X

Новости

Вчера
2 дня назад
13 сентября 2019
12 сентября 2019
11 сентября 2019
Фото: Вероника Быстрых
7статей

Публикуем монологи пермяков самых разных профессий о том, сколько им удаётся зарабатывать и сколько приходится тратить.

Акушер-гинеколог. Как сегодня «сводят дебет с кредитом» пермяки

Официальная статистика говорит о том, что россияне с каждым месяцем живут всё беднее. По данным Росстата, доходы падают ежемесячно примерно на 4 %. При этом зарплаты, по тем же отчётам, растут. Средняя заработная плата по Пермскому краю за 2018 год составила около 37 тысяч рублей. Насколько реальны эти цифры и на что в действительности живут сегодня пермяки? Мы продолжаем цикл материалов, в которых горожане самых разных профессий анонимно рассказывают о том, сколько они зарабатывают и сколько тратят.

Анастасия, 30 лет, акушер-гинеколог, живёт с сыном

Я выбрала профессию медика, потому что моя мама тоже врач. Она эндокринолог, работает в поликлинике в небольшом городке Свердловской области. Своё детство мы с братом провели в больнице. Она постоянно пропадала на работе. Эта профессия — врач — очень интересная. Медицина — это такая сфера, которая предполагает постоянное самосовершенствование. Человек должен этим жить, ему должно быть интересно. Если не интересно, то в медуниверситете делать нечего. Формально там учиться не получится, потому что учиться тяжело. А я люблю учиться. И школу закончила с медалью, и Пермский медуниверситет — с красным дипломом.

Фото: Вероника Быстрых

Мама меня не отговаривала

Каждому будущему потомственному медику родители говорят: «Ну вот, когда ты выучишься, будет лучше, что-нибудь в медицине обязательно поменяется». Идёшь просто по интересу, когда тебе 17 лет, не думаешь о деньгах. Мама такой человек — она очень болеет за медицину и считает, что это очень хорошая специальность. Ты устроишься всегда — врачей не хватает везде.

С того момента, как я закончила интернатуру ИнтернатураПервичная последипломная специализация выпускников институтов по одной из врачебных профессий, я работаю в том роддоме, где её проходила. Немалую роль сыграл коллектив. В роддоме был дефицит кадров, молодые интерны у них редко появляются, и они ко мне были доброжелательны. Любой врач, особенно акушер-гинеколог, скажет, что коллектив — это самое важное в работе. Очень тяжело работать, когда каждый сам за себя. В любой экстренной службе, тем более в акушерстве, когда на кону стоит сразу две жизни, коллектив должен сработать правильно. Это всегда командная работа акушеров, неонатологов НеонатологияРаздел медицины, который изучает младенцев и новорождённых, их рост и развитие, их заболевания и патологические состояния. Основными пациентами неонатологов являются новорождённые младенцы с синдромом дыхательных расстройств, которые больны или требуют специального медицинского ухода из-за недоношенности, низкого веса при рождении, задержки внутриутробного развития, врождённых пороков развития, анестезиологов, акушерок.

Во время учебы я не работала, деньги сначала давали родители, потом вышла замуж, ушла в декрет. Год просидела в академе, потому что невозможно было нормально учиться. Я перфекционист и не могу учиться шаляй-валяй. В это время поддерживал муж. Сейчас мы в разводе, но муж помогает воспитывать сына.

Получается, роддом — моя первая и единственная работа. Когда я начала работать, получила частичную компенсацию затрат на покупку жилья. В нашем минздраве была такая программа для молодых специалистов. Мне компенсировали 1 млн 941 тыс. руб. По договору я должна отработать в своём роддоме пять лет. 26 ноября 2019 года истекает мой срок по договору, но уходить из медицины я не собираюсь. У нас в больнице, благодаря этой программе, есть неонатологи, хирурги и травматологи, до этого их сильно не хватало. Эта программа работала только с 2013 по 2015 годы. За врачей, которые пришли в роддом раньше, обидно. Они работают в трёх больницах, чтобы гасить платежи по ипотеке.

Фото: Вероника Быстрых

В последние годы изменяется система медицинского образования. Я считаю, что это приведёт к снижению уровня квалификации выпускников медицинских институтов. Мы в своё время изучали тело человека, препарируя человеческие трупы. Хотя уже тогда человеческий анатомический материал был не очень хорошего качества. Сейчас у студентов-медиков такой возможности нет. Изучать строение тело человека только по учебникам невозможно. Убрали часть экзаменов, заменив их зачётами, ввели тестирование. Изменили и последипломное образование: убрали интернатуру.

Теперь выпускники сразу со студенческой скамьи идут работать в поликлиники и врачебные амбулатории. Бюджетных мест в ординатуре крайне мало, она практически вся платная. Получается, стать узким специалистом или врачом стационара сегодня крайне сложно. Мне понятно, для чего это сделано: реформа направлена на устранение кадрового дефицита в первичном звене.

Когда я пришла в интернатуру, я не умела ни-че-го, вообще. И там я всему научилась. Сейчас этого нет, и прямо из-за книжек врач идет к пациенту. А пневмонию, например, надо услышать. А для этого нужно практиковать. Я по себе знаю: на шестом курсе долго не могла услышать шум в сердце. Надо постоянно слушать, смотреть, наблюдать. А где это делать сейчас? Нигде. Он идёт из-за парты ставить диагнозы. Никакой интернатуры нет, то есть, нет практики в больнице. Через три года работы в поликлинике ты можешь пойти в ординатуру. Если сможешь договориться с какой-нибудь больницей, которая заплатит за твое обучение, потому что это дорого — более ста тысяч рублей в год.

Фото: Вероника Быстрых

Сейчас цель здравоохранения — поликлиники. Стационары закрывают, они считают, что всё должно быть направлено на профилактику. Поликлиники у нас развиваются, они туда деньги вкладывают. А стационары максимально стараются закрыть. Это дорого — пациента надо кормить, менять бельё, обеспечивать лекарствами, шовным материалом, я уже не говорю про оперативное лечение.

Наш роддом уже несколько лет пытаются закрыть. У больницы большая кредиторская задолженность — миллионные долги. Нам говорят: вы убыточные, зачем вас держать?

Откуда долги?

Вот, я, например, принимаю роды. Поступила женщина, у неё есть полис ОМС. Мы роды провели, услугу осуществили. Фонд ОМС должен заплатить. Если всё хорошо, история написана хорошо, оплачивается 100 %. Если, не дай бог, запятая не в том месте поставлена, снимают деньги. У нас в хирургии огромный дефицит врачей, там заведующий ходит на операции крючки держать, ну потому что некому. Естественно, невозможно при этом качественно оформить всю документацию, и страховые компании снимают деньги с некоторых случаев из-за этого.

Фото: Вероника Быстрых

Проблема ещё в самом тарифе. Как это происходит: собирается министр, представители фонда ОМС и профсоюза и принимают тарифное соглашение на три года. Я не знаю, как они там договариваются. В больницах Пермского края по стоимости услуги могут отличаться. Но почему? Там, что, женщины по-другому рожают?

Раньше при выписке мы давали справку, в которой указывалась стоимость родов, поэтому я знаю, сколько это стоило. Года три назад роды в нашем роддоме обходились в 19 000 рублей. И неважно, сколько денег ты на них потратил. Может поступить гражданка Узбекистана без полиса, без гражданства — мы оказываем помощь всем. Например, у неё кровотечение, пришлось удалять матку, кровь ей перелили, плазму перелили, в реанимации она лежала. Мы же не можем ей помощь не оказать, она умрёт. Доктора посадят. Спасли женщину, кучу денег потратили, а ОМС не платит за этот случай, потому что у неё нет полиса.

Доходы

Сейчас я работаю на 1,25 ставки. У меня ребёнок пойдёт в третий класс, мне приходится с ним заниматься, возить на кружки. Бывший муж помогает, но каждый раз он тоже не может это делать. Получается, примерно сутки через трое. Когда начинала работать, брала две полные ставки, потому что работать было некому. Теперь нас больше, и дикого дефицита в кадрах нет.

Моя средняя зарплата — около 35 тысяч рублей в месяц. Мы добились недавно, что ночи стали оплачивать сверху 100 %, а не как раньше — 70 %. Как доктора, имеющие вредность, в том числе и по биологическому фактору, теперь будем получать 10 % от оклада. Работаем с биологическими средами: кровь, околоплодные воды, моча, кал.

Траты

В среднем, 5000 рублей я отдаю за коммунальные платежи, ещё 1000 — за электричество. У ребёнка каратэ — 2500, английский — 5500, ещё с первого класса у нас платные уроки в школе — РПС (развитие познавательных способностей) называется, для подготовки к выпускным тестам в четвёртом классе — 800 рублей в месяц. Можно не ходить, это необязательный предмет, но классная сказала, что лучше ходить, чтобы пройти единое тестирование. С первого класса он ходит. Школьная форма раз в год — 4500. Комплект тетрадок — 2500. В последний год почему-то он стоит 700. Проезд — 1000 рублей на автобусе. На машине дорого получается, она у нас общая с бывшим мужем. Я её оставляю, чтобы он мог возить ребёнка на кружки. У него три раза в неделю английский, три раза — каратэ, и два раза в неделю шахматы, но шахматы, слава богу, бесплатные. Тысяч шесть на бензин.

Фото: Вероника Быстрых

Все остальное уходит на продукты и бытовую химию. Раньше все в «Семье» покупала, сейчас в «Магните», потому что дорого. Там если покупаешь, дают купоны. Если отоварился на 800 рублей, даёшь купончик и платишь 700. Готовлю дома сама: первое, второе. Мне надо уйти и ребёнку еду оставить. И тоже самое я беру с собой в контейнере на работу. На себя я почти не трачу, во время отпуска сижу дома с ребёнком, летом ездим с ним на дачу к бывшему мужу.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь