X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
01 июня 2020

Без вины виноватый

Почти два года назад в одной из квартир в 10-этажном доме на улице Степана Разина, 36 произошёл взрыв бытового газа. Сейчас страховая компания подала иск в отношении собственников этой квартиры — семьи Колесниковых — и требует с них почти 2 млн рублей в качестве возмещения ущерба, хотя во время взрыва семья находилась за пределами РФ.

Взрыв в 10-этажном жилом доме на Степана Разина, 36 произошёл 10 июня 2014 года. В результате пострадали три квартиры. В них проживали семь человек. Были повреждены несущие стены здания. Особенно пострадали восьмой и девятый этажи подъезда № 2. Площадь пожара в квартирах на седьмом этаже дома составила 30 кв. м. В результате возгорания были выбиты железобетонная панель и стеклопакет с противоположной стороны здания. Пострадал один человек.

Причина — хлопок газовоздушной смеси в квартире на 8-м этаже. Специалисты Пермского филиала ЗАО «Газпром газораспределение Пермь» тогда заявили, что утечка газа произошла из-за оставленного открытым газового крана. В помещении образовалась взрывоопасная газовоздушная смесь, которая взорвалась либо от электрического разряда, либо от другого неустановленного источника огня.

В маневренный фонд переселили 126 жителей дома. Территория была взята под охрану. Были разобраны и полностью восстановлены три верхних этажа, то есть 27 квартир. По факту взрыва было возбуждено уголовное дело по статье 168 УК РФ («Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности»).

Монтаж «коробки» дома был завершён к 1 ноября, после этого начались работы по внутренней отделке. Стоимость всех работ была оценена в 69 млн рублей.

Фото: vk.com/photo-27730461_334262965

Со «Звездой» связался собственник квартиры, в которой произошёл взрыв, Павел Колесников. Он рассказал о том, что сейчас страховая компания «Альфастрахование» подала на него иск в суд и требует почти 2 млн рублей. Квартиры некоторых жильцов были застрахованы по ипотеке. Страховая компания уплатила эти страховки, а теперь требует компенсацию этих денег с семьи Колесниковых. Следствие по делу идёт практически два года, виновные до сих пор не установлены. Год назад в Москве была проведена независимая экспертиза.

Эпицентр взрыва оказался у меня в квартире (согласно официальной экспертизе), когда я находился в отпуске в Болгарии. В рамках возбуждённого уголовного дела виновных так и не установили, хотя причина установлена: открытый газовый кран (при отсутствующей газовой плите), который был открыт за час до взрыва (мы же уехали из РФ за сутки до происшествия). Иными словами, кто-то проник в моё жилище в моё отсутствие и сознательно открыл кран, после чего и прогремел взрыв (повторюсь, что плиты газовой в квартире не было). В октябре 2015 на меня был подан иск от компании «Альфастрахование», которая потребовала взыскать с меня 1 млн 900 тыс. рублей в порядке суброгации СуборгацияПереход к страховщику, выплатившему страховое возмещение, права требовать компенсацию с лица, ответственного за ущерб, причиненный страхователю в пределах возмещённого только на том основании, что я — собственник квартиры, поэтому должен отвечать за всё, что в ней происходит. Суд иск удовлетворил (!), хотя уголовное дело до сих пор не завершено, виновные не установлены, владельцы в рамках уголовного дела проходят свидетелями! Как такое может быть, понять никто, кроме судьи, вынесшей решение, не может. Сейчас на меня готовятся ещё иски (порядка 100 млн рублей!). Что мне делать? Я и моя жена ни в чём не виноваты, а суд выносит такое более чем странное решение, которое, по сути, может сломать всю нашу жизнь!

В городской администрации «Звезде» сообщили, что в связи со взрывом в доме ул. Степана Разина, 36 в департамент социальной политики было всего два обращения на получение материальной помощи. Оба заявления были удовлетворены, деньги заявителями получены.

По словам Колесникова, 4 апреля этого года судья получила копию независимой экспертизы, а 5 апреля вынесла решение, в котором признала, что виноваты во взрыве Колесниковы, несмотря на целый комплекс доказательств, свидетельствующих об обратном. По мнению судьи, собственники квартиры не доказали свою невиновность.

В качестве мотивировки суд указал на то, что подключение к газовой плите отсутствовало, что является нарушением техники безопасности, однако факт того, что основополагающим фактором утечки газа является осознанное действие неустановленного лица по открытию газового клапана — остался без внимания суда. Следует также учитывать и то, что я ещё в 2014 году обращался непосредственно в специализированную компанию — «Газпром-Газораспределительные сети», специалисты которой и осуществляли все работы по переоборудованию газовой системы в квартире. Независимая экспертиза показала, что клапан был открыт минимальное время 19 минут и максимальное — 57 минут, то есть утечка произошла не позднее, чем за час до взрыва, однако суд пришёл к выводу, что в происшествии виноваты мы, так как являемся владельцами квартиры, и поэтому должны нести ответственность по ст. 30 Жилищного кодекса РФ. Вроде, самыми пострадавшими в этой ситуации оказались мы, у нас все вещи сгорели. В момент происшествия жена была беременной. Сейчас у нас на руках маленький ребёнок. Я обращался в адрес уполномоченного по правам человека в Пермском крае Татьяне Марголиной, но её специалисты мне категорически отказали во встрече с ней, мотивировав это тем, что судебные вопросы — это ваши вопросы, решайте их с вашими адвокатами. Мы потеряли всё, что можно, и сейчас на нас такую сумму вешают. Обращение в адрес губернатора Пермского края также результатов не принесло — на наше обращение поступил отказ в предоставлении какой-либо помощи.

Колесников пояснил, что в основу решения вошло очень много выдержек из интервью генерального директора «Газпром-газораспределение Пермь».

Это тоже о чём-то говорит. Я знакомился с материалами дела, оказывается, когда в 2014 году произошёл взрыв, было три версии произошедшего: вина владельца квартиры, где произошёл взрыв, работников, выполнявших общестроительный ремонт, и газовой службы, специалисты которой осуществляли работы по замене газового оборудования. У меня возникает вопрос: почему газовую службу не опрашивали? Почему до выемки вещественных доказательств они были допущены к месту происшествия? Они же могли с клапаном любые манипуляции произвести, что, кстати, они действительно делали, т. к. специалисты «Газпрома» подтвердили в судебном заседании о факте доступа к газовому клапану в момент осмотра места происшествия. Почему допустили представителей организации, которая в последующем могла стать виновной в данной ситуации, на осмотр места происшествия с возможностью физического воздействия на основное вещественное доказательство, мне совершенно не ясно. Почему следственные органы, имея все документы, позволяющие продолжить расследование, не предпринимают никаких существенных действий? Кроме того, вот уже несколько недель остается без ответа наше ходатайство о признании нас в качестве потерпевших. В заключении экспертов чёрным по белому говорится о том, что утечка произошла за час до взрыва, в то время, как нас уже сутки не было в стране, что доподлинно установлено следствием.

Сейчас, когда у семьи Колесниковых на руках имеется мотивировочное решение, они намерены подать апелляционную жалобу в Пермский краевой суд.

***

  • Обзор техногенных аварий в Пермском крае в 2014 году — в материале Натальи Фоминой.
  • Что делать, если обрушился жилой дом. Важные вопросы и ответы — в карточках «Звезды».
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь