X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
19 февраля 2020
18 февраля 2020
17 февраля 2020

«Это позор Пермского университета». Социальные сети обсуждают судебную экспертизу по делу «чучела Путина»

В 2018 году неизвестные установили в центре Перми чучело с маской президента России Владимира Путина. Позже в сети появилось видео этой акции и было заведено уголовное дело. Недавно была проведена комплексная психолого-лингвистическая и юридическая судебная экспертиза. Пять экспертов Пермского университета (ПГНИУ) ответили «да» на три ключевых вопроса следствия: было ли нарушение порядка? были ли мотивы политической ненависти? был ли преступный сговор? В результате статус трёх молодых людей, проходивших по делу, изменился: они стали обвиняемыми и сейчас находятся под подпиской о невыезде. Социальные сети бурно обсуждают экспертизу пермских учёных.

Всеволод Бедерсон, научный сотрудник Центра сравнительных исторических и политических исследований, кандидат политических наук, доцент кафедры политических наук ПГНИУ

— Университет — большая контора, в которой работает 1500 человек. Это значит, что к нему имеют отношения очень разные люди. Есть профессиональные, компетентные и уважаемые. А есть плагиаторы, лентяи и просто сумасшедшие. Есть выдающиеся люди, есть бесконечно отвратительные.

Это случай, когда нельзя сказать «они просто делали свою работу» или «они сами заложники этой плохой системы». Каждый из подписавших экспертизу — Валерий Мишланов, Светлана Жданова, Лина Зарипова, Анна Печеркина и Николай Чудин — могли отказаться от участия в этом. Невозможно представить ситуацию, когда ректор, декан или завкафедрой надавили или принудили. Вроде бы в ПГНИУ такого нет.

В случае с психологами, пожалуй, такую вероятность можно сохранить: Жданова — заведующая кафедрой, а Зарипова и Печеркина — формально её подчиненные. Но для остальных — это личное и добровольное согласие.

Экспертиза — непрофильная деятельность, за это, скорее всего, всем пятерым накинут баллов по эффективному контракту, но это вопрос сотен рублей.

Допустим невероятное — каждому из пятерых было приказано поучаствовать в экспертизе. Но и в этом случае можно не переходить профессиональных границ, не вкладывать личного взгляда в эту историю, не пытаться быть страшнее страшного или святее святого. Будь перед нами история с принуждением к участию, то вряд ли бы мы увидели формулировки, которые ничем иным, как личным мнением, не аргументируются: «заранее спланированной заказной ситуации», «фигуранты являются низшим звеном, исполнителями чьих-то заказов».

Наконец, последнее и главное. Это случай выпуклого и гнетущего непрофессионализма.

Первое. Среди пятерых есть юрист Чудин. Чудин должен знать, что назвать «фигурантов» правонарушителями может только суд. На каком основании вы называете их правонарушителями? Факт правонарушения доказан? В экспертизе есть хитрая и тупая, если подумать, формулировка: «Учитывая юридическую подготовленность данных субъектов (правонарушителей), имеется в виду знание ст.51 Конституции РФ, они должны были знать и содержание ст.25 УК РФ».

Что здесь не так?

  • Связь между знанием одной статьи Конституции и нормативным суждением в отношении знания статьи УК требует доказательства, а не просто умозаключения. Чем это доказывается?
  • Какое нормативное правило или даже элемент здравого смысла говорят нам о том, что «знание статьи 51 ведет к знанию статьи 25»?
  • Чем доказывается и на чём основывается, что знание двух статей — это свидетельство юридической подготовленности?

Второе. К лингвистической части тоже есть вопросы. Справедливости ради, эта часть (видимо, которую делал Мишланов) единственная содержит хоть какие-то отсылки к инструментарию анализа и экспертизы. Но что стоит за профессиональными методологическими категориями «лексико-семантический, стилистический и лингвопрагматический методы анализа»?

  • Профессионалы, очевидно, знают значения этих методов, но на кону вопросы уголовной ответственности, не стоит ли здесь предъявить доказательную и объяснительную силу этих методов? Можно ли им доверять?
  • На каком материале доказывалась эффективность и релевантность этих методов?
  • Если эти исследования есть, то можно ли им доверять — в смысле, кто их авторы, в каких журналах опубликовано?
  • Есть ли у этих методов более эффективные альтернативы?

Третье. Меня как политолога, конечно, задевает такая формулировка: «Политическая ненависть (вражда) связаны [почему, кстати, множественное число? куда смотрел филолог? — прим.моё] с неприятием чуждых политических взглядов на проведение государственной внешней политики и деятельности по воплощению этих взглядов в жизнь...».

  • Секундочку, это тоже требует доказательства или хотя бы, как говорится, ссылок на авторитетные источники.
  • Если мы говорим о связи, то извольте предъявить доказательство силы и направления этой связи. Как это измерено? На чем основано?
  • Что вообще такое политическая ненависть? Это профессиональная категория? Но я как политолог о ней не в курсе. Это просто суждение на основании метода «сел и подумал», то тогда какова цена такого суждения вообще?

И задевает вот такая формулировка: «Зафиксированное в ролике представление причинило нравственный ущерб, нанесло оскорбление неопределенному множеству лиц — тем, в частности, кто на президентских выборах отдал свой голос В. В. Путину...».

  • Не побоюсь этого слова — каузация. А влияет на Б. Причинно-следственная связь.
  • Чем и на каком эмпирическом материале доказывается каузация? В каких категориях определяется нравственный ущерб? Какими данными он подтверждается? И какими инструментами измеряется?
  • С помощью чего и на каких данных доказывается, что именно голосовавшие за Путина понесли нравственный ущерб?
  • Это представление нанесло ущерб голосовавшим за Путина или голосовавшие за Путина просто более чувствительны к ущербу как таковые? Как определить, что здесь причина, а что следствие? Не можете определить? Так не беритесь писать.

Четвёртое. «Объектом психологического воздействия выступают несовершеннолетние, которые особенно подвержены влиянию, а также женщины и лица поздней взрослости и пенсионного возраста. Данные категории лиц психологически уязвимы, обладают особой чувствительностью, восприимчивостью, повышенной возбудимостью».

  • Чем и на каких данных доказано, что женщины и старики более подвержены влиянию, более уязвимы и возбудимы?
  • Если эти исследования есть, то можно ли им доверять — в смысле, кто их авторы, в каких журналах опубликовано?
  • Знают ли авторы экспертизы, что со времён XIX века социальная наука ушла несколько вперёд, и она уже давно не рассматривает женщину как объект «особой чувствительности и повышенной возбудимости»?

К вопросу о внутренних университетских дебатах: что больше касается репутации вуза — такая экспертиза или мои писульки в социальных сетях? Что в итоге будет регламентироваться и санкционироваться: мои писульки или такая экспертиза? Что требует большего корпоративного разбирательства: мои писульки или такая экспертиза?

Валерий Мишланов, Светлана Жданова, Лина Зарипова, Анна Печеркина — должно ли вас волновать мое мнение? Нет. Можете вы меня с моим мнением послать? Да.
Но и я вас нахожу отвратительными, глупыми и непрофессиональными людьми.

Михаил Мальцев, директор книжного независимого магазина «Пиотровский»

— Вспомнился анекдот про Брежнева. Дескать, некоторые товарищи распускают слухи, что вместо меня в машине по городу возят чучело, так вот хочу заявить, что это неправда, на самом деле вместо чучела по городу возят меня.

Кстати, уровень этих экспертиз в не меньшей степени говорит не только о состоянии их, экспертов, совести, но и об уровне научного знания, производящегося в Пермском университете. К сожалению, более красноречивого доказательства, что это дрянь, а не образование, быть не может.

Алексей Каменских, доцент кафедры гуманитарных дисциплин НИУ ВШЭ — Пермь

— Даже не пытаясь оценить качество текста (хотя само по себе вменение в вину подследственным то, что они апеллируют к 51 ст. Конституции — уже за пределами понимания) — давайте попытаемся оценить ситуацию. К нам обращаются как к экспертам. Мы ставим подписи на бумагах. Давайте элементарно взвешивать риски. Чем мы рискуем, если отказываемся подписать? Потерей хорошего отношения со стороны кого-то из университетской или околоуниверситетской администрации? А если подписать? Репутация — к чёрту (напомню: нашему коллеге-историку, выступившему в 2016 году «свидетелем обвинения» против автомеханика Владимира Лузгина, с тех пор никто не подаёт руки). Люди получают реальные и немаленькие сроки. Как вы собираетесь смотреть в глаза студентам или собственным детям, когда они станут задавать вопросы?

Александра Семёнова, активистка

— Что делать, если нет правонарушения, экспертиза не выявила никакого экстремизма и разжигания, а следователь, который ведёт дело, увольняется? Правильно, назначить нового молодого следователя и провести повторную экспертизу. Новые «эксперты» от Пермского госуниверситета (позор университету, конечно): Валерий Мишланов, д.филол.н., профессор, Светлана Жданова, д.псих.н., доцент, Николай Чудин, к.ю.н., доцент, Лина Зарипова, к.псих.н., доцент, Анна Печеркина, аспирант, психолог. Новый молодой следователь: А. А. Андриянов.

Юрий Бобров, сотрудник штаба Навального в Перми

— В первый раз экспертиза на почти такие же вопросы сказала «нет». А спустя год следователи повторно обратились к другим экспертам. И на такие же вопросы они получили диаметрально противоположную оценку — «да».

Важность именно экспертизы в подобных делах имеет практически абсолютное значение. Потому что в рассуждениях про коня в вакууме прав тот, у кого на эту тему есть удостоверение эксперта.

Сергей Трутнев, юрист Пермского регионального правозащитного центра

— Это позор Пермского университета. Такой же позор, как во многих других уголовных делах. Как нам относиться к нашей пермской научной школе, которая продаётся за малую копейку?

Виталий Ковин, доцент, кандидат исторических наук, заместитель декана исторического факультета ПГПУ

— За сотни лет ничего не меняется. Буквально на днях один из каналов показал знаменитый фильм «Жанна д'Арк» с Милой Йовович и напомнил, какую роль в ее осуждении сыграли ведущие «эксперты» того времени — профессора теологии и канонического права из Парижского университета и университета Руана. Роль, прямо скажем, жалкую и постыдную.

Андрей Агишев, предприниматель

— Если вдруг господа Мишланов, Жданова, Чудин, Зарипова, Печеркина решили, что свои 15 минут славы они уже получили и я про них забуду, то нет. Дело в том, что экспертиза сама по себе, даже такая позорная, как изготовили они, немногого стоит. В силу она входит после допроса эксперта в суде, и вот здесь начинается самое интересное!

Экспертиза комплексная, психолого-лингвистическая и юридическая, получается, как минимум, трое из пяти неуважаемых экспертов должны будут явиться в суд, дать там подписку, подобную той, что зафиксирована у следователя. После этого они должны быть допрошены в судебном заседании. И здесь я предлагаю ребятам заявить меня как общественного защитника. Я не психолог, не лингвист и юрист. Я — уголовный рецидивист, проведший в судах семь лет своей жизни. Осуждённый, амнистированный и снова осуждённый. Я не посажен только потому, что сам и защитники мои сражались в суде, как в последний раз, как на войне. Я провёл столько допросов экспертов по самым разным направлениям, что, можно сказать, я эксперт по экспертам. И я подготовлюсь заранее и проведу допрос вышеупомянутых экспертов в суде так, что всем, в том числе и суду, станет понятен непрофессионализм и заказной характер той самой экспертизы. Я готов.

***

  • 11 ноября 2018 года неизвестные прикрепили к столбу в центре Перми чучело. На его теле была приклеена надпись «Военный преступник Пыня В. В.». Вместо головы у него была размещена фотография президента России Владимира Путина с надписью на лбу «Лжец». Прибывший на место наряд полиции задержал секретаря Пермского отделения Либертарианской партии Александра Котова, который снимал акцию на мобильный телефон. Он провел в полиции около четырех часов, затем его отпустили без составления протокола.
  • 21 ноября на YouTube-канале «Гроза Перми» появился видеоролик, где люди в военной форме ведут человека с маской Путина по центру Перми, а потом привязывают чучело с фотографией президента к столбу около ЦУМа.
  • В январе 2019 года полиция предъявила обвинение троим предполагаемым фигурантам дела о «чучеле Путина»: Александру Шабарчину, Данилу Васильеву и Александру Котову. Их обвиняют по части второй статьи 213 УК РФ (грубое нарушение общественного порядка, совершенное группой лиц по предварительному сговору). Это та самая статья, по которой были осуждены участница группы Pussy Riot за панк-молебен в храме Христа Спасителя. Активистам грозит до 7 лет лишения свободы.

***

Читайте также:

«Нас назвали диссидентами». Пермских активистов, установивших куклу с лицом Путина, заставили пройти психиатрическую экспертизу.

Интервью с активистом Александром Шабарчиным.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь