X

Новости

Вчера
2 дня назад
17 июля 2019
16 июля 2019
Фото: Алексей Гущин
152статьи

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Голубая комната: Love is...

Продолжается осенняя череда премьер в «Сцене-Молот». 7, 8 и 9 октября прошли премьерные показы спектакля «Голубая комната», который получился очень страстным, сексуальным и даже немного провокационным. И в том, что постановка получилась именно такой, нет ничего удивительного, ведь её режиссёр — Алессандра Джунтини — настоящая итальянка.

В 2013 году в рамках фестиваля «Пространство режиссуры» проходила лаборатория режиссуры, в которой принимали участие молодые режиссёры-иностранцы. На этой лаборатории Алессандра Джунтини вместе с художницей Катериной Никитиной представляла эскиз по пьесе Дэвида Хэйра «Голубая комната». Но тогда право на постановку полноценного спектакля завоевал другой режиссёр — Андреас Мерц-Райков, который в конце этого октября представит уже третью свою постановку в «Театре-Театре». И вряд ли бы мы увидели спектакль молодой итальянки на «Сцене-Молот», если бы не артисты, которых она задействовала в своём отрывке. Они сами попросили руководство театра принять эскиз «Голубой комнаты» в работу до полноценного спектакля. И вот, спустя два года после показа эскиза на лаборатории молодой режиссуры, на той же сцене состоялась премьера, которая доказала, что театр не зря пошёл навстречу своим артистам.

Фото: Алексей Гущин

С пьесой Дэвида Хэйра «Голубая комната» тоже связана очень непростая история. Дело в том, что она является парафразом, осовремененной версией пьесы Артура Шницлера «Любовный хоровод», которая была написана в начале XX века. Сама по себе эта пьеса, несмотря на довольно фривольное содержание, остаётся популярной по сей день и даже насчитывает несколько экранизаций. А вот у версии Дэвида Хэйра судьба сложнее. Долго её не решались ставить в театре из-за очень уж откровенного содержания. Впервые на сцене «Голубую комнату» показали в Лондоне в 1998 году, в театре «Донмар Уэйрхаус»: одну из ролей исполняла Николь Кидман, а режиссёром спектакля был Сэм Мендес. Да-да, тот самый Сэм Мендес, который получил «Оскара» за «Красоту по-американски» и эффектно «перезапустил» серию фильмов о Джеймсе Бонде в «Координатах „Скайфол“».

Так что «Голубая комната» — довольно сложный материал, несмотря на свою кажущеюся сюжетную простоту: действие плавно переходит от одной пары героев к другой и очень красиво закругляется в конце. У этих героев есть имена, но они по большому счёту не важны, поскольку это больше архетипы, олицетворяющие некий социальный класс. И действие спектакля идёт вверх на «социальном лифте» — от уличной Девушки (Екатерина Романова) и Таксиста (Андрей Дюженков) к Компаньонке в богатом доме (Мария Полыгалова), Студенту из хорошей семьи (Семён Фарина), Жене Полтика (Ольга Пудова), самому Политику (Альберт Макаров), Модели (Светлана Бисерова), Драматургу (Наталья Макарова), Актрисе (Евгения Барашкова) и, наконец, Аристократу (Заслуженный артист РФ Олег Выходов). Вопросы стратификации не потеряли актуальности со времён Артура Шницлера. Вот в этом самом «социальном лифте», который объединяет людей из разных слоёв общества, и кроется главная «изюминка» и сложность «Голубой комнаты». Дело в том, что этим «лифтом» является секс. Всех героев связывают половые отношения, поэтому действие спектакля движется от одной пары любовников к другой, очень красиво и ярко показывая флирт и страсть.

Фото: Алексей Гущин

И главная заслуга Алессандры Джунтини в том, что такой материал она сделала совершенно не пошлым. «Голубая комната» — в хорошем смысле очень эротичный, сексуальный, откровенный спектакль, но при этом совершенно не пошлый. Эротика на сцене есть, а вот порнографии нет. Хотя она напрашивается. Во многом это достигнуто благодаря тому, как изящно показан секс: занятие любовью демонстрируется в очень символическом виде. Обычно это танцы, поставленные хореографом Ириной Ткаченко, причём разные по ритму. Но иногда это не только танцы — Студент жадно пьёт воду, Политик и его жена медленно раскачиваются, сидя рядом друг с другом, а Драматург достигает оргазма в результате своей долгой вдохновленной речи, поэтому ему любовница нужна лишь в качестве смиреной слушательницы. То есть чисто внешне в «Голубой комнате» секса нет, но на деле герои действительно занимаются на сцене любовью, пусть и в символическом значении.

Фото: Алексей Гущин

И подобных режиссёрских находок в спектакле множество. Один таких примеров — то, как разнообразно решены переходы между эпизодами, из набора которых и состоит вся постановка. Все эти «монтажные склейки» действия смотрятся очень живо, и в них часто кроется ещё один режиссёрский приём — интерактив с залом. Вообще артисты в «Голубой комнате» иногда очень сильно разрывают пресловутую «четвёртую стену», и делают это ещё до начала спектакля. Начинается этот театр не с вешалки, а с входа в зал, где Студент раздаёт зрителям жвачку «Love is...», приговаривая, что это любовь. В самом зале Политик с лозунгом «Верю, надеюсь, люблю» агитирует голосовать за него. А во время спектакля, в одном переходе из эпизода в эпизод, все актрисы пробегаются по залу, немного приставая к мужчинам, чем наверняка немало смущают тех, кто пришёл в театр не один. Но такие экстравагантные поступки актёров вовлекают зрителей в единое с ними пространство, и зритель действительно становится некой частью происходящего.

Общая игривость «Голубой комнаты» подчёркнута тем, как художницей Катериной Никитиной оригинально решено сценическое пространство. Ведь декораций в привычном понимании в спектакле нет. Есть множество ящиков, которые артисты перестраивают под каждый эпизод, при этом в некоторых ящиках скрыты некие определённые символы для каждого такого эпизода (или каждого героя?).

Фото: Алексей Гущин

Такими символами оказывают самые разные вещи — от писсуара до иконы. И в таком контрасте символов нет ничего удивительного, наоборот, он подчёркивает показанное в этом полуторачасовом действе вертикальное движение от низкого к высокому. Есть в «Голубой комнате» ещё один очень интересный трюк, подготовленный режиссёром и художником. Дело в том, что благодаря происходящей от эпизода к эпизоду перемене костюмов героев и возвышению чувств героев артисты (а вместе с ними и зрители) плавно переносятся в прошлое, и спектакль удивительным образом переходит из нашего времени — времени пьесы Дэвида Хэйра — на сто лет назад, и можно сказать, что действие заканчивается уже во времена пьесы Артура Шницлера. И такой переход показывает, что «Голубая комната» затрагивает вопросы, которые лежат вне времени.

Но как бы ни были хороши все находки художника и режиссёра, главное и самое яркое в этом спектакле — это игра актёров. Они совершенно не зря в своё время отстояли эту постановку. «Голубая комната» — настоящий праздник актёрской игры, и можно было бы построить всю рецензию только на одном описании того, как артисты раскрываются в своих образах и как они хороши в своих ролях, во взаимодействии со своими партнёрами. Ведь практически весь спектакль построен на актёрских дуэтах. В «Голубой комнате» замечательный, цельный ансамбль, но есть несколько особо выделяющихся своей яркостью образов. Вроде Студента, которого молодой артист Семён Фарина показывает этаким юным пионером в коротких штанишках, но у которого гормоны просто «брызжут из ушей». Или Политик в исполнении Альберта Макарова, в котором удачно сочетается спокойствие и склонность к истерике. Но, пожалуй, самый необычный образ у актрисы Натальи Макаровой, которая играет... Драматурга! И то, что у женщины мужская роль, можно понять, поскольку тот монолог, который произносит Драматург в своём эпизоде, ни один мужчина смог бы исполнить так же эмоционально и пронзительно, как это сделала Макарова, поскольку это была исключительно женская эмоция. Но уже в следующей сцене, при общении с любовницей, у Драматурга появляется чисто мужское невнимание.

Кроме того, в таком необычном решении одного мужского образа — когда женщина показывает любовь к женщине, может быть повод для скандала, которых сейчас в театральной, да и в культурной сфере хватает. И усугубить возможность скандала может то, что в эпизоде отношений Драматурга и Актрисы появляется образ Богородицы. И если вокруг «Голубой комнаты» из-за этого (тьфу-тьфу-тьфу) и возникнет скандал, то он будет так же нелеп, как и все многие подобные конфликты. Ведь, как сказано выше, секса фактически не показывают, героини ни разу даже не поцелуются (хотя одна будет очень об этом просить), а изображение Девы Марии (кстати, из католической, а не из православной иконографии), оправданно, потому, что называется оно «Непорочное сердце». Согласитесь, очень символично появление иконы с таким названием в спектакле, где порок — основа действия.

Фото: Алексей Гущин

Может показаться, что «Голубая комната» по своей конструкции больше тянется к драме, но Алессандра Джунтини и артисты сделали этот спектакль комедией, причём комедией положений. Здесь очень много замечательно исполненных комедийных моментов и несколько брошенных вскользь злободневных шуточек, вроде «У меня всегда проблемы с театром... театром!» или «Я с утра встречаюсь с министром культуры — он классный парень!». Зритель в зале много раз смеётся от всей души. Но «Голубая комната» — тот редкий пример, когда в яркой, красивой, динамичной и смешной постановке скрыты важные проблемы, не утратившие своей актуальности с той поры, как Артур Шницлер сто лет назад написал свою пьесу. Ведь «Голубая комната» задаёт вопрос о том, есть ли любовь вообще, и если есть, то что это? Может быть, это страсть и секс? Или любовь — это что-то тонкое и возвышенное, но всё равно не обходящееся без постели, которая всё немного портит? И если во вкладышах жвачки «Love is...», которую раздавали на входе, всегда есть ответ на то, что такое любовь, то «Голубая комната» никаких ответов не даёт. Поэтому для одних зрителей это спектакль будет блестяще поставленной и великолепно сыгранной очень смешной комедией, а кто-то разглядит за безупречной формой ещё и очень непростое содержание.

Фото: Алексей Гущин
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+