X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
23 мая 2019
22 мая 2019
Фото: Валерий Заровнянных

«Кудымкор — локомотив будущего». Размышления о выставке пять лет спустя

Десятилетие объединения Пермской области с Коми-Пермяцким национальным округом 1 декабря нынешнего года отметили как-то вяло. Можно сказать, и не отметили вообще.

И уж никакого сравнения с тем разгулом, что устроили по поводу пятилетия создания Пермского края: помните, тогда весь пермский бомонд праздновал в Московском музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, куда публику доставил специальный авиачартер? Дааа, были в те времена амбиции! Даже специальный пермский рубль отчеканили, вполне платёжеспособный!

Можно вспоминать об этом с иронией, с раздражением. Но было ведь и много того, что вспоминается с настоящим теплом: бабушки-певуньи из деревни Кукушка, научные конференции, посвящённые коми-пермяцкой истории, этнографии, лингвистике... Жители Перми словно впервые знакомились с жизнью и наследием северного округа, испытывая не вполне объяснимую гордость: не простой у нас регион, а национально окрашенный!

Самым значительным культурным событием, связанным с пятилетием объединения двух территорий, можно назвать выставку «Кудымкор — локомотив будущего. Куратор Екатерина Дёготь и художник Леонид Тишков рассказывают историю Петра Ивановича Субботина-Пермяка». Выставка, прошедшая весной 2009 года в Пермской государственной художественной галерее в программе Дягилевского фестиваля, осенью того же года была показана в галерее «Проун» в Москве в рамках Третьей московской биеннале современного искусства, а в феврале 2010 года открылась в выставочном зале Коми-Пермяцкого краеведческого музея. Таким образом, покорив две столицы — краевую и российскую, — Пётр Субботин вернулся домой, в третью столицу, Коми-Пермяцкого округа.

Выставка была организована по инициативе супругов Надежды и Андрея Агишевых. Музея советского наива тогда ещё не было, а желание заниматься культурными проектами уже было, для чего Агишевы основали Фонд поддержки культурных проектов «Новая коллекция». Андрей Агишев был к тому же депутатом Законодательного Собрания Пермского края от 29 избирательного округа (Кудымкар, Кудымкарский и Юсьвенский районы) и ещё в 2006 году, знакомясь со своим депутатским округом, обмолвился о том, что неплохо бы сделать достойную выставку Субботина в Перми. На вернисаже в мае 2009 он «толкал» речь с броневика... извините, с ретро-грузовика, который был подогнан к входу в Пермскую галерею, драпирован кумачом и превращён в трибуну в духе первых лет советской власти, и в меру иронично заметил, что выставка открывается «в рамках выполнения депутатского наказа».

Но, принимая на себя обязательства по проведению выставки, Агишев вряд ли предполагал, насколько большой и необычной работе он даёт «зелёный свет». Куратор Екатерина Дёготь, приглашённая Агишевыми на проект, почти два года изучала наследие Субботина-Пермяка, превратившись в настоящего эксперта в его жизни и творчестве. Она много времени проводила в музее и архиве Кудымкара и наконец придумала... Очень необычную кураторскую концепцию.

Фото: Валерий Заровнянных

В своей выставке с длинным названием Дёготь показала не только творчество художника-футуриста, но и общественную деятельность подвижника Субботина. Ведь, будучи вполне преуспевающим живописцем и оформителем в Москве, в 1919 году Субботин вместе с женой Евстолией Ивановной переехал в родное село Кудымкор (в то время именно «-кор», поэтому и в названии выставки сохранился такой вариант написания), дабы строить там светлое будущее. Собственное творчество волновало его гораздо меньше, чем пробуждение творческой энергии соплеменников — коми-пермяков. Возможно, не будь Пётр Иванович столь самоотречён, в истории российской живописи было бы ещё одно громкое хрестоматийное имя — несколько десятков сохранившихся живописных работ позволяют об этом рассуждать. Но раз уж всё сложилось так, как сложилось, то в биографической выставке надо говорить о том, что для Субботина представляло первостепенную важность — о его просветительских деяниях.

Судьба отпустила ему всего 10 лет активной деятельности до того, как в 36 лет он умер от туберкулёза. За это время он открыл в Кудымкаре музей и театр, создал художественные мастерские в Кудымкаре, Перми и Кунгуре, а также воспитал четверых прекрасных детей. Его имя в носит основанный им музей, во дворе которого установлен памятник Субботину. Впрочем, памятник появился уже после выставки, в значительной степени на волне поднятого ею интереса к личности художника-просветителя.

А тогда, в 2009 году, ещё зимой, в Кудымкар по приглашению Екатерины Дёготь приехал Леонид Тишков, московский художник родом с Урала, из Свердловской области. Дело в том, что куратору выставки понадобилось современное художественное прочтение субботинской темы, и Дёготь решила, что лучше Тишкова никто не прочувствует все нюансы этой истории. Художник откликнулся с чисто субботинским энтузиазмом: он попросился... пожить в доме-музее Субботина, чтобы почувствовать его дух.

Дух, похоже, снизошёл, потому что Тишков после возвращения из Кудымкара говорил о Субботиных не умолкая, называя их не иначе как по имени-отчеству: Пётр Иваныч, Евстолия Ивановна...

Наконец, выставка открылась. К ней подготовились «по-серьёзному»: заново отреставрировали работы, выпустили репринтное издание главного теоретического труда Субботина «О новых системах в искусстве».

Творчество Петра Субботина было показано в экспозиции в контексте бурного послереволюционного времени и коми-пермяцкой культуры. На выставке было множество предметов из этнографической коллекции Коми-Пермяцкого краеведческого музея, основанного героем проекта, и самыми запоминающимися из них были набойные доски, с помощью которых наносился рисунок на ситец для сарафанов. Субботин был ими просто очарован, активно их собирал по деревням, и сейчас музей может похвастать по-настоящему уникальной коллекцией — около 500 экземпляров, и все узоры разные!

Стилистический фон для показа произведений художника создают картины его учеников, а также творчество наивных художников Кудымкара, в первую очередь Ивана Крохалёва, увлечённо живописавшего сельскохозяйственные будни. Его полотно «Разбрасывание навоза» просто покорило Екатерину Дёготь. «Это ж какое надо иметь простодушие!» — восклицала она, водя первые экскурсии по выставке.

Фото: Валерий Заровнянных

Особую широту и историчность экспозиции обеспечивали чудесные исторические фотографии и кинохроника жизни Кудымкара 1920-30 годов. Кроме того, выставка была «говорящей», в ней было много текстов, и не только кураторских: слово получил сам Пётр Субботин. Фразы из его многочисленных писем к родным, друзьям и соратникам были нанесены на красные полотнища исторически достоверным шрифтом и в виде плакатов развешены в залах галереи. Например: «Товарищи! Мы допустили ужасную ошибку! Мы ввели наказания и штрафы в нашей школе! С тёмной несознательной массой всегда нужно бороться убеждением! Нам не нужна вражда, товарищи!»

Ну, чем не революционный призыв?

А что же Леонид Тишков? Он создал графическую серию «Художник Пётр Субботин-Пермяк» — нечто вроде комикса, где запечатлены различные эпизоды из жизни героя выставки, как реальные, так и вымышленные. Среди персонажей альбома — Василий Каменский, Владимир Маяковский, Велимир Хлебников, Анатолий Луначарский... Получился этакий апокриф — нарочито наивное повествование, в котором Субботин выступает апостолом современного искусства. Это уже не реальный человек, а канонизированный персонаж, история которого рассказана в духе народного лубка о святых угодниках.

Получилось, что Субботин показан и с точки зрения его корней, и с точки зрения его идейных наследников. «Двойная оптика», созданная выставкой, поместила фигуру Субботина-Пермяка в точку, откуда его можно рассматривать и с позиций прошлого, и с позиций будущего.

К выставке был издан замечательный альбом-каталог с большой статьёй Екатерины Дёготь, а графическая серия Леонида Тишкова вкладывалась в него отдельной брошюрой. Сегодня понятно, что это издание стало не только прекрасным сувениром для любителей искусства, но и документом, запечатлевшим и сохранившим память о прекрасном проекте. Пожалуй, ничто другое из того, что связано с созданием Пермского края, не осталось в памяти так ярко и так надолго.

Надежда Агишева, руководитель Фонда поддержки культурных проектов «Новая коллекция»:

— Этот проект стал на долгие годы любимым для нас с мужем. Каталог выставки уже раритет, его сложно найти и нет возможности купить. В процессе подготовки выставки удалось встретиться и поработать вместе с замечательными людьми — Екатерина Деготь, Леонид Тишков, Елена Дунина — директор Коми-Пермяцкого краеведческого музея, почти весь коллектив Пермской художественной галереи. Марина Лошак и Мария Салина приняли выставку в Москве, в галерее ПРОУН. Экспертный совет премии «Инновация» решил что «Кудымкор — локомотив будущего» — лучший кураторский проект 2009-го года.

Куратор Екатерина Деготь называла выставку «романом с грустным концом» и заставляла зрителей задуматься о многом. Например почему сегодня мы не живем так, как мечтал Петр Иванович Субботин-Пермяк? Где же это «светлое будущее»? В какой-то момент, а над проектом мы работали почти два года, всем начало казаться что Петр Иванович рядом. Так много открылось о его личности, Леонид Тишков называл его светлым ангелом искусства, который принес могучую яркую радугу на свою родную землю, в село Кудымкор. Интерес к личности Субботина-Пермяка не должен угасать. Сегодня мало таких героев.