X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
21 мая 2019
Фото: Тимур Абасов
8статей

10 августа в нашем городе установили первые мемориальные таблички в рамках акции «Последний адрес». «Звезда» рассказывает истории людей, пострадавших от политических репрессий в годы советской власти.

Последний адрес. Георгий Хрипунов

Эльвина Георгиевна Хрипунова вспоминает последние минуты рядом с отцом: его арестовали, а он шёл и улыбался дочери.

Годы «Большого террора» не пожалели никого — ни простых рабочих людей, ни тех, кто принадлежал к известным фамилиям. Среди последних был и Георгий Васильевич Хрипунов — человек, отдавший жизнь только за то, что переписывался с родственниками из-за границы.

Дом на Большой Ямской, 35 (сегодня у него другой адрес — Пушкина, 15), был построен ещё во второй половине XIX века. Практически сразу он стал одним из центров культурной жизни Перми. Дом принадлежал священнику Павлу Серебрянникову, его арендовало недавно созданное филармоническое общество, первое в городе. Председателем общества, к слову, был известный в те годы певец Александр Дмитриевич Городцов.

Дом на Большой Ямской, 35 (сегодня у него другой адрес — Пушкина, 15), был построен ещё во второй половине XIX века Фото: Тимур Абасов

Потом была революция, Гражданская война. Дом был передан под жильё, но и в 30-е годы прошлого века здесь жили уважаемые люди. Один из них — Георгий Васильевич Хрипунов, потомок известного рода Хрипуновых. Его дед был кавалером четырёх Георгиевских крестов в годы Первой мировой войны, а в годы Гражданской войны — активным участником Белого движения, что, явилось основанием для его ареста и расстрела. А для сыновей и внуков четырёхкратного георгиевского кавалера, среди которых был и Георгий Васильевич, этот факт стал путёвкой в концлагерь.

Георгия Васильевича, впрочем, через несколько лет освободили. Он был выпускником кадетского училища, поэтому его отправили в Пермь, где готовились военные кадры для Красной армии. Хрипунов успешно преподавал в артиллерийском училище до самого его закрытия. Перед арестом работал на строительстве КамГЭС в должности ответственного исполнителя по учёту личного состава.

27 июля 1937 года Георгия Васильевича, которому тогда было 39 лет, арестовали во второй раз. Его дочь Эльвина Георгиевна до сих пор помнит тот злополучный день, хотя ей было всего три года. Она рассказывает, что в дом вошли какие-то люди и закрылись в одной из комнат вместе с её матерью и отцом. Дверь была заперта неплотно, и маленькая Эльвина стала подглядывать в щёлочку за происходящим. Пришедшие долго говорили с Георгием Васильевичем, а потом встали и направились к выходу, отец пошёл за ними.

Эльвина Георгиевна Хрипунова, дочь Георгия Хрипунова:

Открылась дверь, вышел человек в военной форме, за ним — мой отец. Он вышел почему-то с руками назад. Я прижалась к стене. Отец шёл всё боком, боком... Наверное, чтобы подольше видеть меня. Шёл и улыбался, как будто что-то говорил мне. Я до сих пор вижу эту улыбку, он мне её посылал — последнюю. И всё.

Георгия Васильевича увели. Его шаги смолкли. Больше Эльвина Георгиевна своего отца не видела.

Эльвина Георгиевна Хрипунова вспоминает последние минуты рядом с отцом: его арестовали, а он шёл и улыбался дочери. Фото: Тимур Абасов

«Тройка» при Управлении НКВД по Свердловской области приговорила Георгия Васильевича к высшей мере наказания за «антисоветскую деятельность» 13 сентября 1937 года. Приговор был приведён в исполнение 14 сентября 1937 года в Свердловске. По материалам архивно-следственного дела Георгия Васильевича расстреляли только за то, что он переписывался с родственниками, которые жили за границей.

Фото: Тимур Абасов

И лишь через пятьдесят с лишним лет, 19 июня 1989 года, Георгий Васильевич Хрипунов был посмертно реабилитирован прокуратурой Свердловской области за отсутствием состава преступления.