X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 сентября 2017
14 сентября 2017
13 сентября 2017
12 сентября 2017
11 сентября 2017

От чего зависит бюджет Пермского края: Гадания на бюджетной гуще

Фото: flickr.com/photos/zooboing/

Этим гаданием занимается сейчас часть россиян, которые за сухими строчками в лентах информагентств и СМИ пытаются разгадать своё будущее.

Вот уже и министр финансов России Антон Силуанов обозначил «порог», после которого российская экономика скатится в рецессию (от лат. recessus — отступление, обозначающее в экономике спад производства, который характеризуется нулевым или отрицательным ростом основного макроэкономического показателя — внутреннего валового продукта, длящийся в течение полугода или большего промежутка времени).

Как сообщил Силуанов агентству Bloomberg, «если цены на нефть снизятся до $60 за баррель, то рост будет отрицательным». При этом министр финансов отметил, что сейчас правительство будет строже подходить к бюджету и использовать антикризисные инструменты. Но это сейчас. А можно ли было «подходить строже» раньше? Ведь расхождение сценарных условий, по которым пусть и не верстались, но корректировались бюджеты всех уровней и нынешних цен, впечатляет.

Так, в Прикамье в бюджет на 2014 год заложены следующие параметры: нефть —$104 за баррель, курс доллара —35,5 руб. Но даже при этих условиях правительство должно было «залезть» в кредит на уровне 22,6 млрд руб.

Уже на момент написания материала (18 ноября) стоимость нефти марки Urals составляла $74,60, доллар —47,03 руб. Поэтому мы обратились к политикам и экономистам, чтобы задать им три простых вопроса:

  • Возможно ли было в октябре, когда корректировался бюджет, скорректировать и прогнозы?
  • Где будет браться разница для реализации бюджета Пермского края между сценарными условиями бюджета и фактическими (если нефть продолжит дешеветь, а доллар продолжит расти или оба показателя останутся хотя бы на нынешнем уровне)?
  • Насколько вообще зависим краевой бюджет от стоимости валюты и цен на нефть?

Юрий Белоусов, директор Центра прикладной экономики:

— Если Закон о бюджете рассматривать как какой-то серьёзный документ, то корректировки нужно было вносить обязательно. Но у нас другое отношение к бюджету. Когда захотим, тогда и внесём поправки. Так что успеем. А если не успеем, подгоним план под факт.

Зависимость бюджета Пермского края от стоимости нефти, конечно, есть. Можно рассматривать прямую зависимость, то есть сколько налогов приносят в бюджет предприятия по добыче и переработке нефти. А есть и косвенная зависимость. Понятно, что нефтяники и газовики в России обеспечивают не только бюджет, но и значительную часть спроса. Например, нефтяная компания нанимает сервисную компанию по бурению, эта компания, в свою очередь, покупает буровое оборудование, производители оборудования покупают металл и так далее. Снижение цен на нефть существенно сократит совокупный спрос в России, что грозит большими неприятностями, в том числе и бюджету. Но сказать что-то точнее невозможно, исследования, показывающие зависимость экономики и бюджета России от цены на нефть, не проводились. Повышение курса доллара и евро в настоящих условиях существенно поможет предприятиям-экспортёрам пережить падение цен на нефть, но настолько же осложнит жизнь предприятий-неэкспортёров и населения.

Алексей Чернов, генеральный директор ИГ «Свободный капитал»:

— Бюджет Пермского края зависит не столько от цен на нефть, сколько от курса рубля. Однако и здесь вряд ли произойдут какие-то катастрофы. Основу нашей краевой казны формируют предприятия-экспортёры, получающие выручку в валюте. Например, у «Лукойла» сравнительно небольшая нагрузка по валютным займам, а значит, от ослабления рубля компания скорее выигрывает. Соответственно, увеличится и доля их поступлений в бюджет. Девальвационный эффект перекроет даже последствия падения цен на нефть. Не пострадают и предприятия, работающие в сфере химии и нефтепереработки, поскольку они тоже ориентированы на экспорт.

В машиностроении возможен некий спад из-за сокращения госзаказа. Но больше всего пострадают компании, работающие на внутренний рынок и ориентирующиеся на обычных граждан. В нашем регионе это преимущественно малый и средний бизнес. Из-за растущей инфляции и неменяющихся доходов у людей будет всё меньше денег, соответственно они будут меньше тратить. Автоматически уменьшатся поступления подоходного налога, доходы от которого занимают существенную часть в региональном бюджете.

Сказать, что сильнее повлияет на налог на прибыль — увеличение доходов от налогообложения предприятий-экспортёров или уменьшение поступлений от предприятий и бизнеса, ориентированных на внутренний рынок, — на данный момент пока сложно. Но можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что в следующем году нас ждёт замедление экономического роста, сокращение инвестиций, снижение реальных доходов и потребительской активности населения.

Лилия Ширяева, вице-спикер Законодательного собрания Пермского края:

— При утверждении проекта бюджета в первом чтении депутаты рекомендовали правительству Пермского края учесть экономические реалии и прогнозные показатели исходя из цены на нефть, соотношение курса доллара и рубля.

Часть экспертов успокаивают, что курсовая разница компенсирует падение цены на нефть. Но как долго продержится такая ситуация — сказать сложно. Более того, данная ситуация приводит к росту инфляции, что также сказывается на бюджетных поступлениях.

Доходная часть бюджета Пермского края в основном формируется за счёт налоговых поступлений от нефтегазовой и химической промышленности (например, по налогу на прибыль — около 50 %). И, конечно, цена на нефть напрямую влияет на формирование доходной части бюджета. Есть и примеры негативного косвенного влияния сложившейся ситуации на экономику и налоговые отчисления. Предприятия обращаются за возмещением налога на прибыль в связи с курсовой разницей, что приводит не просто к уменьшению налоговых поступлений, а к реальным выпадающим доходам краевой казны.

Могу предположить, что правительство Пермского края не готово перевёрстывать бюджет исходя из новых реалий, потому что в этом случае придётся уменьшать и расходную часть бюджета. Однако последствия такого бездействия могут быть плачевными: если прогнозы сбудутся, то краевому правительству придётся прибегнуть к самой непопулярной мере — секвестру бюджета. Ведь сегодня, когда политика правительства края в борьбе с дефицитом бюджета сводится к заимствованиям у краевых учреждений, неисполнению инвестиционных программ и привлечению кредитных ресурсов, это будет единственный способ «латания дыр».

Такая политика позволяет «красиво выглядеть» здесь и сейчас, но в долгосрочной перспективе приводит к наращиванию долгов и грозит банкротством региона. Как житель Пермского края и ответственный политик, я не могу согласиться с такой стратегией. Более того, такой план — это не стратегия. Это её полное отсутствие.