X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 декабря 2018
14 декабря 2018

Гражданские сезоны. «Пермь-36: история репрессий. Главы 25-26»

22статьи

Пермский «Мемориал» и Центр городской культуры совместно с интернет-журналом «Звезда» запускают цикл материалов в рамках проекта «Гражданские сезоны. Пермские дни памяти». Публикуем тексты, повествующие и осмысляющие те темы, которые стали предметом обсуждения во время «Гражданских сезонов»

Фото: из архива АНО «Пермь-36»

Представляем очередные главы рукописи Андрея Никитина. Текст посвящён музею «Пермь-36», а точнее, тому, как менялось отношение к нему со стороны властей, как оттеснялись от руководства основатели, супруги Виктор Шмыров и Татьяна Курсина, и во что в итоге превратился музей истории политических репрессий.

Глава XXV

06.05.15 СОЛДАТСКАЯ ПРАВДА ВИКТОРА АСТАФЬЕВА

1 мая исполнился 91 год Виктору Астафьеву. Рядовому большой и печальной войны, рядовому Великой Отечественной. Одному из миллионов, завоевавших и выстрадавших Победу. Писателю, последний роман которого «Прокляты и убиты» Русский ПЕН-центр назвал лучшим произведением о Великой Отечественной войне.
(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

Одним из гуманитарных проектов, придуманных и взращенных АНО «Пермь-36», стали Астафьевские чтения.

Виктор Петрович Астафьев был членом совета АНО «Пермь-36», помогал музею и словом, и делом, бывал в нем. Самые известные гуманитарные проекты АНО «Пермь-36» — «Пилорама» и «Астафьевские чтения» — всегда были связаны с его именем. Последние «Астафьевские чтения» в Перми прошли в 2014 году, провести их удалось только благодаря энтузиазму и помощи руководителей и сотрудников Пермской краевой библиотеки им. Горького, Пермской государственной академии искусства и культуры, Пермского академического Театра-Театра, радио «Эхо Москвы» в Перми.

Во время последних сильно усеченных «Астафьевских чтений» в декабре 2014 года в театре «Сцена-Молот» прошел спектакль «14 сентября 1944 года...» по произведениям Виктора Астафьева. Постановку осуществил молодой режиссёр из Санкт-Петербурга Александр Смольков, земляк Астафьева — уроженец Чусового. А актерами стали студенты Пермского института культуры. Фото: из архива АНО «Пермь-36»

Можно представить, как отнесся бы писатель к уничтожению музея. Хотя кто знает, может быть, ничего подобного и не случилось, будь он жив. Не случайно все отечественные президенты находили время для того, чтобы посетить родину писателя — село Овсянка в Красноярской области. Михаил Горбачев и Борис Ельцин приезжали лично к Виктору Астафьеву. Может быть, сверить свои мысли и действия с его мнением. Может быть, посоветоваться. Владимир Путин побывал на могиле писателя в год его 80-летия, встретился с вдовой Виктора Петровича Марией Корякиной-Астафьевой, решил вопросы с поддержкой музея Астафьева в Красноярске.

Сын Виктора Астафьева Андрей учился вместе с Виктором Шмыровым на истфаке Пермского университета. После окончания университета приезжал к Шмырову в город Чердынь, где тот был директором местного краеведческого музея, вместе работали.

Спектакль «14 сентября 1944 года...» по произведениям Виктора Астафьева Фото: из архива АНО «Пермь-36»

В это время Виктор Астафьев уже жил в Вологде, куда уехал после тяжелой болезни своей жены Марии Семеновны Корякиной. Уехал обиженный на Пермь, вернее, на её чиновников, когда в критический момент даже не смог положить больную супругу в больницу. Пермь не в первый раз отторгала литературные таланты, многие писатели и поэты по тем или иным причинам вынуждены были покидать этот город. И тогда, и теперь. Да и не только литературные.

Познакомились Шмыров и Курсина с Виктором Петровичем ещё в Перми. По приглашению писателя не раз приезжали в Вологду и Красноярск, где он жил последние годы.

Виктор Шмыров вспоминает, как писатель работал над своей последней книгой:

«Как-то в начале 80-х мы собрались к Виктору Петровичу в гости, он тогда уже переехал из Перми в Вологду. Приехали, а хозяина нет, жена Мария Семеновна объясняет, что его неожиданно позвал к себе в Вешенскую Михаил Шолохов. Вскоре Виктор Петрович вернулся, но был он каким-то задумчивым, без традиционной веселости, с которой нас обычно принимал. О встрече со старшим собратом по перу отделывался общими фразами.

Спустя некоторое время читаю в одной из центральных газет интервью с Шолоховым, где он размышляет о военной прозе. И говорит, что для того, чтобы изобразить войну 1812 года, понадобился писатель следующего поколения. Но как знать, может быть, об этой войне напишет наш современник-фронтовик. Кто? Ну, например, Виктор Астафьев...»

Виктор Петрович написал две книги «Проклятых и убитых». «Чёртова яма» и «Плацдарм». Работал над третьей, которая должна была называться «Освободители». Но потом отказался от этой идеи и даже уничтожил черновики. Он говорил, что война настолько страшна и жестока, что, может быть, всю правду о ней и не стоит говорить всем.

Глава XXVI

14.05.15 МИНКУЛЬТ СОБИРАЕТСЯ ВЗЫСКАТЬ С АНО «ПЕРМЬ-36» ЕЩЕ ПОЛТОРА МИЛЛИОНА РУБЛЕЙ. ТАКИМ ОБРАЗОМ «ИСПОЛНЯЕТСЯ» ПОРУЧЕНИЕ ГУБЕРНАТОРА ПЕРМСКОГО КРАЯ ОБ УРЕГУЛИРОВАНИИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СПОРОВ С АНО ВО ВНЕСУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ

18 мая в Арбитражном суде Пермского края будет рассматриваться очередной иск Государственного автономного учреждения культуры Пермского края «Мемориальный комплекс политических репрессий» к АНО «Мемориальный центр истории политических репрессий „Пермь-36“» о взыскании с последнего штрафа за несвоевременный возврат имущества, переданного АНО «Пермь-36» в безвозмездное пользование. Сегодняшние хозяйственники мемориального комплекса предъявили создателям музея «Пермь-36» претензии с учетом госпошлины и судебных издержек на сумму 1 492 075 руб. 75 коп.
(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

Речь в иске шла о бывшем здании штаба, расположенном в общем комплексе строений бывшей колонии. Строение было передано АНО в 2009 году на пять лет по договору о передаче имущества в безвозмездное пользование. Тогда еще ничто не предвещало угрозы музею, договор носил чисто формальный характер. Большинство восстановленных и отреставрированных объектов были переданы АНО в безвозмездное и бессрочное пользование. Более того, однажды губернатор Олег Чиркунов даже предлагал передать все земли и строения мемориального комплекса в собственность АНО «Пермь-36».

Срок договора заканчивался в апреле 2014 года, однако акт приемки-передачи был подписан в декабре 2014-го. То есть формальный повод для претензии был найден. В реальности же, как уже многажды говорено, сразу после назначения на должность директора госучреждения заместителя министра культуры «Пермского края» Натальи Семаковой сотрудники АНО «Пермь-36» были фактически лишены доступа на территорию комплекса.

Пока судьбу музея поочередно и перманентно пытались решить в высоких кабинетах, в том числе в администрации Президента РФ, новое руководство по собственной инициативе опечатало кабинеты музея и провело инвентаризацию всего движимого и недвижимого имущества, находящегося на территории комплекса. С тех пор представители АНО «Пермь-36» не могли попасть даже в собственный архив, который, к слову, находился в том самом помещении штаба.

Когда истцы притащили в суд в качестве какого-то очередного доказательства вахтенный журнал, в котором сотрудники музея отмечали большие и малые события, проходившие на комплексе (журнал был заведен ещё при Шмырове и Курсиной), Курсина обнаружила, что её подпись оказалась подделана.

«Для меня и для всех здравых лиц несомненно, что Министерство культуры Пермского края использует любые методы и приемы, чтобы парализовать деятельность нашей общественной организации, вогнать её в долги и растереть в пыль, — говорил Виктор Шмыров. — Обратите внимание, что данный иск был подан госучреждением уже после того, как мы заявили о ликвидации АНО „Пермь-36“, а также после того, как губернатор публично отдал распоряжение министру культуры об урегулировании хозяйственных споров (инициированных, кстати, тем же министерством) во внесудебном порядке».

В ходе заседания представители минкульта заявляли, что несвоевременный возврат имущества повлек за собой ухудшение состояния памятника.

На самом деле, всё было с точностью до наоборот. После изгнания АНО из музея, по словам Виктора Шмырова, остались незавершенными ремонтно-реставрационные работы на двух объектах гулаговского периода — бане и производственных мастерских. Эти работы были полностью остановлены после того, как АНО «Пермь-36» ушла из музея, и более не продолжались. Незавершенная реставрация и незащищенные элементы, которые были восстановлены ранее, в настоящий момент подвержены опасности грибкового заражения.

Фото: из архива АНО «Пермь-36»

Забегая вперед, скажем, что описываемый судебный процесс — это тот редкий случай, когда административный рычаг дал осечку. Через три месяца арбитраж откажет Министерству культуры в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

***

Продолжение следует