X

Новости

Вчера
2 дня назад
22 августа 2019
21 августа 2019
20 августа 2019
Фото: Иван Козлов
166статей

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Сумеречная зона: все странности улицы Бабушкина

Иван Козлов продолжает знакомиться с кварталами вокруг улицы Карпинского. Если в прошлый раз мы были в микрорайоне Новоплоский (то есть, к востоку от Карпинки), то сегодня переместимся западнее — в пространство между Карпинского и «Морионом». Почти половину его занимает промзона с оптовыми базами, стройка и прочие закрытые территории, поэтому было логично предположить, что нынешняя экскурсия окажется зауряднее предыдущей. А на деле всё вышло наоборот.

С крыльца ТЦ «Карусель», с которого мы в этот раз начнём прогулку, открывается вид на цех — точнее, не на сам цех, а на предельно чёткое художественное высказывание, которое кто-то (я даже догадываюсь, кто, но не уверен) недавно на него нанёс. Судя по всему, оно адресовано не «Карусели», а разместившейся на втором этаже «Пермской ярмарке». В таком случае я не уверен, что хотел бы с ним поспорить.

Фото: Иван Козлов

Отсюда же открывается пара характерных видов на город и окружающие кварталы. В этой экскурсии таких видов будет немало, так уж получилось.

Фото: Иван Козлов

Всю эту территорию опоясывает бетонное ограждение, оставшееся ещё с тех пор, как тут находилась АГЗС и промзона. Сегодня оно сплошь покрыто граффити от разных пермских авторов. В основном это обычные шрифтовые композиции, но попадается и кое-что интересное. Например, вот:

Фото: Иван Козлов

Это, от Славы Моффа, вообще моё любимое:

Фото: Иван Козлов

И вот ещё пара неплохих:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Сама «Карусель» со стороны железнодорожного переезда выглядит так. Не уверен, впрочем, что её вообще стоило показывать.

Фото: Иван Козлов

А это кварталы, которые начинаются сразу после переезда. В тот раз мы бродили по нечётной стороне улицы Карпинского, а это — чётная.

Фото: Иван Козлов

На этой стороне большую часть пространства занимают промзоны и оптовые базы. Делать на их территории, понятно, особо нечего, вот разве что текстурами полюбоваться — стеклоблоками, псевдомозаиками, наслоениями фанеры:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Кое-где ещё сохранились старые информационные щиты, предписывающие отчитаться перед вооружённой охраной. Самой вооружённой охраны (в моём случае, к счастью) не сохранилось:

Фото: Иван Козлов

В квартале между улицами Левченко и Бабушкина сохранился единственный двухэтажный шлакоблочный домик пятидесятых годов постройки:

Фото: Иван Козлов

Это такой, простите за банальность, островок безвременья. У этого дерева, наверное, ушли десятилетия, чтобы так обхватить металлическую перекладину.

Фото: Иван Козлов

Вообще, кажется, тут не так уж много изменилось с пятидесятых. С тех пор, как на первом этаже дома вместо квартир появились мелкие магазинчики, двор из обжитого стал превращаться в запустелый.

Фото: Иван Козлов

Соседний дом в квартале, построенный примерно в то же время — деревянный. Это типовой двухэтажный дом — точная копия тех, что мы видели на противоположной стороне улицы неделей раньше. Выше по улице есть ещё несколько таких домов, до которых мы дойдём в конце — и, если сравнивать с ними, то этот выглядит ещё сносно.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

По соседству, на небольшом участке между Бабушкина и Пашийской, ещё пару лет назад тоже стояли двухэтажные шлакоблочные дома, но сейчас на их месте возводится многоэтажка. Судя по темпам, с которыми меняются окрестные кварталы, такие же многоэтажки в обозримом будущем вырастут и на месте пока ещё оставшихся домиков.

Фото: Иван Козлов

Вот, кстати, про небольшую улицу Бабушкина, которая проходит от Карпинского до территории «Мориона», я хотел бы рассказать подробнее. Тут недавно Владимир Васильевич Абашев, уважаемый, написал большую исследовательскую статью об этой серии экскурсий, в которой, помимо прочего, упомянул, что я активно использую приём «остраннения». Эта чистая правда. Важно только подчеркнуть, что мне не приходится ничего дополнительно придумывать и выискивать для этого — некоторые городские пространства, когда к ним присматриваешься, оказываются объективно странными чёрт знает почему. Вот улица Бабушкина — супер-характерный пример.

Но начнём с прозаичного — вот как выглядит её рельеф. У меня тут поблизости до последнего года жили друзья, я одно время часто ходил по этой улице и видел, сколько в разное время предпринималось попыток её как-то отремонтировать, засыпать и разгладить. Не помогло ничего. Я думаю, даже когда здесь достроят многоэтажку и попытаются проложить на улице асфальт — даже тогда он незамедлительно сойдёт, обнажив эти неизбывные ямы-кратеры.

Фото: Иван Козлов

Немного дальше, на Бабушкина, 6, стоит дом с очень необычным палисадником. Он оформлен неброско, но при ближайшем рассмотрении, определённо, интригует.

Фото: Иван Козлов

По сути, весь этот палисадник — плод чьих-то опытов ландшафтного дизайна. Проходящие мимо женщины объяснили мне, что в этом тёмном, сыром и мрачном углу никогда не бывает достаточно солнца для цветов, поэтому облагораживать его приходится иными методами. Вот что-то вроде альпийской горки:

Фото: Иван Козлов

А вот некие, кхм, приспособления, надетые на большинство сучьев. Я не знаю, для чего они нужны, и не уверен, что хотел бы об этом задумываться. То есть, я было подумал сперва, что они служат для защиты деревьев.

Фото: Иван Козлов

Но потом обнаружил такие же штуковины на концах металлических труб в этом же дворе, и совсем перестал что-либо понимать. У вас случайно нет рационального объяснения какого-то?

Фото: Иван Козлов

Это, впрочем, ещё не всё — вот клумба, полная выпавших зубов (на самом деле нет, но в сумерках ОЧЕНЬ похоже)

Фото: Иван Козлов

Вот композиция из двух больших камней и палки с красным наконечником. Короче говоря, я бы не отказался пообщаться с местным ландшафтным дизайнером:

Фото: Иван Козлов

Напротив дома растёт обильно декорированное дерево. На фотографии плохо видно, но я рассмотрел висящие у него на ветвях (на уровне третьего этажа) вещи, и различил несколько мягких игрушек, игрушечный пистолет, ракету, колесницу, пару кукол Барби и ещё чёрт знает что.

Помните ведь популярную городскую легенду о том, что перед домами, в которых торгуют хмурым, вывешивают на проводах и ветвях обувь? Даже боюсь представить, чем торгуют в домах, на деревьях перед которыми вешают такие композиции.

Фото: Иван Козлов

Дальше по улице Бабушкина — остаток старого квартала:

Фото: Иван Козлов

А сразу за ним, в самом начале улицы — единственный во всей округе частный домик. Вообще непонятно, как он сюда затесался. Выглядит он, откровенно говоря, пугающе — сходу невозможно понять, жилой он или заброшенный. Свет не горит, активности внутри никакой не наблюдается, но по крыше ходит котик.

Фото: Иван Козлов

А при ближайшем рассмотрении обнаруживается вот такое вот:

Фото: Иван Козлов

Кажется, стены этого дома скрывают какую-то драму, но на этот раз я бы, пожалуй, не хотел с ней соприкасаться. По крайней мере, с наступлением сумерек.

Фото: Иван Козлов

А вот так улица Бабушкина выглядит с территории «Мориона»:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Отсюда поднимаемся чуть выше к Стахановской, к многоквартирному дому на улице Танкистов.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

К торцу дома пристроено некое заведение, лишённое вывески, не обозначенное в 2ГИС и, видимо, закрытое. Но при этом у него есть большой нижний ярус, оформленный кованным ограждением и сплошь увитый плющом. Смотрится в хорошем смысле неуместно на фоне этих печальных кварталов: тут вполне можно было бы какую-нибудь сцену «Игры престолов» снять.

Фото: Иван Козлов

А это последний квартал, в котором нам предстоит побывать сегодня — между улицами Льва Толстого и Стахановской. Он тоже состоит из двухэтажных домиков пятидесятых годов, но выглядит даже похуже, чем всё, что мы видели до этого:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Тут, конечно, тоже есть свои позитивные вкрапления, но на общую картину они не влияют:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Пока я фотографирую фасады, из подъезда выходит пожилая женщина, которая без лишних предисловий начинает объяснять, что не так с этими домами. Не так примерно всё. Подвалы прогнили, по электропроводам, протянутым с ближайшей многоэтажки, в квартиры при каждом дожде заливается вода, штукатурка вся отсырела, а аварийными дома признать не могут из-за каких-то юридических формальностей. Иначе говоря, напрасно я беспокоился, что их скоро снесут — в таком виде они могут простоять ещё долго. Вот только жильцов это обстоятельство точно не радует.

Фото: Иван Козлов

Зато вот эти дома уж наверняка будут снесены в ближайшем будущем — это три деревянных постройки, которые стоят на улице Карпинского между Пашийской и Льва Толстого.

Фото: Иван Козлов

Честно говоря, я был уверен, что они давно расселены. Во всяком случае, при свете дня они вообще не подают никаких признаков жизни. И если 10 минут назад я расстраивался, что женщина со своими коммунальными проблемами заболтала меня до глубоких сумерек, то теперь понимаю, что это было полезно: если бы в некоторых окнах не зажгли свет, я бы и не догадался, что там продолжают жить люди.

Фото: Иван Козлов

В некоторых из этих домов уже разворочено большинство квартир, выбиты оконные рамы и вынесены двери, во дворах скопились горы мусора, а люди живут себе:

Фото: Иван Козлов

Так или иначе, похоже, совсем скоро этого квартала из трёх домов не станет. Надеюсь, их жители обретут лучшие условия, чем те, которые у них есть сейчас.

Фото: Иван Козлов
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+