X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
15 декабря 2018
14 декабря 2018

На заре постчеловечества: «Новое состояние живого» в музее PERMM

137статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Иван Козлов

В музее PERMM открылся проект «Новое состояние живого», который в Перми начали активно обсуждать ещё весной, с момента его презентации. Выставка, посвящённая исследованиям в области art&science — то есть, на стыке искусства, науки и высоких технологий, — обещала быть беспрецедентно масштабной и сложной. В этом смысле ожидания пермяков оправдались, однако проект рассказал зрителям не столько о достижениях современных художников и учёных, сколько о них самих и их собственном вероятном будущем, в котором человек в его текущем понимании, возможно, наконец-то будет преодолён.

«Новое состояние живого» — это, вероятно, крупнейший международный проект PERMM за всю историю музея: подготовка к нему началась более двух лет назад, в результате были привлечены 20 художников из 10 стран мира. Куратором проекта выступил Дмитрий Булатов — художник и теоретик искусства, обладающий огромным опытом работы с art&science и реализовавший более 20 больших международных проектов в этой сфере.

«Наука и технологии, — приводит PERMM слова Булатова, — это не просто инструменты, используемые нами для достижения обозначенных целей. Напротив, технологии формируют новые невидимые связи, вторгаясь во все сферы человеческой активности и преобразуя их. Задача выставочного проекта формулируется следующим образом — показать, какую работу проделывают художники по поиску способов „схватывания“ этой возникающей новизны — работу ничуть не меньшую, чем та, которую делают для нас наука и технологии, история и философия искусства».

«Развитие геометрий» — инсталляция Терезы Шуберт из живых грибов, видео, фотографий и рисунков. Фото: Иван Козлов

Проект «Новое состояние живого» стал и очередным экзаменом для музея PERMM (хотя, казалось бы, куда уж больше экзаменов). Но, кажется, такой сложной задачи перед музеем не стояло со времён выставки Дмитрия Пригова, когда институции, приславшие для неё работы, предъявляли настолько высокие требования к условиям экспонирования, что музею пришлось провести глобальный технологический апгрейд. Здесь ситуация ещё интереснее: мало того, что каждая из работ новой выставки очевидно дорогостоящая и хрупкая; речь идёт ещё и о совсем специфических требованиях — чего стоит, например, необходимость поддерживать жизнеспособность татуированных грибных колоний.

«Истоки жизни» Адама Брауна — попытка реконструкции эксперимента по созданию органической материи Фото: Иван Козлов

Да, привыкайте: татуированные грибные колонии — это далеко не самый сложный и изощрённый проект выставки, на которой с грибницей можно вступить в коммуникацию с помощью импульсов, а большинство объектов функционируют и развиваются по собственным внутренним законам. Важнейшая особенность выставки — в том, что самостоятельность и возможность творить здесь относятся не только к людям, но и к самим произведениям. Перечислять эти произведения в рамках короткого обзора бессмысленно. Они подобраны таким образом, что практически каждое из них в отдельности могло бы стать самодостаточным выставочным проектом. Собственно, с некоторыми из них почти так и происходит: например, отдельный зал на первом этаже сконструирован для проекта Сесилии Йонссон «Гем». Об этом объекте в Перми заговорили ещё за полгода до открытия выставки, именно он стал для неё знаковым. «Гем» — это плавающая стрелка компаса, выкованная из железа, которое художница получила, высушив 35 килограммов плацент из родильных домов. Не будем вдаваться в суть объекта и его места в общей канве выставки: здесь он упомянут только для того, чтобы проиллюстрировать уровень уникальности и сложности включённых в выставку объектов.

«Гем» Сесилии Йонссон Фото: Иван Козлов

Хотя как раз «Гем» — не самый удачный пример. Он наименее высокотехнологичен: даже для того, чтобы выковать иглу из железа, художница использовала традиционные кузнечные методы. Большинство же других объектов связано именно с биотехнологиями, медициной, самообучающимися нейросетями и сложными программными продуктами. Первый этаж выставки под названием «Первичная материя» посвящён так называемым «глубоким медиа» — области исследований, в фокусе внимания которой находятся новые форматы взаимодействия ключевых элементов живой и неживой природы. Второй — «Открытые тела» — отдан на откуп новым концепциям понимания, исследования и «переформатирования» физического тела как такового.

«Образы незнакомцев» Хизер Дьюи-Хагборг Фото: Иван Козлов

Обе части выставки, если уж совсем упрощать, сливаются в единый манифест постгуманизма: бесконечной эволюции человека, сопровождающейся радикальным изменением формата его взаимоотношений с природой, технологиями и окружающей средой. Постгуманизм отвергает антропоцентрический подход: всем нам, живущим в гуманистической парадигме и привыкшим считать человека мерой всех вещей, это может показаться неприемлемым (а в некоторых случаях даже и шокирующим), однако именно здесь — в пересечениях человеческого и нечеловеческого, в которых никому не отводится главная роль — и сокрыта центральная для выставки метафора «нового состояния живого».

«Образы незнакомцев» — попытка воссоздания образов людей по их генетическим следам

По словам организаторов, проект должен «дать посетителю возможность научиться отношению к технологиям не как к рабам или простому продолжению нас самих, но как к неизвестным конструктам, с которыми мы вступаем в творческие союзы и заключаем осторожные соглашения». И эту задачу удаётся не только достичь, но и в каком-то смысле перевыполнить. Хотя, кажется, во времена, когда по сериалу «Чёрное зеркало» уже делают шутливое бинго, вычёркивая из него ставшие реальностью сюжеты, отношение «к технологиям как к рабам» постепенно отмирает само собой, оставаясь уделом самых отъявленных обывателей. Но даже зрители, имеющие определённый бэкграунд, скорее всего, останутся удивлены, а то и встревожены увиденным.

«Мираж» Ральфа Беккера Фото: Иван Козлов

Без должного уровня осведомлённости подобная тревога имеет свойство перерастать в воинствующую паранойю (как это постоянно и происходит, причём во всём мире), а сколь угодно технологичные объекты остаются лишь игрушками из магазина футуристических сувениров. Именно поэтому параллельно с выставкой PERMM запустил насыщенную образовательную программу, рассчитанную на три месяца. Обещаются лекции ведущих специалистов в области современного искусства, философии, культурной антропологии и теории медиа, мастер-классы художников и экскурсии.

«Мираж» — проекционная система, регистрирующая колебания магнитного поля Фото: Иван Козлов

И ещё. Обычно список партнёров той или иной выставки не очень-то интересует читателей и приводится в релизах скорее в качестве необходимой формальности, но «Новое состояние живого» — это тот случай, когда его имеет смысл процитировать целиком: «Проект реализуется при поддержке Министерства культуры Пермского края, Генерального консульства США в Екатеринбурге, Королевского Посольства Дании в Российской Федерации, Посольства Королевства Швеция в Российской Федерации, Представительства Швейцарского совета по культуре „Про Гельвеция“ в Москве. Партнеры проекта: Международный фестиваль Ars Electronica (Линц, Австрия), FRIDMAN GALLERY (Нью-Йорк, США), Музей электронных искусств HeK (Базель, Швейцария)»

Это так, просто для понимания масштаба. Причём PERMM всячески подчёркивает, что проект, в котором задействовано столько международных партнёров, будет работать в первую очередь на город. «Новое состояние живого» позиционируется как стратегический проект по развитию науки и искусства в Пермском крае, который, по словам арт-директора PERMM Наили Аллахвердиевой, откроет новые горизонты для международного сотрудничества. Но это в перспективе, а пока проект открывает для зрителей новые горизонты восприятия: собственного тела, собственного места в мире и собственного будущего.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов