X

Citizen: скоро

6 мая, 8:00
7 мая, 11:00
13 мая, 12:00
18 мая, 14:00
19 мая, 11:00
20 мая, 7:00
22 мая, 17:00

Полушутя он говорил, что его цель — пережить Путина

96статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

«Получился фильм о том, что надо быть жадным к жизни, потому что она может кончиться в любой момент. Он жадно жил».

Зося Родкевич, выпускница знаменитой Мастерской документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова, привезла в Пермь свой новый документальный фильм «Мой друг Борис Немцов».

Это третий фильм начинающего режиссёра. В 2010 году она сделала 47-минутную картину «Временные дети», затем стала одним из восьми авторов нашумевшего фильма «Зима, уходи!».

Для тех, кто слышал о работах Зоси, но ни разу не видел её саму, появление на сцене юного стеснительного создания с голубыми волосами и детским лицом стало неожиданностью.

«Приятного просмотра», — произнесла свою недолгую вступительную речь Зося.

С первых кадров — Немцов. Крупный, подтянутый, уверенный в себе. Низкий с хрипотцой голос, весёлые глаза, шутливый тон. Видеооператор, звукооператор и режиссёр в одном лице значительно ниже своего героя, поэтому съёмка ведётся как бы немного снизу, что делает фигуру Немцова ещё величественнее. Однако и этого мало. Борис красуется. Он что-то рассказывает, объясняет, комментирует. При этом часто произносит свою фамилию, иногда говорит о себе в третьем лице. «Как раз для меня сделали, — произносит с намёком на свои габариты, протискиваясь в узкий проход колокольни. — Хочу быть звонарём. Я разбужу Россию».

Стареющий нарцисс на закате политической карьеры, производя впечатление на юных девиц — вбивает гвозди в дверь, в которую стучится забвение. Таково впечатление после первых десяти минут просмотра. Однако постепенно образ становится понятным. Подкупает то, что это выглядит очень натурально.

По словам Зоси, она с первых минут «прилипла» с камерой к Немцову, приучая его к тому, что на некоторое время у него появилась вторая тень. Видно, что ей это удалось. К Зосе он привык, но о камере помнил каждую минуту — это было видно. С несколько меньшим старанием Немцов продолжает преподносить себя как человек, который знает себе цену и не стесняется об этом заявлять. Горд собой, но не заносчив. Изменилось бы что-то, если бы не камера? Возможно, он чаще оставался бы наедине с собой.

Среди своих, на митинге, в автозаке, на теледебатах с каким-то уголовного вида ЛДПР-овцем, во время общения с избирателями в Ярославле он был именно собой, со всеми недостатками и достоинствами. Немцов в трусах бродит по квартире (довольно скромной) в поисках майки. Немцов окунается в прорубь. Немцов спит, с чавканьем поедает яблоко. Немцов философствует. Потный Немцов в тренажёрном зале. «Качает права» в окружении полицейских... При выигрышной внешности у Немцова некрасивая улыбка. При его образованности и интеллекте — плоские шутки. Он любит женщин и не отличается моногамностью. В фильме есть раздражённый, озабоченный, весёлый, уставший, игривый Немцов. Но нет Немцова унылого, злого, завидующего. Вы хотели узнать Немцова поближе — извольте. Человек с одним лицом, какое бы оно ни было, и с открытым забралом. Мужчина, который живёт полной жизнью, живёт так, как считает нужным. Есть ли кто-то, кто готов публично положить на чашу весов все свои грехи?

Кончается фильм внезапно, нелепо, как и то, что случилось на Большом Москворецком мосту. Борис Немцов получает мандат в Ярославскую областную думу, садится в поезд в Ярославле... а потом похороны. Гроб с его телом просто поднимают и выносят из зала прощания. Конец.

Полушутя он говорил, что его цель — пережить Путина. Не дали. Он серьёзно говорил, что его цель — сделать так, чтобы его дети хотели жить в этой стране. Говорят, тоже не получилось.

Как рассказала Зося Родкевич, монтаж фильма она начала до убийства Немцова.

Обсуждение фильма продолжалось более часа. Высказывания были самыми разными. Кажется, все сошлись только в одном — фильм не оставляет равнодушным никого.

— Не ожидала, что будет такая дискуссия. Я радуюсь любому обсуждению, когда люди не просто молча уходят.

Риторика в стиле «за» или «против» Немцова при обсуждении фильма, если честно, меня расстраивает. Понятно, что я не могу претендовать на абсолютную объективность, хотя многие полагают, что документальное кино именно таково. Понятно, что действительность меняется в зависимости от наблюдателя. Я сама не за и не против Немцова. В нём немало изъянов как в человеке. В каких-то вещах он прекрасен, в каких-то — омерзителен. Понятно, что фильм провоцирует в людях формирование какого-то отношения к герою, я не могу это предотвратить. Своё к нему отношение я старалась транслировать как можно меньше. Нас учили занимать нуль-позицию. Мне хотелось бы, чтобы это был не фильм-памятник, а что-то, что возвращает людям на 72 минуты живого человека, — сказала Зося Родкевич.

По мне, всё именно так и получилось. О принципе «или хорошо, или ничего» во время дискуссии никто не вспомнил.

***