X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Фрагменты истории: сорок лет пермского актуального искусства в PERMM

123статьи

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Иван Козлов

На прошлой неделе музей PERMM открыл выставку «Пермь-третья» — результат своей исследовательской работы, посвящённой истории пермского актуального искусства с середины семидесятых и до наших дней. Точнее, не то чтобы «результат» — скорее, небольшое превью, призванное обозначить ключевые моменты локальной художественной истории. В выставку оказалось включено всего полтора десятка художников из разных поколений — условно говоря, от Вячеслава Смирнова до Елены Слобцевй и Петра Стабровского (именно эти авторы представили самые старые, и, соответственно, самые «свежие» работы). Создателям выставки удалось добиться одной из важных целей — дать зрителю представление о том, какой большой объём теоретической работы остался «за кадром». Однако об этом экспозиция говорила сама по себе — и возможно даже, что вопреки кураторскому замыслу.

В сопроводительном тексте Анна Суворова (вместе с Натальей Сурковой она выступила куратором проекта) пишет: «Актуальное искусство Перми на взгляд стороннего наблюдателя вненаходимо: его исторические связи и события, казалось бы, рассеяны или бесконечно запутаны. Иногда мы замечаем его отдельные фрагменты: обнаруживаем случайную фотографию или слышим рассказ о „странных 80-х“, но все эти истории никак не выстраиваются в цельную картинку».

Далее в тексте сказано, что «Пермь-Третья» «делает попытку преодолеть вненаходимость пермского contemporary-art».

Фото: Иван Козлов

И вот с этим, похоже, возникают некоторые проблемы. Нет, речь, конечно, не о том, что в выставке представлено недостаточно художников. Действительно, она оказалась куда меньше, чем можно было предположить — во всяком случае, ощущение неполноты от путешествия по первым двум этажам заставляет заглянуть и на третий, но третьего попросту нет — двумя этажами экспозиция исчерпывается. Но, как верно отмечает куратор проекта, искусствовед Анна Суворова, было бы странно ожидать энциклопедичности от экспозиции, охватывающей исторический период длинной в сорок лет:

— Выставка является некоторым промежуточным результатом исследовательской программы и скорее обозначает ключевые векторы развития и наиболее знаковые имена пермского актуального искусства. Но важно, что, опираясь на этот «каркас», мы можем сформировать объёмный обзор актуального искусства региона, который уже может включать сотню-другую имён. Было бы, конечно, наивно сегодня говорить об энциклопедичности (не только в рамках данного проекта), ведь эпоха 18 века прошла, и даже самый чудесный коллектив исследователей не может претендовать на итоговость знания.

Фото: Иван Козлов

То есть речь идёт скорее об обозначении ключевых, знаковых и поворотных моментов в этой долгой и сложной истории, к которой, действительно, в той или иной степени причастны сотни имён. Но, даже если сменить оптику соответствующим образом, более понятной логика экспозиции не становится. Та проблема, о которой кураторы говорят в аннотации, прорисовывается ещё более явно, чем раньше — ничто здесь «не выстраивается в цельную картинку», и общая история предстаёт набором фрагментов, о каждом из которых приходится судить в отдельности. Какие-то фрагменты не вызывают вопросов вовсе. Например, Сергей Тетерин со своей легендарной уже «Киномясорубкой» и документацией первого в истории города флэш-моба, организованного им на площади перед ЦУМом, кажется, задолго до того, как понятие «флэш-моб» вообще вошло в обиход. Или Алексей «Sad Face» Илькаев, который, задокументировав создание громадного печального лица на камском льду, подчинил себе местное медиапространство и попал в федеральную повестку (и, если не знать достоверно о его фантастическом упорстве и трудолюбии, может показаться, что он сделал это легко и непринуждённо, почти нехотя). Или Жунёв с «Есениным» — ну, тут всё понятно. Или группа ОДЕКАЛ. Окей.

Фото: Иван Козлов

Но большинство других художников, представленных в выставке — в особенности, молодых — как будто бы существуют здесь для того, чтобы заполнять пустоты и промежутки в логике и хронологии. Молодые пермские авторы просто спорадически возникают тут и там на воображаемом таймлайне от Вячеслава Смирнова до СэдФэйса, и эту их вездесущесть, это стремление неожиданно проявиться сквозь ткань прошлого, можно было бы трактовать как хороший экспозиционный ход, если бы он не лишал художников идентичности. Если что и можно считать вехой в развитии актуального пермского искусства за последние несколько лет, так это самосоознание молодых авторов — художники, каждый из которых был и остался самодостаточным и независимым, тем не менее, магическим образом нашли общие эстетические ориентиры, с «проявкой» которых успешно поработал, например, петербургский куратор Пётр Белый в рамках своих пермских выставочных проектов. Во многом благодаря этому обстоятельству они и стали цельным явлением в локальной художественной истории. Здесь этот эффект размывается, и несколько молодых пермских авторов, непостижимым образом выбранные среди прочих, оказываются просто рассеянными во времени и пространстве бесприютными одиночками, над которыми довлеет громадный илькаевский Sad Face.

Фото: Иван Козлов

Впрочем, всё это имеет своё объяснение. За выставкой стоит большая теоретическая исследовательская работа, которая началась не вчера и не месяц назад, и огромный массив информации о пермском актуальном искусстве проглядывает сквозь швы экспозиции — ему там тесно, и он, конечно, даже в рамках «обозначения ключевых моментов» заслуживает большего, чем два и даже три этажа музейной выставки. Остаётся только уповать на то, что эта уникальная исследовательская работа, которую уже долгое время ведёт музейный коллектив, будет должным образом оформлена, опубликована и представлена в публичном пространстве. Именно тогда нам действительно будет явлен подлинный образ актуального искусства региона во всей его полноте. Именно тогда, но не раньше.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

***

На фотографиях запечатлены работы Вячеслава Смирнова, Мацумаро Хана, Сергея Тетерина, Сергея Стаканова, группы ОДЕКАЛ, Юрия Чернышёва, Михаила Павлюкевича и Ольги Субботиной, Вадима Михайлова, Елены Слобцевой, Петра Стабровского.