X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Тимур Абасов

Неправильные адреса и «мёртвые» души. Как в Перми используют процедуру сбора подписей, чтобы не пустить на выборы независимых кандидатов

На выборы депутатов Пермской городской думы избирком не зарегистрировал больше трёх десятков кандидатов, половина из них самовыдвиженцы, которым надо было собирать подписи. Причины чисто формальные: описки и неверная информация об избирателях в системе ГАС «Выборы». Эксперты считают, что самовыдвиженцам трудно зарегистрироваться из-за сложной бюрократической системы сбора подписей, которая похожа на рулетку.

Кто и как собирал подписи

Во время этой избирательной кампании в Государственную думу, краевое Заксобрание и Пермскую городскую думу самовыдвиженцы должны были собрать подписи избирателей округа, где они хотели баллотироваться. Эту процедуру не должны проходить кандидаты, которые выдвинуты от парламентских партий (представленных в Госдуме и региональных парламентах).

Число подписей, которое необходимо собрать, чтобы быть зарегистрированным в качестве кандидата, зависит от уровня выборов. Кандидату в депутаты городской думы нужно собрать 0,3 % подписей от количества зарегистрированных в круге избирателей — это примерно 200 подписей, в Заксобрание — около двух тысяч, в Госдуму — около 20 тысяч.

Кандидат в депутаты должен сдать в избирательные комиссии подписные листы. В каждом листе пять граф: ФИО, год рождения, адрес места жительства, номер паспорта, дата внесения подписи и подпись. Кажется, что собрать 200 подписей несложно. Но на деле этот процесс не такой простой.

Например, в мае прошлого года были внесены изменения в закон об оформлении подписных листов. Если ранее избиратель собственноручно должен был ставить в подписном листе только дату и подпись, то в этом году он должен был заполнить три графы: помимо даты и подписи написать свои фамилию, имя и отчество.

Волонтёр Александра Тихонова занималась сбором подписей в штабе кандидата Надежды Агишевой. Она говорит, что сначала собирала подписи у тех людей, которых знала лично, или у своего ближайшего окружения. В этих подписях она была уверена на сто процентов, это реальные люди.

После того как знакомые, а это приблизительно 80 человек, закончились, волонтёры кандидата вышли, что называется, в «поле» и стали собирать подписи у незнакомых людей.

«Я занималась этим впервые. И это было небезопасно: в регионе растёт заболеваемость ковидом, а мы вынуждены вступать в близкий контакт с людьми. Тем более, что самые доброжелательные и активные люди — это пенсионеры, а ведь именно они находятся в группе риска! Я общалась с женщинами 1933 и 1936 года рождения. Все волонтеры были привиты и пользовались индивидуальными средствами защиты. Тем не менее, один из наших волонтёров заболел коронавирусом, поэтому мы все очень переживали, что могли заразить пожилых людей», — рассказывает Александра.

Она также говорит, что волонтёры сталкивались с множеством барьеров. Один из них — попасть в подъезд. Чаще дверь открывали, но в Ленинском районе было много подъездов, в которых не работал домофон. А в квартирах не было звонка.

Александра вспоминает, что и сам момент входа в квартиру неприятный. Люди открывали дверь, надеясь увидеть пришедшего с работы мужа, а вместо этого на пороге стояли волонтёры в масках и перчатках. Приходилось выслушивать всё, что накопилось у избирателей к местной и федеральной власти. Многие общались с волонтёрами на «ты» и откровенно грубили.

«Некоторые люди не понимают, что это за процедура сбора подписей, зачем она нужна, и приходилось им долго рассказывать об этом. Они уставали и не хотели слушать о кандидате, а ведь это было главное — то, за чем мы приходили. Людей можно понять, потому что они устали после работы, им хочется отдохнуть, поужинать, заняться детьми. А тут приходишь ты и рассказываешь о кандидате и том, почему им нужно отдать свою подпись за него. Такой опыт тоже полезен, потому что ты рассказываешь людям, как устроена избирательная система в России, что можно поставить подпись за нескольких кандидатов и так далее», — объясняет она.

Александра Тихонова говорит, что волонтёр должен был держать в голове важные нюансы. Например, уточнять, исполнилось ли тому, кто ставит подпись, 18 лет, потому что в таком случае нужно не просто указывать год рождения, но и дату. Возраст был важен и потому, что в 20 и 45 лет люди меняют паспорт, нужно было спрашивать об этом. У женщин волонтёры спрашивали, не была ли изменена фамилия после замужества:

«Одним словом, приходилось задавать кучу странных и неудобных вопросов. С указанием данных паспорта у людей возникало множество вопросов. Приходилось объяснять, что подписной лист — это документ строгой отчётности, его проверят в избиркоме и системе ГАС „Выборы“. Именно поэтому сбор подписей на улице не очень эффективен, потому что люди не носят с собой паспортов».

Александра говорит, что процедура сбора подписей не прибавляла желания людям участвовать в политической жизни города. Если бы была возможность оставить подпись через Госуслуги, это сильно упростило бы жизнь и волонтёрам, и избиркомам, и самим избирателям.

«Думаю, немногие люди, которые оставили подписи, пойдут в итоге на избирательные участки. Если подпись для человека оставить так сложно, то что будет на самих выборах? А ведь то, что они оставили свои подписи за кандидата, ещё не означает, что они сделали свой выбор. Выбор они должны будут сделать 19 сентября», — сетует волонтёр.

«Сбор подписей — это рулетка»

13 августа территориальные избирательные комиссии (ТИК) завершили регистрацию кандидатов на выборы в Пермскую городскую думу седьмого созыва. В 22 одномандатных округах выдвигалось 159 человек. Избирком отказал в регистрации 17 кандидатам от партии «Новые люди», 15 самовыдвиженцам и одному кандидату от КПРФ.

Все самовыдвиженцы столкнулись с проблемой — городская избирательная комиссия находила в подписных листах недостоверные подписи. Надежда Агишева сдала в ТИК 193 подписи, недействительными признали 14 подписей. 179 «идельных» подписей хватило, чтобы Агишеву зарегистрировали кандидатом, но, как говорится, осадочек остался — за некоторые подписи было обидно.

Причины для выбраковки были разные: например, одна из подписавших нечётко написала свою фамилию, поэтому «Амирова» член ТИКа прочитал как «Алирова». Остальные данные полностью совпали.

«Смысл закона о подписях состоит не в том, чтобы искать описки, а в том, чтобы определить: существует ли физическое лицо, которое поставило свою подпись за кандидата», — уверена Надежда Агишева.

Фото: Тимур Абасов

По словам кандидата, система сбора подписей — это рулетка, везение. Одному удалось собрать достаточное количество подписей и зарегистрироваться, а другому нет, потому что член избиркома неправильно прочитал ту или иную букву в фамилии. Надежде Агишевой повезло выиграть в рулетку, а вот другим нет.

Политолог Виталий Ковин говорит, что бюрократическая и формальная процедура сбора подписей в России превратилась в настоящий барьер, который порой не могут преодолеть независимые кандидаты.

«Нужно сдать подписи таким образом, чтобы у комиссии не возникало вопросов с толкованием букв в фамилии, имени и отчестве или цифр в дате рождения. Это превращается в настоящее искусство каллиграфии. Но сейчас люди отвыкли писать, они больше печатают. Поэтому волонтёры просят избирателя писать печатными буквами фамилию, а также ставить подпись такую, какая стоит в паспорте», — говорит он.

«Собрать одному 200 подписей нереально»

Сергей Пономарёв хотел баллотироваться в Пермскую городскую думу по 21 округу. Для регистрации в качестве кандидата ему необходимо было собрать 169 подписей. Он говорит, что процесс сбора довольно трудоёмкий, кроме того, кандидаты ограничены во времени. Учитывая, что люди, как и сам кандидат, утром и днём работают, то остаётся только вечер. Сергей рассказывает, что в течение трёх дней с 18:30 до 21:00 он собирал подписи в своём доме. За это время ему удалось собрать только 35 подписей.

По его словам, одному собрать около 200 подписей нереально, нужны волонтёры. Поэтому проконтролировать каждую подпись нереально. В самом подписном листе пять ячеек, их необходимо отчётливо заполнить, чтобы у ТИКа не возникло сомнений в подлинности подписанта. «Для пожилого человека правильно вписать свою фамилию, адрес проживания и дату — нетривиальная задача».

Фото: Из личного архива Сергея Пономарёва

В итоге он представил в ТИК 182 подписи, у него приняли 139. Остальные признаны недействительными. Причины — описки или неверный адрес прописки. Например, в одном случае система ГАС «Выборы» определяла супругов как прописанных в разных местах. Хотя отметка о прописке у них имелась в паспорте.

Среди кандидатов от независимой коалиции «+1» отказали в регистрации Людмиле Ёлтышевой в 17 округе. Официальная причина — несколько подписей не прошли проверку государственного почерковеда из ТИК, а резервного запаса подписей не хватило, чтобы этот небольшой процент перекрыть. Всё же некоторые подписи удалось отбить: «несуществующие» люди, проживающие по адресу Цимлянская, 31, были найдены и внесены в базу ТИКа.

«Ощущение при этом было такое, что даже если бы мои подписи были идеальными, всё равно нашли бы, к чему придраться. В общем и целом итог такой: 160 идеальных подписей, но до минимального порога не хватило всего 6. Возникает вопрос: почему человеку, которого и без подписей знает весь район, нужно ещё это доказывать? Почему чтобы удержаться в статусе кандидата в депутаты, обычному человеку приходится выбирать, примкнуть к уже существующим партиям или продираться самому, рискуя при этом быть снятым в любой момент?» — удивляется Людмила.

«Из-за коронавируса я остановила сбор»

В 18 округе, где хотела баллотироваться в депутаты гордумы Александра Гуляева, более 36 тысяч жителей, поэтому ей необходимо было собрать минимум 184 подписи.

В середине июля Александра вместе с волонтёрами начала кампанию по сбору. Вечером 29 июля у неё поднялась температура. По всем симптомам это был коронавирус, Александра самоизолировалсь дома.

«Эта новость далась мне морально очень тяжело. Я понимала, что к тому времени была заразной две недели, контактировала с массой людей, в том числе пожилых, и могла подвергнуть их здоровье колоссальному риску», — говорит она.

Таким образом, Александра была вынуждена приостановить сбор. К этому моменту было собрано около 190 подписей. Она позвонила в избирательную комиссию и рассказала о своём диагнозе. Тем не менее, её пригласили лично прийти в ТИК и сдать подписи. Ей пришлось с температурой заверять подписные листы, а потом подписывать документы для ТИКа.

«У нас второй год пандемии, но ТИК оказался не готов к этой ситуации. Во дворе администрации Ленинского района член избирательной комиссии на стуле проверяла подписи», — рассказывает она.

В итоге ТИК принял только 149 подписей. Более 40 было отклонено, среди них были люди, которых Александра знала лично.

«ГАС „Выборы“ важнее паспорта»

Надежда Агишева обращает внимание и на ещё одну абсурдную ситуацию, связанную с идентификацией избирателей. Чтобы установить подлинность человека, избирательные комиссии пользуются специальной системой, которая называется ГАС «Выборы». Но иногда и она ошибается. Например, один реальный человек в системе ГАС «Выборы» значился как «признанный умершим».

Фото: Диана Корсакова

Виталий Ковин тоже говорит о несовершенстве этой системы. По его словам, в ГАС «Выборы» данные поступают из районных администраций. Состояние избирательной базы зависит от профессионализма чиновников. Иногда они вносят сведения о человеке несвоевременно или недостоверно.

«Но, смотрите, придя на избирательный участок, гражданин может проголосовать, предъявив просто паспорт, даже если о нём сведений нет в системе ГАС „Выборы“. Но если о нём нет сведений в системе, избирательные комиссии его подпись объявляют недостоверной. Это перевёрнутая система! Получается, что по паспорту можно взять кредит, устроиться на работу и учёбу, но для избирательной комиссии он не действителен», — рассуждает он.

«Мы не готовились к войне»

Сергей Пономарёв, Александра Гуляева и Людмила Ёлтышева не хотят доказывать свою правоту через суд. Пономарёв говорит, что его решение баллотироваться в гордуму было связано не с жаждой власти, а с желанием применить свои компетенции и социальный капитал, работая в представительном органе.

«Мы не готовились к войне. В статусе общественного деятеля у меня гораздо больше возможностей и рычагов влияния. Наша кампания прошла успешно. Мы собрали необходимое количество подписей. А то, что ТИК не признал их по бюрократическим критериям, — это не моя проблема, а проблема ТИКа», — убеждён Сергей.

Людмила Ёлтышева уверена, что участие в избирательной кампании было для неё бесценным опытом:

«Я эти выборы уже выиграла. Как сказала мне одна замечательная учительница: „Люся, ты давно наш депутат, и депутат народный!“ Пожалуй, соглашусь! Я здесь, я рядом — и неважно, в каком статусе, — как помогала, так и буду помогать людям. Я хочу сказать спасибо всем, кто помогал мне в сборе подписей, и тем, кто эти подписи в мою поддержку ставил. Кроме того, мои слова поддержки тем, кто остался в обойме и вышел на финишную прямую».

Александра Гуляева говорит, что во время кампании испытала энтузиазм, потому что видела, как знакомые и незнакомые люди брали подписные листы, шли за неё агитировать и собирать подписи. Она не исключает своего дальнейшего участия в политической жизни:

«Я хочу поблагодарить всех, кто откликнулся, пришёл в штаб, собирал подписи, рассказал обо мне друзьям, знакомым и родственникам. Всё не зря! Теперь я точно знаю силу сообщества, социальных связей и поддержки единомышленников. Простите, что не оправдала надежд на ваш голос в думе. Думается, что это не конец, а начало чего-то нового. Надо всё взвесить и обдумать. И заявлять серьёзно».

Она также считает, что из-за пандемии коронавируса выборы в 2021 году нужно отменить:

«При такой статистике по ковиду мы легко отменяем Пермский марафон, но почему-то продолжаем подвергать риску здоровье кандидатов, сборщиков, членов избиркомов и, главное, избирателей. Тем более, что становится всё более очевидно, что увидеть новых лиц во власти шансов всё меньше».

Надежда Агишева говорит, что в пандемию коронавируса нужно было разрешить собирать подписи через портал Госуслуги, как это было разрешено в Москве. В Пермском крае это сделать не разрешили, и в результате подвергли риску заражения всех — избирателей, сборщиков и кандидатов.

«Собирать подписи без близкого контакта с людьми невозможно, волонтёры отдают подписные листы, ручку, часто заходят в закрытые помещения, общаются с пожилыми людьми. И всё это не способствует снижению заболеваемости».

По её словам, сбор подписей через Госуслуги решил бы ещё несколько проблем самовыдвиженцев: например, в листах было бы меньше ошибок и описок, а также недостоверных сведений, которые сейчас есть системе ГАС «Выборы».

  • Выборы в Государственную думу, Законодательное собрание Пермского края и Пермскую городскую думу пройдут в три дня 17, 18 и 19 сентября.
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь