X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Владимир Соколов

«Русофобия — это слишком мягкое слово». Писатель Николай Стариков отдал дань труженикам Урала

Так получилось, что день презентации в Перми книги Старикова «Ненависть. Хроники русофобии» совпал с днём долгожданного выступления президента России по поводу повышения пенсионного возраста. Это стало причиной того, что три десятка собравшихся в книжном магазине поклонников творчества писателя узнали не только о масштабах и последствиях ненависти по отношению к России со стороны Запада, но и о причинах и перспективах непопулярных внутриполитических решений «либерального правительства» нашей страны. По мнению спикера, как первое, так и второе грозит крахом всех социальных завоеваний в мировом масштабе.

Презентация новой книги писателя, историка, общественного и политического деятеля, блогера и публициста, основателя и идейного лидера общественных организаций «Профсоюз граждан России» и «Патриоты Великого Отечества» Николая Старикова началась немного позднее назначенного времени. Автора задержало интервью какому-то телеканалу без опознавательных знаков на камере и микрофоне и смутило отсутствие оператора с камерой в начале самой презентации. «Уважаемый оператор готов уже?.. Ну что, исчез наш это самый-то... оператор?» — беспокоился спикер. Несмотря на заминку, он заверил собравшихся в «Доме книги» — цокольный этаж «Колизея-Синема» — в том, что очень рад видеть «уважаемых жителей Пермской области» и заинтриговал публику сообщением о том, что повод для сегодняшней встречи, безусловно, приятный, но он не скажет какой, пока не установят камеру, «чтобы не повторять это дело два раза».

— Добрый вечер, уважаемые жители Перми. Рад вас видеть, — вновь начал своё выступление Стариков, убедившись в том, что запись идёт, и сообщил, что намерен рассказать о своей восемнадцатой по счёту книге и обсудить выступление Путина, посвящённое пенсионной реформе. По словам выступающего, он долго думал, где провести первую презентацию Восемнадцатой книги. Рассматривались Москва, Санкт-Петербург, другие города, но Стариков решил ехать на Урал, в Пермь, чтобы отдать «дань уважения всем труженикам, всем, кто живёт на Урале, и, конечно, читателям».

Фото: Владимир Соколов
Фото: Владимир Соколов

О книге и ненависти

Прежде чем рассказывать о содержании Восемнадцатой книги, Стариков обратил внимание на её обложку. По его словам, книга выглядит необычно. Всё из-за того, что на этот раз автору захотелось сделать нечто новое в плане оформления и удобства для чтения. «И здесь я хотел бы выразить огромную благодарность известному художнику Никасу Сафронову (урождённый Николай Сафронов, — прим. ред.), который любезно предложил свою картину для обложки», — сказал Стариков. Отметим, что картина известного в России художника XXI века Сафронова оказалась несколько видоизменённой картиной другого известного художника XVI века Питера Брейгеля «Вавилонская башня». Далее, собственно, о ненависти.

Николай Стариков:

«Когда книга имеет номер 18, думаешь — о чём бы написать. И я подумал, что будет очень интересно проанализировать феномен „русофобия“. Поводов для этого достаточно. Вся политика Запада по своей сути ру-со-фоб-ска-я...

Может быть, мы что-то не то сделали? А то мы всегда всех любили-любили, а потом воссоединился Крым с Россией, и все наши соседи по планете стали русофобами. Ведь так нам обычно либералы говорят — нарушено законодательство, и поэтому...

Ничего нового в русофобии нет. И, наверное, „русофобия“ — это слишком мягкое слово, которое не до конца отражает то, что испытывает к нам Запад. И тогда я решил, что книга должна называться „Ненависть“. Это сильное слово. Но, это именно то, что к нам испытывает Запад».

Обложка книги Николая Старикова «Ненависть. Хроники русофобии»

Далее автор стал говорить об ответных чувствах. По его мнению, мы Западу ненавистью, то есть взаимностью, не отвечаем.

«С нашей стороны может быть боевая ярость, если они приходят к нам с огнём и мечом. Это могут быть ответные меры. Но ненависти нет...

И здесь я проанализировал историю пленных, взятых русской армией в войне со шведами во время Северной войны с Наполеоном... Если посчитать количество пришедших к нам, ушедших, погибших и возвращённых военнопленных, остаётся несколько десятков тысяч человек, которые на просторах России просто растворились. Они здесь просто поженились, стали уважаемыми людьми, сделали карьеру и, по сути, стали русскими людьми. Я не могу себе представить такую же ситуацию с русскими людьми, которых взяли в плен французы или шведы...»

Фото: Владимир Соколов

После этих слов, Стариков, по его собственному выражению, двинулся дальше по линии русофобии.

«Когда анализируешь, кем был, например, Тадеуш Костюшко, как он себя вёл, понимаешь, что не место ему на улицах русских городов (в трёх городах России есть улицы, названные именем Костюшко, — прим. ред.)... Это был русофоб-русофоб...

Мы сегодня с коллегами сходили в прекрасный музей „Россия — моя история“. Он есть не только в Перми... Это наш ответ Ельцин-центру. По своему идеологическому посылу „Россия — моя история“ полностью отражает своё название. Там очень честная, интересно описанная история нашего государства. При этом такие факты как, например, убийство англичанами Павла I там напрямую не отражены... В общем, не впрямую, но косвенно там наша история описывается очень честно. Хотя, хотелось бы, чтобы было написано прямо: Павел I убит на английские деньги».

Рассказав также о русофобском поведении немцев во время войн с Россией и об американской поддержке врагов России при ведении боевых действий на территории третьих стран, Стариков предложил учить историю, потому что всё, что нас ждёт в будущем, уже происходило в прошлом.

О пенсионной реформе, Путине и либеральном клине

Выступление президента писателя не убедило и породило лишь новые вопросы. Первый из них — почему всё это было озвучено после президентских выборов, а не до них? Стариков полагает, что Путин достаточно сильный лидер и всё равно победил бы на выборах, но после такого заявления голосование за него стало бы одновременно и референдумом по пенсионному вопросу. Сегодня спикер ощущает себя обманутым и считает, что надо не только «стричь рядовых граждан», но и «обрезать жирных котов». Под последним подразумевается не религиозный обряд, а дополнительные налоги для богатых компаний и олигархов.

«Пенсионную реформу придумало либеральное правительство Медведева, которое Путин не поменял после выборов, хотя избиратели на это рассчитывали. Путин поддержал реформы либерального правительства...

Эта модель экономики, где мы играем по американским правилам, на американские деньги на американских рынках, приведёт к запрограммированным проблемам...

Путин напрасно взял ответственность за это решение (пенсионная реформа — прим. ред.) на себя...

Из-за того, что инициаторы этой пенсионной реформы втянули в неё президента, он был вынужден, находясь над схваткой, опуститься теперь в гущу этой схватки. И с этого дня он станет мишенью атаки для врагов нашего государства, что крайне опасно...»

Фото: Владимир Соколов

Создание новых рабочих мест — вот, по мнению Старикова, путь к наполнению пенсионного фонда.

«На этих рабочих местах должны работать граждане России, а не Таджикистана, Узбекистана и ещё какого-нибудь „стана“. Они деньги отправят в свою страну. У нас есть нехватка рабочих рук и огромное количество людей, которые хотят стать гражданами России. Я имею в виду представителей коренных народов России. Я считаю, что российские паспорта надо выдавать не только жителям ЛНР и ДНР, но и гражданам Украины. Надо увеличивать число российских граждан — плательщикам налогов...

Я думаю, что тот, кто предлагал и продвигал пенсионную реформу, изначально планировал вбить клин между главой государства (и народом), понизить его рейтинг и продолжать раскачивать государство, потому что сегодня вся наша государственность покоится на авторитете одного человека в народе».

Фото: Владимир Соколов

Стариков также заметил, что само понятие «реформа» в России стало носить негативный оттенок, и пора бы нам от этого отдохнуть.

Общение с почитателями

Покончив с темой реформ, Стариков предложил собравшимся пообщаться. В желающих недостатка не было.

На вопрос о том, можно ли теперь считать президента и правительство русофобами, писатель сказал, что не стал бы ставить здесь знак равенства, но все действия нашего правительства на руку Западу, для которого русофобия является средством достижения своих целей.

Фото: Владимир Соколов

Следующий вопрос касался действий советского правительства в отношении Польши, Прибалтики и некоторых своих народов до и во время Второй мировой войны. Могут ли прибалты, поляки, депортированные крымские татары, поволжские немцы, чеченцы и прочие считать, что это было проявлением ненависти к ним, или страна просто решала свои геополитические задачи?

Писатель ответил, что оккупация — юридический термин. Он означает захват территории другой страны при обязательном условии: страны должны находиться в состоянии войны. Войны с Прибалтикой у нас не было. Литва, Латвия и Эстония добровольно заключили договоры с Советским Союзом на размещение воинского контингента на территории своих стран. С Польшей СССР также не воевал, а ввёл свои войска для защиты запада Украины и Белоруссии от возможных эксцессов.

Решение о депортации немцев Поволжья, по мнению Старикова, было правильным. Оставшись, они могли перейти на сторону врага или пострадать от боевых действий. В целом, переселение в Казахстан было равносильно спасению их жизни.

Депортацию Крымских татар и чеченцев Стариков не считает правильным, но логику советского правительства понимает. Многие крымские татары, например, служили в гитлеровской армии. Их оставшиеся в Крыму родственники могли начать создавать партизанские отряды для борьбы с Красной армией, поэтому их выселили. Семьи тех, кто воевал на стороне Советского Союза, не выселяли. Такая же история с чеченцами. Никаких фобий. Фобия — это, например, когда в Польше сносят советские памятники.

На попытку провести аналогию между сносом памятников в Польше и желанием переименовать улицы Костюшко в России Стариков заявил, что это не одно и то же. Памятники обычно стоят на кладбищах, а с мёртвыми могут воевать только отпетые подонки.

И всё же слушателей больше интересовал вопрос пенсионной реформы. «Так кто же мешает президенту слышать народ?» — спросил следующий поклонник писателя. На это Стариков отметил, что это один из самых сложных вопросов: кто и что докладывают президенту? Мы можем только догадываться о том, в каком виде информация попадает к первому лицу.

Фото: Владимир Соколов

«Что делать, если цивилизованный диалог с властью невозможен?» — последовал вопрос из зала. В ответ писатель обвинил автора вопроса в призыве к смуте, напомнил о содержание эсеровских листовок в 1905 году, назвал революцию 1917 года причиной поражения России в Первой мировой войне и пояснил, что врагам государства всё равно, каким образом оно будет уничтожено — изнутри или извне.

«Наша задача — заставить правительство исправить эту ошибку (пенсионную реформу, — прим ред), но так, чтобы государство осталось целым», — заявил Стариков.

В ходе беседы автор Восемнадцатой книги также отметил, что все существующие социальные завоевания в мировом масштабе свершились после и благодаря Октябрьской революции в России. Капиталисты были вынуждены поделиться своими благами с трудящимися. Сейчас наблюдается мировая тенденция — отмена этих завоеваний. Последним тормозом этого движения является Россия и немного Китай, поэтому разговоры о революции — это не весело.

«Мы не испытываем ненависти к Западу. Мы анализируем их ненависть в наш адрес. С нашей стороны только любовь», — заявил писатель и предложил начать автограф-сессию.

Первый покупатель пришёл на кассу магазина со счастливым лицом и тремя книгами в руках.