X

Citizen: скоро

29 апреля, 3:00
29 апреля, 12:00

Обычная ненависть. Трое пермяков вышли к Ордену Ленина на пикет в защиту геев Чечни

70статей

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Тимур Абасов

Алексей, седой мужчина в годах, смотрит на девушку с развёрнутым плакатом у Ордена Ленина. Он ждёт товарища, поэтому и остановился здесь. Пикетчица заклеила себе рот ярким красным скотчем. На небольшом листе ватмана от руки написано: «Я молчу, чтобы вы услышали: убийства и другие преступления на почве гомофобии происходят в России сейчас! Ненависть убивает». Мужчина щурится и вертит головой, глядя на текст. «Поддерживаю, — заключает. — Я бы вообще исключил их из общества».

— То есть вы против гомофобии? — уточняем.

— Да.

— Или против гомосексуалов?

— И против них тоже. Я ни за тех, ни за других.

Необычная акция проходит в четверг днём. Все составляющие мероприятия — плакат да скотч. И три молодых человека: Денис, ему двадцать, и Полина с Екатериной, им по двадцать два. Полина недавно окончила учёбу в вузе, Катя ещё учится, Денис только собирается поступать. По очереди стоят спиной к Ордену со своим сообщением миру, написанным на бумаге.

Устроить одиночный пикет придумала Полина. Говорит, хотелось хоть как-то выразить несогласие с происходящим в Чечне. СМИ пишут, что там расправляются с людьми нетрадиционной сексуальной ориентации. Денис отклеивает скотч с лица и добавляет, что вдобавок как раз в апреле во всём мире отмечают День молчания (конкретной даты у него нет). По словам ребят, он появился из-за замалчивания проблем меньшинств. То есть вышли заявить обо всём сразу.

Пикет одиночный, согласовывать его было не надо. Всё спокойно. Никакой полиции, никаких возмущённых осквернением Ордена. Пикетчики и прохожие вообще мало чем отличаются друг от друга. Просто одни стоят с расправленным рулоном в руках, а вторые, не глядя по сторонам, идут по своим делам. Протестующие разве что мёрзнут больше, на улице прохладно и сыро.

«Это надо скрывать»

Некоторые всё же останавливаются в стороне от человека с плакатом.

Это из-за того, что наше государство слишком костное, — рассуждает молодой человек Борис, прочитав надпись. — Оно допускает дискриминацию. Понятно, что люди хотят защитить свои права. Почему нет? Если это мероприятие (одиночный пикет — Прим.ред.) законно, то ничего против него не имею.

По мнению Светланы, «у каждого своя любовь и свой выбор». Поэтому лично она не против геев и лесбиянок. Но они, считает девушка, не должны забывать, «в каком обществе живут»:

Всё-таки если пройдутся, держась за руки, — это, наверное, неправильно, — говорит она. — Потому что такие отношения не считаются у нас нормой. Это надо как-то скрывать, не выставлять напоказ. Тогда, конечно, никто не может вмешиваться в чужую личную жизнь.

Седой Алексей, который против и гомофобов, и гомосексуалов, продолжает: «А зачем они (гомосексуалы — Прим.ред.) нам нужны? Будь моя воля — я бы от них избавился».

Фото: Тимур Абасов

«Когда узнали, что я гей, заставили пить водку»

О событиях в Чечне ребята знают из прессы и интернета. Но у каждого из пикетчиков есть свои истории о том, как им угрожали за непохожесть на других.

Два года назад, когда Денису Набиеву было восемнадцать, произошла самая неприятная в его жизни история. Он тогда жил в Чусовом. Седьмое марта, вечер, на улице уже стемнело — проводил знакомую Юлию до дома. Сам жил недалеко от неё. Подруга без каких-либо намёков пригласила на чай, и парень согласился.

Когда собрался уходить и уже завязывал в коридоре шнурки, снаружи начали открывать дверь. «Зашли отчим Юли, мужчина лет пятидесяти, — вспоминает Денис. — Её мать, беременная. И какой-то совсем молодой человек. Все пьяные: вернулись с корпоратива».

По словам Дениса, отчим Юли взял его за шкирку и поволок на кухню. Мать увела дочь в другую комнату. Двое мужчин начали допытываться у парня, что было между ним и Юлией.

Быстро поняли, что нет: я сказал им, что гей, — продолжает Денис. — Тогда один из них достал водку, разлил её [по рюмкам]. Отчим схватил мою руку и начал её выворачивать, велел пить. Я просил меня отпустить, говорил, что мне надо домой, но меня не слушали. Тогда решил: пусть он сломает мне руку, но пить не стану. После этого мужчина сказал: если я соберусь уходить, они меня изнасилуют.

Наверное, говорит Денис, мужчины «хотели догнаться после корпоратива, а личный клоун на кухне — почему нет?» Парню позволили дойти до туалета. В коридоре он тихо взял свои вещи и убежал. На следующий день Юля плакала, просила прощения. Молодой человек успокаивал её и говорил, что всё в порядке, хотя рука болела порядочно.

В Чусовом вообще было много неприятных ситуаций. У Дениса были длинные волосы, и один раз его приняли за девушку. Кто-то из компании крикнул: «Эй, красавица! Тут у друга проводины в армию — переспи с ним». Денис шёл дальше. Незнакомцы поняли, что он мужчина: «Так он [гей]! Давайте его [изобьём]!» Молодого человека спасли ноги. В другой раз нашёл в двери записку: «Ты [гей] и сдохнешь через семь дней». Но тогда над посланием лишь посмеялся, потом даже в шутку хвастался им перед друзьями.

Фото: Тимур Абасов

Лесбиянка? Не возьмём в санитарки

Похожие проблемы были и у другой пикетчицы, Екатерины Шиловой. Правда, из-за её знакомого — тот не стесняется выглядеть эпатажно: носит длинные волосы, может накрасить ногти. Конец мая, пора выпускных. Тепло, солнце, кругом девушки с бантами и юноши в костюмах. Компания выпускников пристала к Кате и её товарищу.

Давай что-то спрашивать про его внешность, — вспоминает. — Уже не помню, как именно, но я грубо сказала, чтобы они от нас отстали. Тогда парни стали нас бить. Мне почти не досталось, хотя я была, выходит, зачинщицей. А мой друг был весь в крови, не мог двигаться. Видимо, они испугались, что сейчас приедет полиция, и убежали. Полицию я правда вызвала. Но мы так её и не дождались, потихоньку пошли домой.

Летом Катя с тем же знакомым пошли поздно вечером в магазин. По пути за ними увязался мужчина. Он то предлагал выпить водки, то спрашивал про внешность парня, то — про то, есть ли у ребят связь. Путь начал казаться бесконечным. В какой-то момент друзьям показалось, что они от него избавились, но вскоре мужчина снова догнал их, на сей раз на велосипеде. «Потребовал, чтобы мой друг обосновал (он так выразился), что он не гей. Как обосновать, мы не придумали. Хорошо, что подъезд был уже близко», — вспоминает девушка.

Фото: Тимур Абасов

Неприятности у Кати — не только из-за её товарища. Пару лет назад она почти устроилась санитаркой в городскую клиническую больницу № 4. Вопросов к девушке не было. В медучреждении, говорит, только посетовали: мол, отработаешь испытательный срок и уйдёшь в декрет, было уже такое. Екатерина, простая душа, успокоила будущего работодателя, заверила, что такого не будет — она встречается с девушкой и бросать её не собирается. Кате ответили, что в таком случае её точно не примут и прекратили беседу. «Ещё зачем-то подчеркнули: „У нас же тут больные люди, а вы...“», — вспоминает собеседница «Звезды».

«Ямочка» на лбу после драки

У Полины Сергеевой из-за её ориентации испортились отношения с родной тётей. Та живёт в Екатеринбурге. Несколько лет назад, когда девушка была ещё студенткой, она приехала в соседний миллионник по делам и остановилась у родственницы. Рассказала, что встречается с девушкой. Тётя её выслушала, а потом рассмеялась: «Вырастешь, поумнеешь — ещё будешь своим детям рассказывать об этом и тоже смеяться». После того случая, с тётей Полина почти не общается. Похожей реакция была и среди однокурсников.

Никто ничего плохого мне, конечно, не сказали, — вспоминает Полина. — В университете вообще была очень приличная публика. Но тему разговора сразу поменяли. А почему я должна что-то скрывать?

Уличные драки у Полины тоже были. Она показывает на едва заметное углубление на лбу. С «ямочкой», говорит, живёт несколько лет. Один из последних дней августа, заканчиваются университетские каникулы. Возвращалась вечером с тремя друзьями из магазина. Рядом притормозила машина, из неё вышли трое взрослых мужчин. Прицепились к парню из компании. Грубо стали спрашивать, не гомосексуал ли он. Затем переключились на подругу Полины — её внешность, видимо, тоже показалась необычной. Девушка оттолкнула незнакомца — так и началась драка. Досталось всем четверым.

Ребята не понимают, почему должны скрывать свою ориентацию. О своих «приключениях» говорят спокойно. Видно, что не в первый раз — относятся к ним, как к чему-то неизбежному.

С близкими родственниками Денис, Екатерина и Полина общий язык нашли. Те приняли даже их активизм. И это не только сегодняшний пикет, разные публичные акции и мероприятия. Активизмом молодые люди считают и то, что они открыто рассказывают о себе, когда их спрашивают. Объясняют просто: «Кто-то же должен говорить».

***

  • #ПроектFAQ. Гей-парад в Перми осенью 2016 года: что это было? С какими реальными проблемами сталкивается ЛГБТ-сообщество?
  • Читайте также историю Александры Селяниновой из посёлка Рябинино в Чердынском районе, которая 25 лет назад после операции перестала быть мужчиной.
  • Монологи двух трансгендерных людей: Александры, которая попала в бюрократический кафкианский кошмар, и Адама, который терпеливо вырабатывает систему социализации трансгендерного человека.