не складывается.

Из перми до Фермы можно добраться на 148 автобусе — трясущийся пазик выезжает с Героев Хасана и после этого едет ещё 20 минут. Ферма — не конечная остановка, велик риск случайно уехать в посёлок Горный (со мной как раз это и произошло). Чтобы не пропустить свою очередь на выход, можно ориентироваться по этому строящемуся храму, после него как раз начинается дорога на Горный.

Фото: Иван Козлов

Вообще, мне очень повезло оказаться на Ферме в тёплый и солнечный мартовский день. Думаю, в пасмурную погоду она бы не произвела на меня такое впечатление, а вот под лучами Солнца тут буквально всё расцвело. Вот, смотрите:

Фото: Иван Козлов

И вот. Если меня спросят, что у меня ассоциируется с посёлком Ферма, я отвечу — гигантские цветы.

Фото: Иван Козлов

А ещё — драконы и другие полуфантастические животные. Их тут поменьше, чем цветов, но они тоже впечатляющие.

Фото: Иван Козлов

По Ферме очень удобно гулять: улицы Уральская и Строителей сперва расходятся, а затем снова смыкаются, поэтому всю центральную часть посёлка можно обойти по кругу. На улице Уральской стоят в основном одноэтажные жилые дома. Реже — двухэтажные, вот такие:

Фото: Иван Козлов

Но в остальном эта улица застроена избами, многие из которых ещё сохранили свой исторический облик и, например, вот такие красивые наличники:

Фото: Иван Козлов

В общем, на Уральской сплошь пасторальные пейзажи.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

И, в общем, да, здесь пока ещё уцелело довольно много интересных архитектурных элементов, хотя чёртов сайдинг наступает на них буквально со всех сторон:

Фото: Иван Козлов

В том месте, где улица Уральская снова встречает улицу Строителей, стоит сельская библиотека.

Фото: Иван Козлов

Помимо собственно библиотечных функций, она служит пунктом приёма вещей на благотворительность. По этому поводу на библиотечной двери висит довольно трогательное разъяснение:

Фото: Иван Козлов

Возвращаемся в центр посёлка по улице Строителей. В отличие от пасторальной Уральской, пейзажи здесь в основном промзоновские:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

По этой улице мы дойдём до центральной части посёлка. Формально в ней нет ничего особо ценного — двухэтажная застройка сталинских времён вперемешку с пятиэтажными панельками. Но всё же в этих кварталах Фермы есть какая-то изюминка. Под солнцем тут всё становится очень фотогеничным, даже помойка с печальной куклой:

Фото: Иван Козлов

И даже пустырь перед скучным трёхэтажным домом:

Фото: Иван Козлов

Это, кстати, не совсем пустырь. Судя по мемориальному камню, это занесённая снегом аллея, посвящённая павшим в боях за родину жителям Фермы.

Фото: Иван Козлов

Помимо этого камня, на Ферме есть и другие памятники, более интересные. Но я их не сфоткал. Тут надо пояснить, чего я вообще на Ферму-то попёрся. Дело в том, что на нашем стенде на Арт-Перми мы спрашивали у людей, что интересного стоило бы запечатлеть в их районе. И один из отзывов был такой: «Памятник коню Кипру. Самолёт у школы». Памятник Кипру я нашёл почти сразу, а самолёт не нашёл и думал, что тут что-то напутано. И вот только сейчас, разглядывая Викимапию, я различил на ней отчётливый контур самолёта во дворе местной конезаводской школы имени Блюхера. Очень расстроился, конечно — в следующий раз я на Ферме ещё неизвестно когда окажусь.

С другой стороны, я не виноват — на территории школ я вообще стараюсь не заглядывать с фотоаппаратом наперевес, чтобы меня там тревожные родители не приняли за маньяка.

В общем, прекрасной фотки моего авторства тут пока не будет, смотрите посредственную фотку с той же Викимапии. Это памятник лётчику Лямину, совершившему первый таран в небе над Сталинградом. На постаменте установлен самолёт Як-52. А справа — бюст Блюхера.

Фото: wikimapia.org

Но пока что вернёмся в жилые кварталы посёлка.

Фото: Иван Козлов

Вот один из образцов застройки сталинского времени. На фоне панелек он, конечно, выглядит архитектурной достопримечательностью.

Фото: Иван Козлов

Вообще, надо сказать, что на Ферме много таких вещей — казалось бы, обычных, но на фоне сиротливости частного сектора выглядящих эффектно. Вот даже этот орнамент на стене дома — в Перми я бы просто прошёл мимо такого, даже не заметив.

Фото: Иван Козлов

Но и объективно на Ферме много интересных артефактов. Меня, например, совершенно поразила эта аллея памяти, которую создали выпускники школы имени Блюхера в восьмидесятом году, по случаю 35-летия Победы. Отличный образец народного искусства, который очень хорошо сохранился и который я хочу показать вам целиком.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Круто же, да?

А через несколько домов от школы, на заборе автомойки — ещё одно доказательство того, что у местных жителей всё отлично с визуальной культурой:

Фото: Иван Козлов

Единственное, что осталось для меня загадкой в этом смысле — повальная приверженность сайдингу цветов украинского флага. На Ферме полно объектов, выдержанных вот в такой цветовой гамме:

Фото: Иван Козлов

Главные из них — это, конечно, объекты на территории Росрезерва. Вы наверняка обращали внимание на эти здания, если ездили на поезде в восточном направлении.

Фото: Иван Козлов

Это эпичное здание (до того, как оно стало ядерно-жёлто-синим, оно, если мне не изменяет память, имело довольно интересный архитектурный облик, но что уж теперь) — склад-холодильник Росрезерва, в котором хранится продовольствие на случай войны и других глобальных неурядиц. Ничего больше я об этом здании не знаю — в конце концов, Росрезерв не случайно называют одной из самых закрытых и загадочных государственных структур.

Фото: Иван Козлов

Это мы уже перешли через железнодорожное полотно. До сих пор мы были к востоку от него — там располагались промзоны и основные жилые кварталы. Здесь, на западной стороне — несколько ангаров и домов, в своё время выстроенных, вероятно, для работников конезавода и их семей, а также сама территория конезавода (точнее говоря, Конноспортивного комплекса Пермского края).

Фото: Иван Козлов

Жилой квартал при Конноспортивном комплексе состоит всего из одной улицы, на которой ещё сохранился декор советского образца.

Фото: Николай Кириллов

И вывески — тоже, кажется, советского образца.

Фото: Иван Козлов

Конезавод на Ферме очень долго переживал трудные времена. Я помню, как ещё в юности проезжал мимо на электричке и смотрел на его территорию — тогда открывалась очень жалкая картина. Но, похоже, за время функционирования Конноспортивного комплекса дела тут несколько выправились — во всяком случае, новые помещения и конюшни выглядят современно и эффектно.

Жаль, что того же самого нельзя сказать про здание, в котором раньше располагалась администрация Конезавода. Оно разрушается и его никто не хочет покупать и обустраивать — даже несмотря на то, что цена на него, по словам местных жителей, установлена совершенно смехотворная.

Фото: Иван Козлов

Над входом даже сохранился советский знак почёта:

Фото: Иван Козлов

Пока я фотографирую знак, в разбитом окне на первом этаже вдруг появляется пожилая женщина и молча смотрит на меня. Мне становится неуютно.

— Здравствуйте, — говорю я, чтобы прервать молчание.

— Сколько тут раньше хорошей мебели было, — без лишних предисловий начинает сокрушаться женщина, — трюмо вот разбили, кресла куда-то утащили. Да вы проходите, там сзади железная дверь открыта.

Фото: Иван Козлов

Я захожу в заброшенное здание и встречаю её в коридоре — у неё в руках две деревянных рейки, которые она, похоже, использует вместо лыжных палок для скандинавской ходьбы.

— Гуляете тут? — интересуюсь я.

— Да, раньше работала, теперь гуляю. Весь посёлок обошла и сюда зашла тоже. Всю мебель поломали, столько было хорошей мебели! Ужас, что делается. Да вы на второй этаж сходите, посмотрите.

Женщина сердито стучит палками по кафельному полу, и я решаю на всякий случай последовать её совету.

Фото: Иван Козлов

Вот, видимо, то самое трюмо:

Фото: Иван Козлов

Вот старая конторская касса:

Фото: Иван Козлов

А вот центральный холл. Как я узнал впоследствии, дверь в здание открылась настежь не так уж и давно: материальные ценности уже растащили, а вот бессмысленно сломать и раскурочить всё пока не успели. Так что я попал сюда в удачный момент — эти интерьеры ещё сохраняют следы былой красоты.

Фото: Иван Козлов

Залитый солнцем второй этаж:

Фото: Иван Козлов

Самый странный пример офисного освещения, который мне доводилось видеть:

Фото: Иван Козлов

И даже витраж! Жалко, что уже частично разбитый. Впрочем, конечно, витраж не настоящий, а из раскрашенного оргстекла, но всё равно очень печальное зрелище:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Досадно за это здание. Понятно, что если нынешний Конноспортивный комплекс может обойтись без него, то и выкупать его нет резона, но пока что именно оно встречает гостей комплекса и стоит на одной из главных улиц Фермы — этаким немым укором.

Пока я иду от этого здания к территории комплекса, мне опять встречается женщина с палками, на этот раз в компании подруги без палок.

— Ужас, да? — говорит женщина без палок (тут, видимо, так и принято начинать общение, с места в карьер). — Ещё несколько месяцев назад всё в сохранности было, а потом дверь открыли и всё. Это цыгане, которые тут за навозом приезжали, растащили всё здание. Помню, они летом прямо ночевали тут, под его окнами.

— Bы тоже тут работали? — интересуюсь я.

— Конечно, а где же. А теперь тут муж у меня работает в Комплексе, я его навещать хожу. А я, пока работала, была в этом самом здании. Всё растащили. У нас ведь там был целый музей конезавода!

— А где сейчас музей? — настораживаюсь я.

— Так развалился, — вступает женщина с палками. — Что там было, всё работникам отдали, оно у них и осело, просто по квартирам. Фотографии там были интересные, вещи разные.

Я вспоминаю, что на первом этаже видел целые пачки фотографий — на них лошади с ярко украшенными попонами бегали по ипподрому.

— Очень жалко, — искренне говорю я.

И тут же вспоминаю, как прошлой осенью мы заезжали в эти края вместе с делегатами программы «Культурная мозаика малых городов и сёл». Тогда местные чиновники как раз рассказывали нам о том, что это злополучное здание никак не могут продать новым владельцам, а архивы конезавода пытаются спасти кто во что горазд. Эта встреча происходила в библиотеке Двуреченского сельского поселения в соседнем Нестюково. В холле библиотеки по этому поводу соорудили инсталляцию — старую мебель, шкафы и парты, обклеили чёрно-белыми фотографиями лошадей, найденными в старых конезаводских архивах. Выглядело это, если честно, жутковато, но нам объяснили, что в инсталляции использованы только дубликаты.

В общем, я надеюсь, что архив конезавода не пропал бесследно — уж лучше пусть его к старой мебели прилепят, чем потеряют совсем.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

А вот так выглядит новое здание Конноспортивного комплекса. Это, конечно, в миллиард раз лучше, чем то, что я видел в юности из окна электрички.

Фото: Иван Козлов

А вот и главная местная достопримечательность, ради которой я сюда и приехал. Самолёт я не нашёл, ну вот хоть с поиском коня справился. Это конь Кипр — орловский рысак 1982 года рождения, четырнадцатикратный рекордсмен всесоюзных соревнований и вообще легендарное существо. Надеюсь, в качестве талисмана он принесёт жителям Фермы не меньше пользы, чем на всесоюзных соревнованиях при жизни.

Фото: Иван Козлов