X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
06 декабря 2019
05 декабря 2019
04 декабря 2019
03 декабря 2019
Фото: Тимур Абасов
86статей

Мы любим всё объяснять. Ответы на самые интересные вопросы. Задавайте их, используя хэштэг #ПроектFAQ в соцсетях.

#ПроектFAQ: Где и как в Перми лечиться от алкоголизма?

В Пермском крае запущена новая программа лечения алкоголизма с последующей реабилитацией. Основная её идея: извлечь алкоголезависимого человека из привычной среды и поместить в среду реабилитационную, где помощь будет постоянной. Это важно — ведь тот, кто бросает пить, одинок: в пьющие компании он уже не вхож, в непьющие — ещё не вхож.

Участие в программе, во-первых, совершенно бесплатно (даже полис не нужен), а во-вторых, оно вовсе не означает, что человек будет поставлен на учёт. Подробности рассказали и. о. главного врача Пермского краевого наркологического диспансера Николай Пастухов и заведующий отделением амбулаторной реабилитации Александр Вайнер.

Алкоголиками не рождаются

С чего начинается алкоголизм?

Александр Вайнер: Если мы говорим об алкогольной зависимости, то мы должны понимать, что человек уходит в зависимость не от хорошей жизни. Человек выходит в окно, если в комнате пожар. Сейчас, может быть, этот пожар потух, но человек уже прыгнул. У любого заболевания есть этиология — причина и патогенез, механизм заболевания. В нашем случае мы говорим о психогенной ситуации, растянутой во времени. Начиная употреблять, человек разрушает кору головного мозга. Личность диссоциируется — расщепляется. Это значит, что есть прежний человек, которого любят дети, жена и мама, уважают друзья, и есть новый человек, для которого первичен алкоголь. «Контрольный пакет акций» у зависимой части личности. И человек может совершенно искренне хотеть бросить пить, обещает это сделать. Но в момент, когда он видит алкоголь, к «рулю» подойдёт зависимая его часть и, не спрашивая, сделает так, что человек выпьет. Это синдром зависимости.

Насколько эта проблема специфична для России?

Николай Пастухов: У нас пьют все и по любому поводу. Это традиция. Но люди, с которыми я знакомлюсь, всегда задают мне один и тот же вопрос: скажите, сколько можно пить, чтобы не болеть? Если каждый первый при встрече спрашивает, много или мало он пьёт... Значит, все пьют.

Всегда ли алкоголизм подкрадывается незаметно?

Николай Пастухов: Те, кто находится в полушаге от зависимости, считают, что алкоголь им не мешает, что он им помогает расслабиться, что они могут в любой момент остановиться. А того, что желудок разрушается, энцефалопатия прогрессирует, появляются внутренние конфликты и отказы от какой-то ежедневной деятельности... Этого пьющий не замечает. Вместо того чтобы пойти, например, в бассейн, он предпочитает посидеть дома с бутылочкой вина. У него уже формируются нарушения, стереотип поведения. Это называется рискованным поведением.

Болезнь с осложнениями

Алкоголизм принято считать болезнью. Он лечится по тем же принципам, что и другие заболевания?

Николай Пастухов: Надо различать процесс лечения и процесс выздоровления. Лечение — это устранение всех физических проблем организма. Выздоровление наступает в процессе мероприятий, направленных на профилактику рецидивов. Это выработка трезвеннических принципов. Она называется реабилитацией. Человек формирует себе новую систему ценностей взамен той, которая сформировалась в результате зависимости.

Почему бы ему не вернуться к прежней системе ценностей, которая была до заболевания?

Николай Пастухов: У человека уже другой круг общения, другие возможности. Его прежняя компания тоже изменилась. Назад вернуться невозможно. И жена его поменялась. Она больше не видит в муже прежнего человека. Она видит алкоголика, о котором должна заботиться. И поведение у неё формируется соответствующее. То же самое касается и детей.

Комплексной проблеме — комплексное решение

Расскажите о новой программе лечения и реабилитации алкоголезависимых.

Александр Вайнер: Новизна в том, что у нас создаётся единая реабилитационная среда.

Николай Пастухов: Отрабатывается трехуровневая система оказания наркологической помощи. Каждый уровень имеет свои мощности, возможности и задачи.

Первый уровень — это наркологические кабинеты на территории муниципальных районов. Их функция — первичное выявление лиц, склонных к употреблению алкоголя, и констатация рискованного поведения, связанного с потреблением алкоголя. Это необязательно алкоголики. На этом этапе нас интересуют лица, употребляющие алкоголь с риском для здоровья. С теми, у кого выявлено рискованное поведение, проводится профилактическая работа. Их обследуют, потом подбирают программу корректировки поведения, которая направлена на снижение дозы потребляемого. Этим занимается мультидисциплинарная бригада — психолог, нарколог, психотерапевт.

Каким образом человек оказывается на первом уровне?

Николай Пастухов: Есть врачи-наркологи, обслуживающие свои муниципальные районы. Проводятся профессиональные осмотры отдельных категорий граждан, осмотры школьников, наркологи входят в комиссии по делам несовершеннолетних. Люди из группы риска также выявляются в результате медицинского освидетельствования лиц, доставленных на экспертизу. Есть и самостоятельные обращения граждан.

Второй уровень — это медицинские учреждения, оказывающие более конкретную профессиональную помощь тем, кто уже имеет заболевание. Это дневные и круглосуточные стационары. Правда, они есть не в каждом муниципальной районе. На втором уровне больному оказывается стационарная медицинская помощь, чаще всего краткосрочная.

И третий уровень — это Пермский краевой наркодиспансер, где оказывается высококвалифицированная помощь с использованием оборудования. Оказывается помощь тем больным, которые трудноизлечимы, не удерживаются в других программах. У них, в силу нажитой энцефалопатии, генетической предрасположенности, дефектов развития, заболевание протекает тяжело.

Там более интенсивная терапия?

Николай Пастухов: Там выше квалификация врачей, разнообразнее лечебные процедуры, группы взаимопомощи. В такие группы входят те, кто уже прошёл лечение и утверждает свой трезвый образ жизни через работу в группе взаимопомощи: я вылечился и помогаю другим. Это основное в программе реабилитации. Человек, который сам успешно прошёл все виды лечения, передаёт свой опыт другому и тем самым утверждается в правильности трезвого образа жизни сам. Он делится опытом с равным себе, но ещё находящимся в зависимости человеком. Суть в том, что ему лапшу на уши не повесишь. Все манипуляции, уловки он прекрасно знает, он их чувствует. С ним приходится разговаривать доверительно, не пытаясь обмануть.

Учимся жить заново

— В чем заключается основная идея новой программы?

Александр Вайнер: Мысли и эмоции человека определяются тем, где он и кто вокруг него. Основная идея в том, что мы извлекаем человека из его среды, а после стационара он попадает в амбулаторную реабилитацию.

Человек должен научиться жить, не употребляя психоактивные вещества. А есть только один способ научиться жить без алкоголя — жить без алкоголя! Это можно сделать только на практике. Но проблема в том, что этому надо учиться хотя бы год. Для зависимых свойственны иррациональные поведенческие сценарии. Это условные рефлексы, которые нарабатываются многократными повторениями. Мы можем перестать что-то повторять и начать повторять нечто другое, но прежние стереотипы распадаются лишь за 10 — 12 месяцев. И в это время нельзя употреблять.

Как раз для этого и нужна наша программа. Мы создаём реабилитационную среду. Когда человек на реабилитации, он одинок — не вхож в непьющее сообщество, не вхож он и в сообщество пьющее. И мы предоставляем ему возможность заново выстроить социальные коммуникации.

Первое время после реабилитации наши пациенты говорят: какой яркий мир вокруг! Есть некая эйфория. Люди получают удовольствие от малого, заново открывают для себя многое, потому что мозг потихонечку восстанавливается.

Человек вновь увидел жизнь в красках. Но проходит некоторое время, наступают суровые будни. Зависимости при этом нет. Есть ли опасность того, что человек излишне самоуверенно решит, что всё позади, и опять свалится в ту же яму?

Александр Вайнер: Такая опасность есть. Поэтому в любой группе реабилитации участвуют те, кто вышел в устойчивую ремиссию. Помогая другим, они снова оказываются в реабилитационной среде, что не позволяет им забыть все «прелести» зависимости. Получается, что они помогают друг другу: один реабилитируется, другой — не забывает о том, что было с ним.

Даже полиса не надо

— Несмотря на масштабность проблемы алкоголизма, к вам не стоит очередь...

Александр Вайнер: Многие просто не знают про отделение реабилитации. Есть достаточное количество людей, которым нужна эта помощь, которые для неё созрели, но просто не знают, что сегодня в Перми эта помощь оказывается бесплатно и на постоянной основе. Даже полиса не надо. Только паспорт. И это вовсе не значит, что мы поставим человека на учёт. Нам интереснее работать с теми, у кого есть рискованное поведение, но в болезнь они ещё не ушли. Таких мы на учёт не ставим. Мы им оказываем консультативно-психологическую помощь.

Николай Пастухов: Беда в том, что те, у кого есть средства на лечение, тратят их не на само лечение, а на методы, которые помогают скрыть заболевание при том, что человек продолжит употребление. Такой человек хочет скрыть симптомы и получить облегчение: прокапаться от алкоголя перед встречей. Все наши программы нацелены на настоящее лечение и на профилактику.

Человек не всегда даёт себе отчёт в том, что у него развивается зависимость, не всегда готов признаться в этом даже самому себе. Могут ли к вам обратиться его близкие?

Александр Вайнер: Да, у человека, может быть, пока ещё нет причин обращаться к нам, а вот у близких уже «гром гремит». Для этого есть два момента. Во-первых, в рамках проекта по реабилитации мы открыли группу для созависимых (близких родственников зависимых). По средам в 19:00 в кабинете № 44 собираются все близкие родственники, чтобы научиться взаимодействовать со своими зависимыми.

Существуют методики, с помощью которых близкие могут сделать так, чтобы их родственник обратился за помощью. Они могут быть жёсткими, тяжёлыми, но они есть и успешно практикуются. С понедельника по четверг с 12:00 до 16:00 родственники могут прийти ко мне без всякой очереди, чтобы проконсультироваться в индивидуальном порядке, анонимно. Просто прийти, без всякой записи...

Бывают безнадёжные случаи?

Николай Пастухов: Это третья стадия заболевания. С такими людьми тяжело справиться даже врачам. Болезнь мозга заходит так далеко, что реабилитационный потенциал становится крайне низким. Конечно, такие пациенты подлежат оздоровлению, но времени им потребуется намного больше, потребуется намного больше усилий при том, что благополучный исход не гарантирован. Возможны частые срывы. Может быть, они умрут раньше, чем удастся чего-нибудь добиться.

Распространено мнение, что бывших алкоголиков и наркоманов не бывает. Есть лишь те, кто «на паузе».

Александр Вайнер: По-разному. Риск у таких выше, не спорю. Некоторые из ремиссии переходят на другие психоактивные вещества. Такая опасность есть, но это не приговор. Я знаю людей, которые уже много лет в стойкой ремиссии и выходить из неё не собираются. Сто процентов этих людей участвует в реабилитации других. Это принципиально важный момент.

Бесплатный телефон горячей линии: 8-800-250-59-22. Вам ответят с 12:00 до 16:00.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь