X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017

Вышивка — занятие ночное. Как художник и режиссёр запустили свою линию одежды

Нам редко приходится рассказывать о каких-то пермских стартапах и коммерческих начинаниях, потому что подходим мы к этому делу избирательно и только если уверены, что предприятие, о котором мы хотим рассказать — это в первую очередь интересные персонажи и самобытный пример городской инициативы, а уже потом всё остальное. Дизайнерский проект «Волны Те», созданный художником Анастасией Улановой и режиссёром Анной Баталовой, по этим критериям нам вполне подходит. Тем более, что сами его создательницы о коммерческой выгоде задумываются чуть ли не в последнюю очередь — для них это прежде всего художественная история и способ попробовать себя в относительно новой для каждой из них сфере.

Моделирование одежды действительно оказалось новой сферой для молодого художника и молодого режиссёра, и приобщились они к ней по самым разным причинам.

Во время подготовки к выставке «К свету», которая проходила в Художественной галерее, Настю Уланову пригласили к сотрудничеству. Главной задачей участников была собственная интерпретация объектов деревянной скульптуры из галерейных фондов. Тогда Настя впервые решила использовать вышивку как художественное средство:

«Я рисовать не особо могу, но, когда берусь вышивать, как-то само получается».

Анна Баталова Фото: Иван Козлов

Что касается Анны Баталовой, то её путь в эту индустрию был более логичен и даже в каком-то смысле предопределён:

Моя тетя — создатель и до недавних пор руководитель театра моды (сейчас у нее свой швейный салон), и в детстве я очень много времени проводила у нее на работе. Отсюда и интерес к конструированию, моделированию и декорированию одежды. Правда, в старшей школе я благополучно всё это забросила и не вспоминала аж до 2014 года. Я тогда уже всерьёз заинтересовалась кино, думала о том, где взять денег на первый фильм. И тут Дэвид Линч выпустил коллекцию спортивной женской одежды, и я подумала: «Точно!»

Анна вспоминает, что несколько лет назад их с Настей познакомила общая подруга со словами «мне кажется, вы можете придумать что-то вместе». Придумали. Правда, не сразу: потребовалось три года для создания совместного проекта:

Не помню, что повлияло на нас тогда, — говорит Аня. — Хотя, вообще-то, помню: я дичайше устала на старой работе и в тот момент решила работать на саму себя.

Их первое совместное предприятие было мало связано с дизайном одежды: требовалось сделать косметический ремонт в квартире-мастерской в Закамске.

По неофициальной версии, — вспоминает Настя. — Аня позвонила и сказала, что в квартире чуток ремонт сделать надо, «за день управимся, винцо прихвати». Ремонт делали полтора месяца.

Так они стали шить одежду. Как повседневную, так и необычную. Первый формат предполагал создание повседневных вещей: летних юбок из льна, замшевых топов и платьев, брюк и платьев свободного кроя, которые «Волны Те» шьют самостоятельно. А второй формат — это экспериментальные вещи, при создании которых возможный спрос не был определяющим фактором. Их девушки только придумывают, а непосредственное создание отдают на откуп профессиональным закройщикам и швеям.

— У нас не было полноценных коллекций, и это абсолютно нормально, мы ж только учимся, — признаётся Настя. — Из того, что мы делали, я больше всего люблю юбки из Чайковского льна. «Чайковский Текстиль» больше не производит ткань, которую мы использовали, так что нам показалась романтичной идея сохранить эту ткань в нашей одежде. Трудно описать, как приятен этот материал, и на что он похож, хотя можно попробовать через ассоциации: у меня он ассоциируется с лошадкой (блин, сейчас все будут думать, что если ты его наденешь, то будешь как пони!). Вообще, вышивка мне кажется очень женским занятием, очень трепетным и немного ночным. И, конечно, личным: моя бабушка очень увлекалась вышивкой, шила крестиком. Вышивала зайчиков и котиков, а еще очень любила их дарить всем и всюду. Тогда мне хотелось ей подсказать вышивать что-то интересное — ну, например, горы, моря, банку супа Уорхола, в конце концов. Но, когда я сама встала перед выбором эскиза для вышивания, я долго думала и в итоге вышила самое странное, простое и наивное — русалку. Простые ремесленные вещи иногда притягивают и успокаивают.

— У нас, по сути, сперва были юбки, которые разлетались на ура, следом — коллекция, которая вообще не пошла, — уточняет Аня, — потому что мы ждали чуда, но чуда не произошло. А затем была актуальная сейчас коллекция «Точка стояния».

Одна из моделей коллекции

Верхняя одежда, которая была сшита в рамках проекта с этим странным названием, обладает немного шизофреническими свойствами, потому что придумана для людей, чутких к моментальным перепадам настроения — от стресса к расслабленности, от скованности и сжатости к покою. Речь идёт, например, про пальто с длинными и широкими шарфами, способными превращаться то в крылья, то в непроницаемую маску. Вся одежда этой коллекции будет оформлена вышитыми рисунками и принтами от пермской художницы Елены Рэмбо. То есть, получатся вполне себе художественные произведения. Именно в этом, в общем-то, и есть главное назначение проекта «Волны Те». Анна Баталова — большой фанат кино, черпающий вдохновение в фильмах Балабанова, говоря о своих отношениях с кинематографом, описывает, пожалуй, и самое разумное отношение к их с Настей творческому проекту:

Смотрела недавно запись лекции одного режиссёра, в конце задавали вопросы. И вот одна девушка встает и говорит: «А может быть, молодому режиссёру нужно ориентироваться на зрителя?». И режиссёр говорил, что нет, объяснял, что он имел в виду что-то совсем обратное. Долго судили и рядили, пока модератор не сказал: «Словом, снимать нужно для себя, для бога». И все дружно засмеялись. А я не поняла, чего они смеются. Для себя, для бога. А для кого же ещё? Можно подумать, ещё кому-то это надо.

Анастасия Уланова Фото: Иван Козлов

Сегодня создание моделей одежды занимает девушек больше всего, но ни для одной из них это не основное занятие и увлечение — по крайней мере, на данном этапе. Настя Уланова известна в первую очередь как молодой пермский художник, а не как дизайнер — она заканчивала школу «Артполитика», несколько лет её кидало то на фото, то на видео, то на инсталляции. В конце концов ей показалась интересной именно работа с нитью, иглой и созданием вышитых композиций. Она активно участвует во многих пермских выставках. Для проекта музея PERMM «Геопоэтика», закрывшегося буквально на днях, она сделала одну из ключевых работ под названием «Душа нараспашку»: пальто, на подкладке которого вышиты стихи и которое, по иронии, никому не подходит по размеру.

Фото: Иван Козлов

Анна Баталова, помимо моделирования и кино, занимается множеством разных вещей, которыми быстро загорается и к которым зачастую так же быстро остывает. Сейчас её больше всего занимает легкоходный туризм, она записалась на курсы в школу медицины катастроф и планирует стать донором:

Временно я отказалась от постоянной работы, которая не позволяла сосредоточиться на творчестве, и вместе с тем осталась в довольно шатком материальном положении, но я улыбаюсь. Я улыбаюсь, потому что через две недели мне стукнет двадцать шесть, потому что вчера я оплатила коммунальные за квартиру, потому что пойду сегодня в лес, и потому что едва ли не владею миром.