X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
13 января 2019
Фото: Константин Долгановский

«Можно добиться, чтобы реагент действовал на металл не сильнее, чем талый снег». Почему в Перми для борьбы с гололёдом до сих пор используют галит?

С начала сезона зимнего содержания и до конца 2018 года на пермские дороги высыпано больше восьми тысяч тонн галита. Это техническая соль, которую применяют в борьбе с гололёдом. Использование галита предусмотрено Правилами благоустройства и содержания территорий. И хотя многие, в том числе экологи, критикуют этот вид реагента, и во многих городах от него уже отказались, в Перми продолжают сыпать на дороги именно галит.

Федеральный стандарт регламентирует сроки устранения «зимней скользкости» на дорогах и тротуарах. А вот чем устранять, в стандарте не прописано. Муниципалитет сам решает, какими средствами он будет добиваться чистоты. В Перми при температуре воздуха от минус 20 градусов дороги посыпают пескосоляной смесью, до минус 15 — технической солью (галитом). В этом году также планируется использовать жидкие реагенты для борьбы с гололедом, в первую очередь на дорогах с ливневой канализацией.

Что такое галит?

Галит — природный материал подкласса «хлорид». Любая соль при добыче делится на марки в зависимости от чистоты и крупности. Чистую белую соль используют в пищу. А если не очищать её, а лишь убрать хлористый калий (его используют для удобрений), получается техническая соль или галит. Это один из самых активных антиобледенителей и при этом один из самых дешёвых.

Фото: teh-stroy.ru

Тем не менее, во многих городах отказались от использования галита из-за его отрицательных свойств

Речь идёт, прежде всего, о засолении почвы, газонов, придорожных территориях, водоёмов. В некоторых городах, где галит применялся длительное время, в качестве меры эффективной рекультивации предлагается полная замена почвы. Галит крайне негативно действует на автомобили: приводит к коррозии металла кузова, повышает износ шин. Техническая соль вызывает ржавчину на металлических конструкциях вдоль дорог, оседает белым налётом на обуви, может вызвать химический ожог у людей и животных.

Содержание и ремонт улично-дорожной сети города Перми выполняется подрядными организациями в соответствии с долгосрочными муниципальными контрактами на период 2016-2019 годов.

«Уборка объектов улично-дорожной сети в зимний период осуществляется в технологическом цикле „Обработка-подметание“, то есть количество обработанных реагентами площадей должно соответствовать количеству подметённых, — рассказали в мэрии. — Снегоуборочные работы на улично-дорожной сети выполняются механическим и ручным способами. Уборка противогололёдных материалов осуществляется непосредственно вместе со снегом. В ряде районов зафиксировано, что подрядчики допускают нарушение технологического цикла, что приводит к образованию грязи на улицах города, подсыпка производится, а подметание — нет».

Любые реагенты нужны в исключительных случаях

Так считает эколог Дмитрий Андреев. По его мнению, просто надо тщательно и своевременно убирать снег.

«Реагенты содержат соли и безопасны в однократном применении. Если их рассыпать и не убирать, то концентрации солей увеличиваются многократно. Это крайне негативно влияет на состояние зелёных насаждений через загрязнение и засоление почв».

Общественники предлагали внести в Правила благоустройства поправку с запретом складирования загрязненного реагентами снега на газонах, но её не поддержали. Но по требованию природоохранной прокуратуры в Правила добавили запрет на применение химреагентов (кроме песка) на мостовых переходах, так как это загрязняет водные объекты.

«Также немаловажный вопрос — о складировании вывезенного снега на полигонах, — говорит Андреев. — Такие места необходимо оборудовать в соответствии с природоохранным законодательством, почва и недра должны быть защищены гидроизоляционным материалом, обваловкой. Ничего этого сейчас не делают».

В Федеральном научном центре медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения говорят, что галит попадает в водоёмы и загрязняет источники питьевой воды.

«По системе канализации химические реагенты попадают в открытые водоемы, — говорит Ольга Устинова, заместитель директора по клинической работе Центра. — А у нас большая часть городов запитана от них, а не из подземных источников. Это приводит к ухудшению качества воды. Кроме того, натрий хлор обладает хорошей биомиграцией. Возможно его попадание через продукты питания в организм человека. Это сказывается на сердечно-сосудистой системе, потому что избыток соли — дополнительная нагрузка на сердце и кровеносные сосуды. Также это отрицательно сказывается на желудке и тонком кишечнике: развивается гастрит, колит и так далее».

Фото: Константин Долгановский

В Перми совсем отказаться от реагентов нельзя

Анна Климентова, руководитель аппарата Ассоциации зимнего содержания дорог объясняет, что в городе — большое количество машин, которые невозможно одномоментно убрать для того, чтобы ликвидировать последствия снегопада.

«Когда на улице стоит мороз и падает снег, то можно быстро промести его техникой, и реагенты будут не нужны. Но что происходит? Когда выпадает снег и едут машины, они своими шинами разогревают асфальт, снег начинает таять, вода замерзает и превращается в лёд. Невозможно же остановить все машины и подмести дороги, поэтому, когда по прогнозу должна быть метель или снег уже пошёл, на полотно распределяют небольшое количество реагента для того, чтобы талый снег оставался талым».

Анна говорит, что все страны используют реагенты. Вопрос в дозировках и времени применения. В Европе на поверхности дороги стоят датчики, и дорожники в реальном времени могут посмотреть, где у них на дороге лёд, где чисто, а где рыхлый снег. Они точечно отправляют экипаж и обрабатывают территорию небольшим количеством реагента, а там, где не нужно, не обрабатывают. К сожалению, в России такой прогнозной системы нет, дорожные службы работают по факту, из-за этого происходит большой расход реагентов.

В Санкт-Петербурге четыре зимы назад власти решили убирать город механически и песком. Это привело к увеличению количества аварий. Потому что для того, чтобы не было льда, нужно очень быстро убирать дороги, в Петербурге просто нет столько техники, а та, что есть, не успевает убирать снег. А песок на льду бесполезен. Фрикционные материалы, такие как песок, гранит, зола или мраморная крошка, хороши на уплотнённом снегу. Получается такая наждачная бумага. А если рассыпать их на гололёд, то никакого сцепления не будет.

В Норвегии некоторые дороги посыпают гранитной крошкой

Анна Климентова вспоминает разговор с норвежскими дорожниками. Гранитная крошка у них — самый дешевый материал. Но гранит, так как он твёрдый, быстро изнашивает дорожное покрытие. За два года у них образуются жуткие колеи на дорогах, приходится перекладывать полотно. Скорость распада гранита — несколько тысяч лет. Раз в пятилетку они меняют придорожные газоны, потому что гранит забивает почву, приходится срезать пласт на полметра и заменять новым. В 2010 году в Москве тоже использовали гранит, и тогда в метро начали выходить из строя эскалаторы. Крошка попадала в шестеренки механизмов и они ломались. Перешли на мраморную крошку. Она мягче: по сути это мел, карбонат калия. Крошка постепенно разлагается и через два года полностью перерабатывается бактериями. Плюс она снижает засоление почв. Это известный мелиоративный материал, который специально добавляют в почву для снижения уровня засоления.

В последнее время в Европе и США используют многокомпонентные материалы

Разные соли отличаются по уровню коррозии, по влиянию на природу и человека. Были проведены исследования, и оказалось, что, смешивая соли в разных пропорциях, можно добиться более эффективных противогололёдных свойств и снизить риски воздействия на окружающую среду. Естественно, такие реагенты дороже, чем просто техническая соль.

Химические вещества принято делить на четыре класса опасности. Первый и второй — самые опасные (мышьяк, свинец или ртуть). У галита — третий класс опасности. Но есть реагенты — формиаты — с четвертым классом опасности. Формиат натрия, например, имеет коррозионную активность, как у водопроводной воды, поэтому его используют в аэропортах. Соответственно, совмещая тот же хлористый калий с формиатом натрия в определенных пропорциях можно добиться того, чтобы реагент действовал на металл не сильнее, чем талый снег.

В Перми производят многокомпонентный реагент, который не первый год закупает Екатеринбург. Стоит он около 16 000 рублей за тонну. В 2016 году году наши соседи закупили у пермского предприятия 6 377 тонн такого вещества. В сумме — 102,5 млн руб.

Эксперты говорят, что Пермь — единственный из крупных российских городов, который всё ещё не применяет современные противогололёдные материалы

Тонна галита стоит около 3 000 рублей. Как сообщили в мэрии, в среднем зимой на улицы Перми высыпают 30 000 тонн. Получается примерно 90 млн руб. Один из подрядчиков, занимающийся уборкой снега в городе, рассказал, что закупает галит у «Уралкалия».

***

Читайте также:

#ПроектFAQ: Чем посыпают дороги и тротуары в Перми?

#ПроектFAQ: Что делать со снегом с городских улиц?

Противогололёдное дело. Бизнесмена Рустама Гильфанова, учредителя ООО «Уральский завод противогололёдных материалов»выпустили на свободу