X

Новости

Сегодня
Вчера
20 сентября 2019
19 сентября 2019
Фото: Вероника Быстрых
35статей

В этой рубрике мы публикуем рецензии на книги. А также анонсы и отрывки книг, готовящихся к выходу в ведущих российских издательствах.

«Гендер — это то, кто мы есть, или то, что мы создаём?» Публикуем главу из книги социолога Салли Хайнс

У каждого из нас есть пол, определяемый при рождении на основании строения нашего тела. Почему же некоторые люди ощущают несоответствие между биологическим полом и внутренней идентичностью? Гендер — это то, кто мы есть, или то, что мы создаём? Гендерные проявления запрограммированы природой или развиваются по мере воспитания? Уместна ли традиционная двоичная система мужских и женских гендерных ролей в сегодняшнем мире? На эти и другие вопросы и попыталась ответить социолог Салли Хайнс в своей книге «Может лигендер меняться?» С разрешения издательства «Ад Маргинем» публикуем отрывок из книги — об истории восприятия гендерных ролей в разных обществах и культурах.

Важным дополнением к теории гендерной социализации 1980-х годов стало утверждение Джудит Батлер о социальной и культурной сконструированности как пола, так и гендера. Согласно Батлер, дело не в том, что собой представляют телесные различия, а в том, как их воспринимает общество.

Батлер пишет, что пол и гендер конструируются дискурсом. С этой точки зрения, гендер не существует вне дискурса. Батлер утверждает, что гендер не дается от рождения, скорее мы постепенно учимся «создавать» гендер: «Мы ходим, говорим и поступаем так, чтобы укреплялось представление о нас как о мужчинах или женщинах».

Батлер разработала концепцию «перформативности», чтобы объяснить, как гендерные нормы навязчиво и многократно проигрываются, приобретая статус естественных. Она приводит в пример ситуацию рождения ребенка. Когда врач или медсестра объявляют пол младенца, они не просто указывают на какой-то уже достоверный факт, ведь, по Батлер, врожденного гендера не существует. Скорее они производят речевой акт (она называет его «перформативным высказыванием»), который создает пол ребенка самим фактом его произнесения. Высказывание «это девочка» или «это мальчик» приписывает определенный гендер новорожденному телу. Согласно Батлер, социальные гендерные нормы и ценности — это основная составляющая того, из чего складывается гендер.

Гендерные ожидания общества не всегда развиваются по пути плавного линейного прогресса, предполагающего улучшение положения в вопросах гендерного равенства и прав.

Например, со сменой правительства в 1980-х годах в Иране положение девочек и женщин ухудшилось, а предписанные им социальные роли изменились. В начале XX века иранские женщины были образованны и принимали полноценное участие в трудовой жизни. Многие из них занимались политической и общественной деятельностью. Среди женщин было много журналисток и писательниц, а первый журнал, посвященный женским вопросам, был основан еще в 1907 году, то есть почти за десять лет до того, как в Британии признали избирательное право для женщин.

В результате революции 1979 года Иран стал исламской республикой. Во главе с аятоллой Хомейни аятолла Хомейниаятолла Хомейни (1902-1989) — иранский политик, религиозный лидер мусульман-шиитов, открытый противник шаха и западного влияния на Иран. После падения шахского правительства в 1979 году объявил Иран исламской республикой новая власть серьезно изменила существовавшие гендерные роли и отменила ряд женских прав, которых ранее добились феминистские движения. Теперь женщины не могли работать в государственных учреждениях, возраст вступления в брак снизился до 9 лет, замужним девушкам запретили посещать школу, общественные пространства подвергли половой сегрегации и женщин обязали одеваться согласно исламской традиции.

Только спустя почти 20 лет, когда в 1997 году произошла смена правительства, иранские женщины начали восстанавливать свои права.

Многие женщины вновь включились в политику и феминистские движения, а в 2003 году активистка за права женщин Ширин Эбади Ширин ЭбадиШирин Эбади (род. 1947) — юрист, профессор, активистка движения за права человека в Иране и по всему миру. До Иранской революции была одной из первых женщин на высших судебных должностях. Запустила кампанию «Один миллион подписей...» получила Нобелевскую премию мира. Однако в 2012 году иранский парламент вновь ограничил права женщин. Кроме того, независимо от настроений текущего правительства, личную свободу женщин, их семейные и репродуктивные права, а также дресс-код ограничивают исламские законы. Сегодня иранские женщины по-прежнему лишены многих фундаментальных прав.

Несмотря на это, движение за права женщин в Иране сохраняет силу.

В 2006 году была запущена кампания «Один миллион подписей за отмену законов, дискриминирующих женщин». Движение продолжает отстаивать права женщин в разных сферах общественной жизни.

Пример Ирана демонстрирует, как глубоко связаны гендерные представления с изменениями в политической и религиозной системе, которые формируют повседневный гендерный опыт.

Взгляды политических и религиозных лидеров резко контрастируют с убеждениями активисток за права женщин. Налицо конфликтующие концепции гендера, значения которого постоянно изменяются. Такие конфликты подтверждают, что гендерные нормы отличаются не только в разные эпохи и в разных культурах, но варьируются в рамках одной страны и исторического периода.

Представления о мужественности и ожидания от «настоящего мужчины» тоже обусловлены историческими и культурными переменами.

В западных странах физические контакты между мужчинами считаются признаком однополого влечения и нередко подвергаются дискриминации, но во многих арабских странах гетеросексуальные мужчины часто держатся за руки на публике. И хотя западный конструкт мужественности включает силу, власть, способность защищать и обеспечивать семью, внимательный взгляд на мировую культуру обнаруживает подвижность и изменчивость как мужских, так и женских ролей.

Например, на острове Оранго в Гвинее-Бисау мужчинам запрещено делать предложение женщинам, а когда женщина предлагает вступить с ней в брак, мужчина не вправе отказаться. У южновьетнамского народа эде ЭдеЭде — этническая группа, проживающая на юге Вьетнама, также известна как раде. Это матрилинейное общество, в котором семейства живут сообща в длинном доме, принадлежащем старшей женщине в семье мужчины не наследуют собственность, а после брака мужчина берет фамилию жены и переезжает в ее дом. В Японии традиционно женщины преподносят мужчинам в подарок цветы и конфеты, а не наоборот.

Несмотря на очевидное культурное и историческое разнообразие гендерных ролей, традиционные ожидания от мужчин и женщин порождают неравенство и по сей день.

После промышленной революции число работающих женщин значительно возросло. Женщин из высшего, среднего или рабочего класса стало привычно видеть участницами публичной сферы во многих регионах мира. Во многих странах общество всё более благосклонно относится к женщинам на работе и к мужчинам, занятым домашним хозяйством.

Тем не менее в сфере домашнего труда и воспитания детей по-прежнему сохраняется гендерное неравенство. Опрос, проведенный в 2016 году Национальной статистической службой Великобритании, обнаружил, что в парах, где и мужчина, и женщина работают, женщины выполняют на 40 % больше неоплачиваемой работы по дому, чем мужчины, в том числе поддерживают чистоту, занимаются покупками и готовят.

По наблюдениям ЮНИСЕФ ЮНИСЕФЮНИСЕФ — Международная организация, базирующаяся в НьюЙорке и действующая под эгидой Организации Объединенных Наций, призвана помогать детям и защищать их интересы в менее развитых странах, гендерная социализация и гендерные стереотипы во многих регионах мира сложились таким образом, что рождению мальчиков придают большее значение, чем рождению девочек, как если бы мальчики были более ценными членами общества. Согласно данным ЮНИСЕФ, это приводит к дискриминации девочек в сфере социальной и медицинской помощи, а также в сфере образования.

Традиционные гендерные роли возникли в ответ на потребности раннего аграрного общества. Степень, в которой гендерные роли меняются в зависимости от экономических, социальных и политических реалий, позволяет предположить, что гендер конструируется социально, а не предопределяется жесткими характеристиками биологических различий.

Гендерные нормы, ценности, роли и ожидания формируются конкретными обществами и культурами, приобретая в них статус идеальных характеристик.

Далее они поддерживаются структурами и ценностями этих обществ, а также сознательно или бессознательно, населяющими их индивидуумами. Поскольку эти роли и ожидания сами по себе являются тем, что мы понимаем под гендером, и они варьируются в зависимости от культуры и эпохи, можно утверждать, что гендер сам по себе непостоянен.

Его изменчивость и социальная конструируемость отчасти проявляются в противоречиях, наблюдаемых в интерпретации гендерных ролей и форм репрезентаций среди тех, кто определяет себя как мужчина или женщина. Но существование трансгендеров и небинарных гендерных идентичностей указывает также на то, что традиционные роли и нормы не способны учесть всё смысловое значение и переживание гендера. В третьей главе мы подробнее обсудим небинарные идентичности и идеи о гендерном представлении как об изменчивой, а не жесткой социальной функции.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь