X

Новости

Сегодня
Вчера
21 сентября 2018
20 сентября 2018

«Лишь бы живой». В лесах Перми прошли ночные учения поискового отряда «Лиза Алерт»

114статей

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Лесной массив делят на квадраты. На каждый из них выходит «лиса». «Лисой» называют группу поисковиков из двух и более человек. По одному волонтёры никогда не ходят. Задача каждой «лисы» — обследовать свой участок эффективно и быстро, не пропуская канавы и буреломы. Пермский отряд «Лиза Алерт» — совсем молодой и в лесу ещё не работал. В прошедшие выходные опытные коллеги из Кирова провели для них учения поиска человека в ночном лесу.

В субботу в 10 утра за мной заехали Маруся и Андрей. Ещё накануне Антон, старший группы отряда в Перми, сказал, что спальник и мангал мне не понадобятся. Футбольный мяч тоже можно не брать — учения пройдут в режиме нон-стоп. С собой лишь резиновые сапоги, сменная одежда, банка тушенки и «что-нибудь к чаю».

Места сбора — опушка леса в двух километрах от остановки «Биомед». Пока едем — знакомимся. Маруся работает в медицинском центре, Андрей — на производстве машинного масла. У каждого своя история, связанная с «Лизой Алерт».

Фото: Василина Любимова
Фото: Василина Любимова

Андрей — поисковик отряда «Лиза Алерт» в Перми:

«Старичка одного искали, пропал он. У нас по всему Парковому ориентировки были расклеены. Я нашел „ВКонтакте“ группу и позвонил. Меня сразу добавили в чат. Потом узнал, что можно либо на „прозвонах“ сидеть, либо выезжать на поиски. Я выбрал быть поисковиком. В начале мая первый раз поехали. Ребенка искали, девятилетнюю Варю. Разбились на группы, нам с Марусей дали своей квадрат: прочёсывали все подвалы, подворотни и одновременно расклеивали листовки. Вроде небольшой квартал: но в каждом доме по несколько подвалов. Утром её нашли. Поиски, в основном, ночью бывают, так как родственники начинают беспокоиться к вечеру».

Маруся — поисковик отряда «Лиза Алерт» в Перми:

«Просто когда теряются дети, не думаешь свой или нет. Я услышала объявление по радио, что набираются добровольцы в поисковый отряд. У меня у самой есть дочь. Дважды мы выходили. В лесу ещё ни разу не искали. Оба ребёнка живы, слава богу. У нас было собрание, где рассказывали, что и как делать, с кем можно общаться, куда нельзя ходить и так далее. А вот практики, как сегодня, ещё не было».

Приехали. Маруся припарковывает свою «тойоту» на обочине трассы, дальше мы идём пешком по размытой просёлочной дороге. В лагере уже организовали костёр и поставили палатки. Каждому нужно было записаться и назвать свой позывной. В «Лизе Алерт» он есть у каждого. Кто-то объясняет мне, что это пошло ещё от любителей радиосвязи. Так короче, а значит — удобнее. В руках у Маши планшет. Напротив фамилий написано: Булка, Зосечка, Кучер, Дан, Белка, Скиф, Жара, Бешеный... Маша спрашивает и мой позывной, я немного думаю и говорю: Ворона.

Пока остальные подтягиваются, Антон объясняет, почему появились поисковые отряды:

«Обычно в полиции — один опер на весь район. Когда к нему поступает заявление о пропаже, он, конечно, подключает участковых, рассылает запросы везде. Но у них не хватает людей очень сильно».

Через несколько минут подъезжают тренеры из Кирова (Айка, Локи,Манул и Режиссёр), и сразу начинаются занятия. Успеть изучить теорию нужно до наступления темноты. Потом практика — ночной поиск в лесу.

Фото: Василина Любимова

Добровольческий отряд «Лиза Алерт» существует в Перми совсем недавно, у ребят пока нет мощного джипа, чтобы проходить разбитые дороги. До места волонтёры добираются на своем автомобиле, общественном транспорте или на старой газели Антона. До недавнего времени не было вообще никакого оборудования. Пока отряду не подарили 5 комплектов раций и компасов. Нет и навигаторов, чтобы искать потеряшек в темной чаще леса.

В одной из палаток Режиссёр показывает, как пользоваться навигатором: правильно определять азимут, фиксировать свой трек, чтобы максимально чисто пройти квадрат, и, в конце концов, не заблудиться. Учимся и самому простому — понимать компас.

Фото: Василина Любимова
Фото: Василина Любимова

Поиск в лесу принципиально отличается от городского: нет очерченных кварталов, нет освещения, некого опрашивать; объекты, которые есть на карте, в реальности могут отсутствовать, или, напротив, вдруг упрешься в линию ЛЭП, которая нигде не значится. В городе большое значение имеет распространение информации, места привязки: куда человек чаще всего ходил, где у него любимый парк, где он раньше жил. А в лесу такого нет, иногда нет и свидетелей.

Виктория Колобова (учитель истории), координатор поиска отряда «Лиза Алерт» в Кирове, позывной — Локи:

«Локи — один из богов скандинавской мифологии. Выбрала его, потому что по складу характера я на него похожа. Мне нравится его отношение к миру, его философия. Увидела как-то в интернете, что в Кирове потерялась бабушка, и меня как раз был отпуск, и поехала. Это был август 2016 года. Я не могу просто так сидеть, когда у кого-то беда. Раньше я боялась, что не смогу ничем помочь, что я не профессионал. Я ничего не знаю и не умею. Стеснялась. Я думала, что в отряде все суперпрофессионалы. Но это не так»

Фото: Екатерина Воронова

Локи рассказывает, как важно разбираться в картах и пользоваться ими при поиске. Её этому обучили в школе инструкторов в Москве.

«Перед каждым выездом откройте карту, тот же „Яндекс“, вы уже будете знать, что вас ждёт и как вам одеться, — рассказывает Локи. — Если там болот много — надеваете сапоги, если сосновый бор — то берцы или кроссовки. Если это лес с просёлочными дорогами и просеками, то, скорее всего, работать придётся на них. Если это сплошной лесной массив — идти намного труднее, соответственно, так себя и готовьте. Если вы старший группы или координатор, разбираться в картах нужно обязательно. Пока работают инфорги (члены группы, занимающиеся сбором информации, — прим. автора), у меня есть от получаса до двух, чтобы проанализировать карты. Я больше ничем не занимаюсь. Открываю вкладышами (несколько карт) и делаю анализ. Через полчаса я могу указать место штаба и время сбора».

Фото: Василина Любимова

Самый эффективный способ поисков — отклик. В этом случае «лиса» состоит из двух человек. Кричат по очереди или сразу вместе. Крик должен быть ясным и протяжным. После чего необходимо выдержать большую паузу. И так, пока не пройдёшь весь свой квадрат.

Если на отклик работать уже поздно, местность «прочёсывают». Лиса в таком случае состоит из 3-5 человек. Волонтёры встают в линию на равное расстояние друг от друга. Расстояние зависит от проходимости и слышимости. И начинают «чесать» квадрат, как расчёской. После лекций мы тренируемся — ищем в лесу наших учителей.

Фото: Василина Любимова

Александра Яговкина (преподаватель биологии) — региональный представитель «Лизы Алерт» в Кирове, позывной — Айка:

«Наш отряд существует с декабря 2013 года. В ноябре 2013 у нас в области пропали два брата: 7 и 9 лет. Последний раз их видели, играющими у леса. Это далеко от Кирова, местность болотистая. Поиск был очень масштабный. Детей искали почти месяц, так и не нашли. Я всё про это думала, смотрела за окно: там снег и дождь. В итоге позвонила, сказала, что готова. После этих поисков у нас в городе появился отряд. За это время мы нашли много людей. Отряд стал частью моей жизни. Это огромная нагрузка. Ты в этом живешь. Не каждая семья это может принять. Я всегда стараюсь проводить с родными как можно больше времени, и если мой ребёнок говорит, что сейчас я нужна ему, я буду с ним».

Василина (фотограф) — поисковик отряда «Лиза Алерт» в Перми:

«Меня подруга пригласила пофотографировать официальное открытие отряда. Естественно, на добровольных началах. Я занимаюсь только фотографией. Посмотрела на все это, послушала разговоры, что людей не хватает. Особенно на выезды. У меня всегда время свободное есть, ресурсы позволяют. Почему бы и нет? Муж сначала подозрительно к этому отнёсся. На первый поиск со мной вышел, потому что было полпервого ночи. Он меня просто не отпустил одну, говорит: „Так, хотя бы посмотреть, что это за люди, с кем, куда ты по ночам ходишь“».

Фото: Василина Любимова

Стемнело. Все собираются вокруг костра. В одной из палаток устраивают штаб. По легенде — пропал мужчина. Выпивал с другом, подрался и ушёл в неизвестном направлении. После долгого совещания в штаб начинают по двое приглашать волонтёров — значит, будем работать на отклик. Дают квадрат, фонарик и рацию. Меня приставляют к Марусе и Андрею. Задача нашей «лисы»- дойти через лес до остановки и по другой тропе выйти к «Динамо». Оттуда позвонить в штаб, и, если потеряшка ещё не будет найден, получить новое задание.

Фото: Василина Любимова
Фото: Василина Любимова

Становится прохладно. Андрей даёт мне свой свитер. Их у него три. «Один на мне, один запасной и один для Маруси», — объяснил он. Идти по ночному лесу страшно. Тропу местами затопило. В темноте то и дело что-то хрустит, стукает и падает. В свете фонарика кусты превращаются в неведомых чудовищ. Немного успокаивает то, что потеряшка не настоящий, и что это всего лишь учения.

«Когда дают задания, мы всегда говорим „Лишь бы живой“. Ну, это, типа, традиция такая, а сейчас забыли сказать», — почему-то вспоминает Маруся.

Время от времени мы с ней по очереди кричим:

— Мааааксииим... (так по легенде зовут нашего потеряшку).

Потом ждём какое-то время и снова кричим. Андрей обследует тропинки и тёмные углы. Когда уже начинает светать, на телефон звонят и сообщают, что потеряшка найден.

Маруся и Андрей Фото: Василина Любимова

Возвращаемся в штаб. У костра — разбор полётов, мокрые носки на перекладине, утренний кофе, восход солнца, роса на примятой траве, прощание с новыми друзьями и обратный путь до машины. Едем молча, силы как-то сразу покидают нас. Уже у дома Маруся говорит, что будет ждать меня на поисках. На настоящих. Я улыбаюсь ей на прощанье и плетусь к подъезду, забыв отдать Андрею его свитер. Значит, ещё увидимся.

***