X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Гражданские сезоны. «Пермь-36: история репрессий. Главы 11-12»

22статьи

Пермский «Мемориал» и Центр городской культуры совместно с интернет-журналом «Звезда» запускают цикл материалов в рамках проекта «Гражданские сезоны. Пермские дни памяти». Публикуем тексты, повествующие и осмысляющие те темы, которые стали предметом обсуждения во время «Гражданских сезонов»

Фото: Предоставлено автором

Предваряя события проекта «Гражданские сезоны. Пермские дни памяти», публикуем очередные главы рукописи Андрея Никитина. Этот текст описывает события, происходившие вокруг музея «Пермь-36», начиная с 2014 года. В этот период отношение властей к музею и его основателям стало меняться. Супруги Виктор Шмыров и Татьяна Курсина постепенно были отстранены от руководства, а сам Музей истории политических репрессий перешёл под власть министерства культуры.

Глава XI

25.07.14 АНО «ПЕРМЬ-36» ЗАВЕРШАЕТ СВОИ ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЕ ПРОЕКТЫ НА ТЕРРИТОРИИ ПЕРМСКОГО КРАЯ

23 июля, в минувшую среду, заместитель директора автономной некоммерческой организации «Пермь-36» и бывший директор госучреждения «Мемориальный комплекс политических репрессий» Татьяна Курсина была приглашена на рабочую встречу к министру культуры Пермского края Игорю Гладневу. На встрече в обстановке достаточного взаимопонимания обсуждалась возможность продолжения сотрудничества АНО «Пермь-36» и вновь образованного на ее базе государственного учреждения «Мемориальный комплекс политических репрессий». Министр, в частности, заявил, что обсуждение Соглашения между Правительством Пермского края и АНО «Пермь-36», в котором заложены основы взаимодействия и сотрудничества между двумя культурными институциями, должно произойти под руководством администрации Пермского края на предстоящей встрече всех участников переговорного процесса.

А в это время на сайте perm.ru уже было размещено заявление «Администрации губернатора и Министерства культуры Пермского края о ситуации, касающейся деятельности государственного автономного учреждения культуры „Музейный комплекс политических репрессий“».

(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

Курсина узнала о заявлении уже после встречи. И честное слово, непонятно, зачем министру была нужна эта встреча. И зачем он смалодушничал, ни словом, ни намеком не обмолвился о своем историческом заявлении. Может, не знал еще? Может, и не знал. Правая рука не ведает, что делает левая, но рука руку моет. А-а, всё равно не признается. С документом можно ознакомиться на сайте губернатора и Правительства Пермского края. Знаковая вещь.

Если до этого у кого-то из общественников еще теплилась осторожная надежда на сотрудничество с властью (ведь параллельно планировались и проводились какие-то переговоры — в том числе на уровне президентской администрации), то тут...

«Считаем оказываемое давление через российские и международные СМИ в отношении действий Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края по созданию государственного музея „Музейный комплекс политических репрессий“ в деревне Кучино, безыскусной попыткой в очередной раз заставить органы государственной власти Пермского края выделить средства, исчисляемые десятками миллионов рублей на деятельность некоммерческой организации „Музей истории политических репрессий „Пермь-36“.

Вместо конструктивной совместной работы по созданию государственного музея, о которой изначально договаривались представители Министерства культуры края и АНО „Пермь-36“, в СМИ от имени бывшего исполнительного директора некоммерческой организации „Музей истории политических репрессий „Пермь-36“ Татьяны Курсиной на руководство создаваемого государственного учреждения льется поток клеветы и необоснованной критики с обвинениями об уничтожении имущества Мемориального комплекса...», — голосило заявление.

Досталось и уполномоченному по правам человека в Пермском крае Татьяне Марголиной, чья позиция «особо удивила» составителей письма. Чем удивила? Тем, что она «открыто лоббирует в органах государственной власти Пермского края (это органы власти пишут, — Прим. авт.), экспертном сообществе России и СМИ интересы некоммерческой организации...»

Татьяна Марголина, прежде работавшая заместителем губернатора (Юрия Трутнева) по социальным вопросам, действительно выступала посредником между администрацией и АНО. И по должности, и по совести. И была сопредседателем рабочей группы по подготовке многострадального соглашения.

В общем, поскольку Марголина вместе с больным Шмыровым и не вылезающей из судов, инициированных минкультом, Курсиной разметали по рингу всю краевую администрацию, то мы, администрация вкупе с минкультом, «...вымогательство и угрозы терпеть не намерены и оставляем за собой право на ответные меры».

Это было официальным объявлением войны. Ну да, сколько ж можно под ковром-то? Ответные меры, разумеется, последовали — и весьма скоро. 28 июля в администрации губернатора состоялась пресс-конференция о настоящем и будущем музея политических репрессий. Усилилось судебное давление. Местным средствам массовой информации было предложено забыть об АНО «Пермь-36» и всяких там «Пилорамах», как о дурном сне.

В этой ситуации родилось ответное заявление АНО. Вернее, осколков АНО. Потому что в общественной организации уже никого и ничего не оставалось. Два-три человека на общественных началах да юрист с бухгалтером по договорам для участия в судебных процессах — вот и всё, что оставалось от АНО «Пермь-36», собиравшей тысячи людей под знамена «Пилорамы».

АНО «Пермь-36» не выбросила белый флаг. Она и дальше была готова работать по теме «общенациональной важности» и развивать гуманитарные проекты. Но, увы, уже не на территории созданного ею музея.

«Зато наконец-то, — говорил Шмыров, я займусь тем, до чего у меня руки не доходили. Историей. Закончу составление полного биографического списка всех заключенных. Подготовлю монографии об истории лагеря и истории музея».

Глава XII

21.09.14 В СЮЖЕТАХ НТВ МАССА ФАКТИЧЕСКИХ ОШИБОК, НАТЯНУТОСТЕЙ И ПОДТАСОВОК

В связи с последним приездом журналистов НТВ в Пермь для подготовки очередного сюжета о музее «Пермь-36», информируем, что АНО «Пермь-36» подала заявление в Общественную коллегию по жалобам на прессу при Союзе журналистов РФ. Заявление подано по поводу двух сюжетов, вышедших на НТВ в июне 2014 года. Оба сюжета построены на одном и том же материале и содержат информацию, не соответствующую действительности и дискредитирующую деятельность музея «Пермь-36» и Автономной некоммерческой организации «Пермь-36».

(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

В первый раз НТВшники приехали по душу «Перми-36» в конце мая 2014 года. В офисе шло большое переселение: на плацдарм, заботливо подготовленный бывшим директором госучреждения Татьяной Курсиной, вселялась новая команда во главе с новым директором. Нежданно-негаданно появились юноши с камерой. Попросили интервью с Курсиной.

С первых юношеских вопросов стало понятно, куда они клонят. Вот, мол, жалуются на «Пермь-36» школьники в своих сочинениях. — Какие школьники? В каких сочинениях? Покажите. — Нам показывали, мы читали...

Потом про «Пилораму». Что там де воспевают нацистов, бандеровцев и прочих карателей... И критикуют правоохранительные органы. Какая-то музыкальная группа с какой-то песней. — Какая группа, с какой песней? — Ну, нам показывали в видеозаписи...

Потом юноши сгоняли в Кучино. Добро на посещение закрытого музея им дала новый директор Наталья Семакова. Экскурсоводами по экспозициям АНО «Пермь-36» стали бывшие сотрудники органов, ветераны в отставке. Сюжет получился вполне в стиле НТВ. Лихой, лживый, с подтасовками и обвинениями. Большая часть ответов Курсиной на вопросы корреспондента была тщательно вырезана.

Симптоматична запись в «Фейсбуке» одного из добровольных помощников НТВшников, члена организации «Суть времени»: «Конец вам всем, сволочи. Хотя конечно надо дождаться выхода передачи в эфир, вдруг, что не то наснимали, но вроде договаривались, что это будет выстрел в голову псевдомузея...»

Новый приезд той же репортерской группы был посвящен фигуре уполномоченного по правам человека Пермского края Татьяне Марголиной. Вернее, ее позиции по отношению к музею «Пермь-36». Откровенно говоря, если бы не Марголина, конфликт с властными органами произошел бы значительно раньше и был бы еще более жестким. Она сглаживала, гасила пыл Шмырова и Курсиной, пыталась договориться с губернатором.

НТВшники работали в том же стиле напористого дилетантизма. Марголина, надо отдать ей должное, держалась вполне интеллигентно и пару раз болезненно зацепила репортера за его негнущийся непрофессионализм.

Из диалога корреспондента НТВ Ильи Ушенина с Уполномоченным по правам человека в Пермском крае Татьяной Марголиной.

Татьяна Марголина после долгих попыток найти общий язык с корреспондентом:

— У нас скоро октябрь. У нас скоро 30 октября. Вы эту дату знаете, я надеюсь?

Долгая пауза.

Далее Илья Ушенин — робко, будто провинившийся троечник:

— Ммм... На вскидку, наверное, нет, не вспомню...

— Вот это то, что меня волнует, как Уполномоченного по правам человека. 30 октября — это государственный День памяти жертв политических репрессий.

— Жертв политических репрессий, да, — послушно, в унисон повторяет Илья Ушенин.

— Вот я думаю, что сегодня центральным каналам надо очень внимательно отнестись к тем людям, которые сегодня, в среднем в восьмидесятилетнем возрасте, очень трепетно относятся к тому, что в этом музее и как в этом музее... Про них надо говорить.

— А вот вы не считаете, что те люди, портреты которых там были вывешены... Вы считаете, что это были жертвы политических репрессий?..

Новый сюжет вышел в полном соответствии с заданными установками и обвинениями.

После вышедшего сюжета Виктор Шмыров обратился к депутатам Законодательного собрания Пермского края.

С аналогичным письмом в адрес спикера ЗС Валерия Сухих обратился известный пермский ученый, хозяйственник и политик, проживающий ныне в Москве, Евгений Сапиро.

Судя по всему, никакой реакции депутатов на обращения не последовало.

***

Продолжение следует