X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017

«На всякого мудреца довольно простоты»: Искры в темноте

113статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Евгений Тернавский

В день смеха, 1 апреля, в «Театре-Театре» состоялась премьера спектакля «На всякого мудреца довольно простоты». Обещали, что это событие будет под стать дате премьеры — весёлым, искромётным водевилем.

Спектакль художественного руководителя «Театра-Театра» Бориса Мильграма по пьесе «На всякого мудреца довольно простоты» хрестоматийного автора Александра Островского в самом театре называют новой игрой в классиков, которую с переменным успехом ведут там уже не первый год. Не первый год здесь старательно работают и в направлении музыкального театра, а выбранный режиссёром жанр водевиля — это ещё одно своеобразное испытание для коллектива в этой сфере. Борис Леонидович заверял, что этот спектакль будет театральной игрой, причём не слишком серьёзной. Подчеркивает эти заявления о лёгкости и несерьёзности и выбранное режиссёром в качестве эпиграфа к спектаклю «На всякого мудреца довольно простоты» четверостишие Игоря Северянина:

Я — соловей, и, кроме песен,
Нет пользы от меня иной.
Я так бессмысленно чудесен,
Что Смысл склонился предо мной.

Чтобы сделать искромётный русский водевиль, Борис Мильграм собрал очень серьёзные творческие силы, хорошо знакомые пермякам: музыка Лоры Квинт на стихи Николая Денисова. Это театральные знаменитости, вместе с которыми Борис Леонидович сделал мюзикл «Монте-Кристо». За сценографию «На всякого мудреца довольно простоты» отвечает Виктор Шилькрот, а за костюмы — Ирэна Белоусова. Работы этих художников в мюзикле «Восемь женщин» принесли каждому из них по «Золотой Маске».

В общем, анонсы обещали, что написанная полторы сотни лет назад комедия Александра Островского (главный герой которой, Егор Глумов, — умный, но небогатый молодой человек, прибегая к посильной помощи своей мамы, а также к различным уловкам, хитростям и интригам, прокладывает себе путь в высшее общество Москвы) на сцене «Театра-Театра» станет действительно ярким, смешным и энергичным водевилем. Но не всё так просто...

Ироничный тон спектаклю вначале задаёт исполнитель роли Глумова Сергей Детков — обещает вот-вот начать, а сам общается с залом, шутит, травит анекдоты, складывает стишки... Незаметно действие всё-таки начинается и постепенно разворачивается, но отнюдь не в комедийную, а скорее в драматическую плоскость, двигаясь от весёлого импровизационного старта к трагичному и мрачноватому финишу.

Фото: Евгений Тернавский

Очень многие элементы спектакля выглядят словно искры в темноте. И это не красивый оборот, а описание того, как оформлена сцена. В первом акте это чёрные ширмы и задник. Мрачный фон буквально давит своей депрессивностью на зрителей и артистов, просто подавляя какую-либо лёгкость и жизнерадостность. Во втором акте чёрные ширмы сменяет занимающая почти всю сцену огромная башенная конструкция, что радикально меняет угол эмоционального восприятия, поэтому первое и второе отделение спектакля сильно отличаются друг от друга.

Самые яркие «искры в темноте» — это артисты, причём в прямом и переносном смысле. Во-первых, благодаря оригинальным костюмам и гриму, в которые органично вплетены элементы фирменного стиля «Театра-Театра» (вроде красных бород у массовки в одной из сцен), сильно контрастирующие с тёмным фоном. А во-вторых, потому что в спектакле представлены довольно колоритные герои, неплохо сыгранные артистами. Глумов Сергея Деткова постоянно меняет «маски», подлизываясь к сильным мира, а в конце это растоптанный, раздавленный человечек, хотя он и стоит выше своих бывших покровителей. Ещё постановщик доводит до максимума неоднократно апробированный во многих спектаклях приём превращения музыкантов оркестра в полноценных участников спектакля. У заведующей музыкальной частью Татьяны Виноградовой здесь даже полноценная роль мамы Глумова. Роль эта остроумно сделана, она почти бессловесна — вместо слов за неё говорит музыка.

Но самыми яркими и колоритными героями получились гадалка Манефа Евгении Барашковой и чиновник Городулин Альберта Макарова. Барашкова демонстрирует отличный вокал в русском народном стиле и по-настоящему, от души зажигает, веселя публику бесшабашной разудалостью своей героини из народа. У Манефы в спектакле всего два появления, но они запоминаются больше всего. Городулин, благодаря игре Альберта Макарова, — самый комичный персонаж спектакля. Это жеманный, самовлюблённый павлин с фантастическими усами, в песнях берущий высокие ноты. Выходы этих двух артистов в той душной атмосфере, что создаётся на сцене, выглядят настоящими глотками свежего воздуха для зрителей.

«На всякого мудреца довольно простоты» Фото: Евгений Тернавский

Дело в том, что спектакль чересчур тяжеловесен для музыкальной комедии. Юмора, остроумных шуток и весёлых песен в «На всякого мудреца довольно простоты» хватает, но они почему-то зачастую живут отдельно от всего действия, плохо с ним монтируются, поэтому практически все песни выглядят просто как вставные номера, а не как органичная часть спектакля. Из-за этого история кажется несобранной. К тому же большая часть спектакля состоит из диалогов Глумова с другими персонажами. Но диалоги эти очень разные по ритму и исполнению, и если, например, общение Глумова с Мамаевой (Наталья Макарова) выглядит как занятие любовью, только в форме беседы (и ещё вопрос, кто там кого соблазняет), то многие другие диалоги сильно проседают, тем самым добавляя тяжести в спектакль, изначально задуманный как лёгкий жанр водевиля. Сделанный очень сильно и пронзительно финал вообще уводит всё действие в плоскость трагедии. Ведь концовка спектакля — это фактически жутковатые «похороны» живого Глумова, а вернее, его личности, вынужденной подстроиться под желания высшего света. И эта точка в конце заставляет задуматься: а может быть, зрители смотрели не водевиль, а драму одной личности, чью яркую искру гасит окружающая темнота? Но тогда причём здесь все эти песенки?..

В спектакле «На всякого мудреца довольно простоты» чувствуется искреннее желание представить зрителю обещанную лёгкую, по-хорошему бессмысленную, весёлую игру в русский водевиль. Здесь в достатке хорошо исполненных песен, танцев, острот, ярких актёрских работ. Но в то же время в спектакле очень много моментов, которые мешают всему этому сработать и раскрыться полностью. Поэтому «На всякого мудреца довольно простоты» получается спектаклем одновременно довольно весёлым, но и очень тяжёлым.

  • Ближайший показ постановки «На всякого мудреца довольно простоты» запланирован на 20 и 21 апреля.